Квартира в центре Москвы, 330 м²

Декоратор Мария Невская

Из чего растут стихи, мы знаем. Мысль декоратора тоже идет прихотливыми тропами. И точкой отсчета здесь может стать всё что угодно – даже фасадный декор. Именно такая история произошла недавно с Марией Невской. Квартира, которую дизайнер оформила для владелицы компании “Русмода” Оксаны Лаврентьевой, расположена в жилом комплексе, построенном по проекту Сергея Чобана. Три разноэтажных корпуса этого лаконичного по архитектуре клубного особняка густо украшены каменной резьбой. 

Гостиная и столовая зоны. Диван и кушетка, Promemoria, в обивке тканями Loro Piana; кресла, Holly Hunt; придиванный столик, Christian Liaigre; ковер по дизайну Яна Ката, Kovër Büro. Настольную лампу (у окна) купили в шоу-руме “Геометрия”; низкий торшер, Stéphane Davidts. Антикварный металлический журнальный столик “по мотивам” Эйфелевой башни и два антикварных восточных барабана привезли из Парижа. Резную дубовую дверь делали в Москве по рисункам Марии Нев­ской; бронзовые ручки, Xavier Lebee. На окнах — карнизы, Bradley, и шторы из ткани Loro Piana. На диване, креслах и кушетках — подушки из тканей Loro Piana, Holland & Sherry, de Le Cuona.

Гостиная и столовая зоны. Диван и кушетка, Promemoria, в обивке тканями Loro Piana; кресла, Holly Hunt; придиванный столик, Christian Liaigre; ковер по дизайну Яна Ката, Kovër Büro. Настольную лампу (у окна) купили в шоу-руме “Геометрия”; низкий торшер, Stéphane Davidts. Антикварный металлический журнальный столик “по мотивам” Эйфелевой башни и два антикварных восточных барабана привезли из Парижа. Резную дубовую дверь делали в Москве по рисункам Марии Нев­ской; бронзовые ручки, Xavier Lebee. На окнах — карнизы, Bradley, и шторы из ткани Loro Piana. На диване, креслах и кушетках — подушки из тканей Loro Piana, Holland & Sherry, de Le Cuona.

“Очень интересный дом, – говорит Мария, – и очень красивый. Смотришь на строгие линии и филигранный орнамент его фасадов, и хочется за эту тему зацепиться, продолжить ее в интерьере – совместить минималистичную, но сложную в деталях отделку, дорогие материалы, простые формы мебели, добавить восточных акцентов. Мы специально купили несколько азиатских вещей: узорчатые табуреты и сундук, лаковые ширмы, расписные панно. И, разрабатывая рисунок резной двери в гостиной, я старалась придать ему восточное настроение”.

Зона столовой. Стол, Holly Hunt; стулья, Promemoria, обтянуты по эскизам Марии Невской тканями Loro Piana и de Le Cuona; винтажные люстры купили на блошином рынке в Париже; прожекторы, Modular; керамический вазон и картину заказывали специально для этого проекта у французской художницы Клер Баслер. Полы выполнены из антикварных американских дубовых обшивочных досок разной ширины и длины, Sturdy Design.

Зона столовой. Стол, Holly Hunt; стулья, Promemoria, обтянуты по эскизам Марии Невской тканями Loro Piana и de Le Cuona; винтажные люстры купили на блошином рынке в Париже; прожекторы, Modular; керамический вазон и картину заказывали специально для этого проекта у французской художницы Клер Баслер. Полы выполнены из антикварных американских дубовых обшивочных досок разной ширины и длины, Sturdy Design.

Удачным пространство квартиры Мария считает и с функциональной точки зрения. Многочисленные большие окна, выходящие на три стороны, удобно разнесенные стояки позволили ей даже перевыполнить техзадание по планировке – найти место для кабинета и дополнительного санузла.

Квартира в центре Москвы, 330 м²

Так что на площади 330 квадратных метров теперь разместились четыре спальни (хозяйская, две детские и гостевая), большая гардеробная, три ванные комнаты, гостиная с зоной столовой, кухня и большой входной холл с гостевым санузлом, постирочной и шкафной.

