В гостях у актера Нила Патрика Харриса

Звезда сериала “Как я встретил вашу маму” Нил Патрик Харрис показал нам интерьеры дома в Нью-Йорке, где он живет со своей семьей.

Гостиная. Люстра по дизайну Джона­тана Адлера. Диваны, Room & Board. Кресло по дизайну Powell & Bonnell, Dennis Miller Associates. Раздвижные столики, Arterios. Коктейльный столик по дизайну Трейса Ленхоффа. Картины на стенах — работы Брайана Уиллиса (над камином), Ноа Дэвис и Энни Лапин. Ковер, ABC Carpet & Home.

Прошлый, 2014 год был для Харриса очень насыщенным. Он закончил сниматься в сериале “Как я встретил вашу маму”. Он был назначен ведущим церемонии “Оскар” (которую благополучно провел весной 2015-го). Он получил “Тони” за участие в бродвейском мюзикле Hedwig and the Angry Inch. А еще они с мужем, актером Дэвидом Барткой, переехали в новый дом. И не просто в новый дом – в новый город: перебрались из Лос-Анджелеса в Нью-Йорк.

Нил Патрик Харрис и его муж Дэвид Бартка в гостиной дома в Нью-Йорке, где они живут со своими детьми — четырехлетними близнецами Гидеоном и Хелен, а также с собаками Уотсоном и Фредом (на фото). Ковер по дизайну Пола Смита, The Rug Company.

На самом деле Нью-Йорк для них город не новый – в Лос-Анджелес поехали, когда Харрис получил роль сердцееда Барни в “Как я встретил вашу маму”. “Я был уверен, что шоу провалится и мы скоро вернемся домой”, – вспоминает Харрис. Однако сериал оказался хитом, шел девять сезонов, и Харрис с семьей остались в Калифорнии на десять лет. Однако они упорно держались за свою квартиру в Гарлеме, даже сдавать не стали.

Музыкальная комната. Стены обтянуты тканью, Donghia. Механическое пианино, Yamaha. Кушетка, Bohème Atelier. Картина Энни Лапин.

Когда пришло время искать новое жилье (после появления близнецов Гидеона и Хелен четыре года назад стало ясно, что квартира будет тесновата), Харрис и Бартка рассматривали много районов, но в результате остались в Гарлеме: им понравился пятиэтажный таунхаус XIX века. В нем нужно было сделать серьезный ремонт, но “характер” у дома был отличный. 

Музыкальная комната. Барная стойка переехала из снесенного отеля в Коннектикуте. Люстра из велосипедных цепей сделана по дизайну Каролины ­Фонтуры Альзаги. На стенах картины Эда Рушея, Ахмеда Альсудани и Франчески Габбиани.

До покупки здания актерами здесь располагался небольшой отель, и главными задачами архитектора Джеффри Поверо и дизайнера Трейса Ленхоффа было придать интерьеру жилой вид и атмосферу. Серьезной переделке подверглась кухня – Бартка учился когда-то на повара и готовит много и с удовольствием. 

Кабинет Харриса. На стенах, оклеенных обоями, Andrew Martin, висят плакаты магических шоу, которые Харрис обожает и часто продюсирует.

Затем Харрис очень любит принимать гостей, так что стояла необходимость устроить большую комнату для вечеринок. В этой комнате поставили барную стойку, “спасенную” из снесенного отеля в Коннектикуте. Здесь же висит любимая вещь Харриса – люстра из велосипедных цепей. “Мне дико нравится контраст – она сделана из таких грубых штук, но такая элегантная и висит в таком семейном доме!”

Холл первого этажа. Винтажная люстра, Venini.

В доме довольно много современной живописи – хозяева ее с энтузиазмом коллекционируют. Но куда больше места и значения имеют разные глупости, которые собирает Харрис, например предметы, связанные с фокусами и цирком, которым он очень увлечен. “Я – продукт эстетики мультфильмов о Скуби-Ду: тайные комнаты, живые портреты и другие веселые ужасы”, – говорит Харрис, в кабинет к которому можно попасть, нажав на глаз фокусника на винтажном постере, маскирующем потайную дверь.

Спальня. Обои, Calico. Кровать сделана на заказ и обтянута тканью, Rose Tarlow. Люстра, Jason Miller.

Естественно, детям в таком доме живется очень весело. По вечерам родители читают им книжки в окружении цирковых сувениров. “Потом мы их укладываем и говорим: “Надо посмотреть кино!” Но засыпаем в креслах еще на титрах”, – смеется Харрис. 

Спальня сына Гидеона. На стене литография из комикса “Флэш Гордон”. Кровать, RH. Кресло, Vilac. Ковер, Safavieh.

Дети вообще оказались главным фактором, повлиявшим на дизайн. “Я эмоционален и импульсивно покупаю симпатичные вещи”, – говорит Бартка. “А я строг и практичен, – бурчит Харрис. – В доме, где дети рисуют на стенах, не должно быть ничего лишнего. А то, что есть ценного и нужного, приходится располагать в верхней части стен – там, куда ребята не дотянутся!”

Ванная. Фурнитура и ванна, Kallisto. Плитка, Ann Sacks.

Фото: WILLIAM WALDRON
опубликовано в журнале №10 (144) Октябрь 2015

читайте также

Комментарии