Фермерский дом в Италии

Архитектор Марко Костанци, его жена Франческа и сын Лодовико

Архитектор Марко Костанци и его жена Франческа очень хотели обзавестись домом в Апулии, на юге Италии. Они даже однажды отправились в этот район путешествовать, прихватив с собой сына Лодовико. Семейство колесило по дорогам среди кажущихся игрушечными домишек трулло, мечтая, что вот-вот покажется очередная конусовидная крыша с растяжкой “Продается”. Но вместо этого из-за поворота появился старичок на “фиате” и врезался в них. Полусерьезно Марко предложил пожилому итальянцу уладить инцидент следующим образом: они забывают об аварии, если виновник продаст им свой дом (он жил как раз в трулло). Но дедуля-фермер не собирался расставаться с жилищем и предложил туристам по бокалу вина и свою помощь. “На следующий день уже на его машине мы ездили и изучали недвижимость, выставленную на продажу. В его автомобиле мы по крайней мере были в большей безопасности”, – смеется архитектор.

Вход в дом. Эта зона освещается свечами. Подсвечники для них сконструированы таким образом, чтобы их можно было прятать в щели среди камней.

Вход в дом. Эта зона освещается свечами. Подсвечники для них сконструированы таким образом, чтобы их можно было прятать в щели среди камней.

Ничто не радовало семейство Костанци, но в конце дня они заметили постройку на соседнем фермерском участке. “Сначала мне показалось, что это видение. Так всегда бывает, когда мечта неожиданно становится явью, – вспоминает Марко. – Это, конечно, были развалины, но такие душевные! А окружали их оливковые деревья – сто девять штук, как мы потом подсчитали. Это была сказка!” 

В доме не так уж много источников света, один из них — камин. Остатки стен теперь служат основаниями для диванов. Кожаное кресло — практически единственный предмет мебели, который можно свободно переставлять. Табурет, стоящий у камина, смастерил сосед-фермер.

В доме не так уж много источников света, один из них — камин. Остатки стен теперь служат основаниями для диванов. Кожаное кресло — практически единственный предмет мебели, который можно свободно переставлять. Табурет, стоящий у камина, смастерил сосед-фермер.

В итоге семейство купило не “пряничный домик” с конусовидной крышей, а каменный сарай, который, в общем-то, тоже является исторической постройкой.

Кухня. Вдоль стены сконструированы шкафы из вторично переработанной древесины.

Кухня. Вдоль стены сконструированы шкафы из вторично переработанной древесины.

И вот начались реставрационные и ремонтные работы. В первую очередь стены сделали тоньше. “Метровая кладка нужна для сохранения прохлады в помещении, но зато съедает много места”, – говорит Марко. Добытые сантиметры позволили оборудовать кухню, а также сконструировать шкафы на всем протяжении от кухни к ванной и кладовой. Для дверей использовали доски столешницы, на которой местные каменщики пилили мрамор. 

Деревянные вазы были куплены на барахолке. В них хранятся трости и палки, вынесенные волнами на пляж. В нише — коллекция ракушек, найденных там же.

Деревянные вазы были куплены на барахолке. В них хранятся трости и палки, вынесенные волнами на пляж. В нише — коллекция ракушек, найденных там же.

Большая комната на первом этаже служит гостиной, столовой и по ночам спальней сыну. Родители почивают на антресолях, куда ведет лестница из дерева и металла – единственная современная деталь интерьера.

Лестница, ведущая на антресоль, используется как стеллаж для книг. Наверху — спальня супругов. Ее обстановка лаконична: матрас, винтажная лампа 1960‑х годов и москитная сетка.

Лестница, ведущая на антресоль, используется как стеллаж для книг. Наверху — спальня супругов. Ее обстановка лаконична: матрас, винтажная лампа 1960‑х годов и москитная сетка.

Супруги не стали особо декорировать комнаты. “Мне кажется, очень часто люди украшают то, что красиво само по себе, – говорит Франческа. – У нашего дома вековая история, так пусть ее рассказывают стены”. 

Гостевая спальня, в которой есть своя ванная комната и гардероб, скрытый за льняной занавеской. Табуреты сделаны соседом-фермером.

Гостевая спальня, в которой есть своя ванная комната и гардероб, скрытый за льняной занавеской. Табуреты сделаны соседом-фермером.

Практически всю мебель хозяева купили на блошиных рынках, а в качестве текстиля использовали винтажный французский лен. Аксессуары принесли прямиком с пляжа: ракушки, прибитые к берегу дощечки, гальку. Есть, правда, пара звезд с лампочками. “С такими местные жители ходят в процессиях во время праздников, – говорит Марко, – они отлично вписались в нашу обстановку”.

В хозяйской ванной комнате лестница служит полотенцесушителем, а каменная чаша — раковиной. Туалетные принадлежности хранятся в плетеных корзинах.

В хозяйской ванной комнате лестница служит полотенцесушителем, а каменная чаша — раковиной. Туалетные принадлежности хранятся в плетеных корзинах.

Кажется, что дом почти пустой и ничего сложного в планировке нет, но на согласование переделок ушло почти два года. Столько же времени ждет ремонта калитка. “Когда-нибудь кузнец до нас все-таки дойдет, – пожимает плечами архитектор. – Я бы хотел, чтобы все делалось быстрее, но здесь, на юге, люди никуда не торопятся”.

Небольшая уличная гостиная, примыкающая к гостевой спальной комнате.

Небольшая уличная гостиная, примыкающая к гостевой спальной комнате.

Фермер, по вине которого Костанци застряли в Апулии, теперь лучший друг семьи. Он с женой часто заходит в гости с корзиной домашних яиц, свертком козьего сыра или с пустыми руками – просто поболтать. А поговорить есть о чем, ведь помимо дома Марко и Франческа стали владельцами оливковой рощи, которая каждый октябрь приносит хороший урожай.

Уличная столовая под оливковыми деревьями. Стол из бетона спроектирован хозяином дома. За ним на большие застолья собираются хозяева и соседи в сезон сбора оливок.

Уличная столовая под оливковыми деревьями. Стол из бетона спроектирован хозяином дома. За ним на большие застолья собираются хозяева и соседи в сезон сбора оливок.

Текст и продюсирование: Мартина Ханглингер

Фото: мэдс могенсен
опубликовано в журнале №10 (144) Октябрь 2015

Комментарии