Главная спальня. Кровать и банкетка, Promemoria; прикроватные тумбочки, Baker; стеллажи сделаны на заказ по эскизам Марии Невской в столярной мастерской “Квинтон”; настольные лампы, Porta Romana; встроенные светильники, Modular; текстиль на кровати — из тканей Holland & Sherry, Loro Piana; ковер, Limited Edition; шторы, ткань Dedar; шелковые обои с ручной росписью и ручной вышивкой, Fromental.

Главная спальня. Кровать и банкетка, Promemoria; прикроватные тумбочки, Baker; стеллажи сделаны на заказ по эскизам Марии Невской в столярной мастерской “Квинтон”; настольные лампы, Porta Romana; встроенные светильники, Modular; текстиль на кровати — из тканей Holland & Sherry, Loro Piana; ковер, Limited Edition; шторы, ткань Dedar; шелковые обои с ручной росписью и ручной вышивкой, Fromental.

В плане заложен принцип кругового обхода, всё движение здесь идет на дневной свет: попадая в любую из жилых комнат, ты всегда видишь окно, есть оно и в гардеробной. Кухня является границей общественной и приватной зон, от гостиной-столовой ее отделяют две раздвижные перегородки, выкрашенные в цвет стен. “Мягкая мебель не должна пахнуть едой”, – комментирует дизайнер.

Спальня дочери. Кровать, Treca de Paris; покрывало, Loro Piana; плед, Etro Home; ковер, Alpujarreña; шторы, Création Baumann: римские шторы из ткани Holland & Sherry.

Спальня дочери. Кровать, Treca de Paris; покрывало, Loro Piana; плед, Etro Home; ковер, Alpujarreña; шторы, Création Baumann: римские шторы из ткани Holland & Sherry.

Это не первый объект, который она делает для своей заказчицы. Был еще бутик принадлежащего Лаврентьевой бренда “Александр Терехов”. И, кстати, тоже оформленный в минималистском ключе. Мария с удовольствием использует элементы этого стиля в своих работах (впрочем, в классике она чувствует себя не менее свободно). Минимализм скуп на декоративные детали, зато предполагает тонкие переходы фактур. Этот прием позволяет и создавать большие монохромные плоскости, и разнообразить их.

Квартира в центре Москвы, 330 м²

В квартире Оксаны дизайнер добивалась незаметного глазу соединения каменных слэбов на стенах ванных и в облицовке каминов, а также отсутствия каких бы то ни было зазоров и перепадов высот в местах стыковки поверхностей, отделанных различными, но близкими по цвету материалами – камнем и краской, тканями и деревом. Даже плинтусы там уложены заподлицо со стенами. Еще один важный момент – это сложный свет. Система прожекторов помогла расставить нужные акценты на вещах и фактурах.

Фрагмент гардеробной. Система хранения, Porro; марокканский кожаный сундук, отделанный позолоченными заклепками, XVII век, куплен в Париже; картина, “Интерьеры махараджей”.

Фрагмент гардеробной. Система хранения, Porro; марокканский кожаный сундук, отделанный позолоченными заклепками, XVII век, куплен в Париже; картина, “Интерьеры махараджей”.

В обстановке предпочтение было отдано крупным предметам. Многое делалось специально либо “редактировалось” под проект. Вся мягкая мебель обтягивалась по эскизам Марии, она же придумала шкаф для аудиовидеосистемы, совмещенный с биокамином, и двупольную резную дверь. А керамические вазоны и большое живописное полотно, вывешенное в гостиной, заказывали у французской художницы Клер Баслер. И, конечно, не забудем вид из окон на густую каменную вязь стен соседнего корпуса.

Квартира в центре Москвы, 330 м²

Квартира в центре Москвы, 330 м²

Квартира в центре Москвы, 330 м²

Квартира в центре Москвы, 330 м²

Фрагмент кухни. Портреты (неизвестный автор, Швеция) и восточные панно нашли на блошином рынке в Париже. Кухня, Minotti Cucine.

Фрагмент кухни. Портреты (неизвестный автор, Швеция) и восточные панно нашли на блошином рынке в Париже. Кухня, Minotti Cucine.

Текст: Рита Зотова
Стилист и продюсер: Наталья Онуфрейчук

Фото: Андреа Мартирадонна
опубликовано в журнале №10 (144) Октябрь 2015

Комментарии