Дом в Лос-Анджелесе по проекту Мартина Лоренс-Булларда

Найти приличный дом в Лос-Анджелесе почти невозможно. Так, во всяком случае, утверждают пожилые супруги, решившие поселиться в этом городе после выхода на пенсию: “Мы потратили на поиски жилья целый год. За это время посмотрели множество домов, и все они были ужасны – либо слишком вычурные, либо, наоборот, абсолютно невыразительные”. 

Комната для завтраков. У барной стойки — разномастные деревянные табуреты. На стене — литографии 1812 года Джорджа Букшоу. Голландские напольные часы XVIII века. Ковер-обюссон XIX столетия.

Комната для завтраков. У барной стойки — разномастные деревянные табуреты. На стене — литографии 1812 года Джорджа Букшоу. Голландские напольные часы XVIII века. Ковер-обюссон XIX столетия.

Наконец по наводке родственников им посчастливилось приобрести особняк, построенный в 1990-х годах архитектором Харольдом Левиттом.

Гостиную и столовую разделяют складные португальские двери. У обеденного стола стулья в замшевой обивке, Ralph Lauren Home. На стене два полотна Жана Эдуара Вюйара под общим названием “Саша Гитри за кулисами театра”.

Гостиную и столовую разделяют складные португальские двери. У обеденного стола стулья в замшевой обивке, Ralph Lauren Home. На стене два полотна Жана Эдуара Вюйара под общим названием “Саша Гитри за кулисами театра”.

Дом был в отличном состоянии. Новые владельцы намеревались расставить в нем антикварную мебель из коллекции, которую собирали много лет, да и зажить себе тихо и счастливо. Но не тут-то было. “У нас еще никогда не было дома с такими высокими потолками и большими комнатами, – рассказывает хозяйка. – Наши вещи просто потерялись в этом пространстве и казались карликами, заблудившимися в стране великанов”. 

Фрагмент гостиной. В антикварном шкафу собрана коллекция<br />
керамики “с человеческим лицом”.

Фрагмент гостиной. В антикварном шкафу собрана коллекция
керамики “с человеческим лицом”.

Супруги зашли в тупик и хотели было пойти по пути наименьшего сопротивления – обставить современный дом такими же современными дизайнерскими объектами. Но не успели – очень кстати они познакомились с дизайнерами Мартином Лоренс-Буллардом и Трипом Хэнишем, которые в тот момент оформляли коттедж по соседству.

В домашнем офисе — бюро и стул в стиле бидермейер. Фотографии Херба Ритца, Дэмиена Херста, Ричарда Аведона и Эдварда Штайхена.

В домашнем офисе — бюро и стул в стиле бидермейер. Фотографии Херба Ритца, Дэмиена Херста, Ричарда Аведона и Эдварда Штайхена.

“Поначалу требования заказчиков были самыми скромными – они просто попросили помочь им расставить мебель в гостиной”, – вспоминает Мартин. Но шаг за шагом проект охватил весь дом. Дизайнеры решили, что первоначальная идея хозяев – “поженить” современную архитектуру и антиквариат – вполне реалистична. Для этого лишь требовалось слегка видоизменить сам дом. “Мы задумали сделать здесь эдакую смесь итальянской виллы XVIII века и португальского загородного особняка”, – рассказывает Мартин. 

Французская дверь XVIII века кажется повисшей в воздухе. Эта сюрреалистическая композиция — работа архитектора Левитта.

Французская дверь XVIII века кажется повисшей в воздухе. Эта сюрреалистическая композиция — работа архитектора Левитта.

Для начала дизайнеры покрыли стены венецианской штукатуркой, расширили дверные проемы и заменили минималистские камины антикварными французскими. Затем вместе с заказчиками предприняли несколько рейдов по антикварным аукционам Парижа и Лондона. А также познакомили их с парижским арт-дилером Патрисией Маршалл, при посредничестве которой в доме появились несколько работ музейного уровня: “Берег, поросший ивами” Камиля Писсарро, картина из “голубого” периода Пикассо и пара полотен Жана Эдуара Вюйара. Коллекция раритетов пополнилась еще и вещами с историей: зеркалами, принадлежавшими светской красавице Бейб Палей, и подушками декоратора Тони Дюкетта.

На окнах спальни вместо штор дизайнеры повесили шали с “огурцами” XIX века. Этот рисунок повторяется на обивке кресла, подушках и покрывалах. Зеркала XVII века в рамах из оливкового дерева прежде принадлежали Бейб Палей.

На окнах спальни вместо штор дизайнеры повесили шали с “огурцами” XIX века. Этот рисунок повторяется на обивке кресла, подушках и покрывалах. Зеркала XVII века в рамах из оливкового дерева прежде принадлежали Бейб Палей.

Теперь все хлопоты позади, и у хозяев наконец-то есть возможность расслабиться. Они чаевничают в саду у бассейна, дремлют с книжкой у камина, по выходным привечают сына с внуками, а раз в месяц собирают у себя многочисленных друзей. 

Ванная хозяев. В зеркале отражаются гравюры, купленные при посредничестве арт-дилера Патрисии Маршалл.

Ванная хозяев. В зеркале отражаются гравюры, купленные при посредничестве арт-дилера Патрисии Маршалл.

Но за этим мирным фасадом по-прежнему кипят нешуточные дизайнерские страсти. Закончив оформление особняка в Лос-Анджелесе, хозяева тут же купили дом в Малибу и теперь доводят его до ума. Разумеется, с помощью Мартина и Трипа.

Дом окружает стена, увитая диким виноградом. “Требуются годы, чтобы растения так разрослись, — говорят дизайнеры. — Но нашим заказчикам повезло, они получили зеленые насаждения в наследство от прежних хозяев”.

Дом окружает стена, увитая диким виноградом. “Требуются годы, чтобы растения так разрослись, — говорят дизайнеры. — Но нашим заказчикам повезло, они получили зеленые насаждения в наследство от прежних хозяев”.

Текст: Питер Халдеман

Фото: ТИМ СТРИТ-ПОРТЕР
опубликовано в журнале №9 (66) сентябрь 2008

Комментарии