Дом декоратора в Брюсселе

Жан-Жака Эрви иногда называют серым кардиналом бельгийского дизайна – настолько велико его могущество и влияние в профессии. Самому ему в этом прозвище не нравится слово “серый”: ничего серого и скучного в его интерьерах нет. Наоборот, Эрви всегда славился своими способностями колориста и умением составлять интерьерные композиции на тончайших переходах цвета.

Гостиная. Над камином каменная голова эпохи кхмеров. Справа диск работы японского художника Сигараки и комод эпохи Людовика XIV. Рояль 1930-х годов.

Гостиная. Над камином каменная голова эпохи кхмеров. Справа диск работы японского художника Сигараки и комод эпохи Людовика XIV. Рояль 1930-х годов.

Он родился во французском Кастре, учился в Академии изящных искусств в Брюсселе и начал работать ассистентом у знаменитых парижских торговцев антиквариатом Дидье Аарона и Алена Демаши. В 1970 году он открыл собственную декораторскую контору со штаб-квартирой в центре Брюсселя. 

Гостиная. На стене фотография Vanitas работы Рене Стоэлти (2010). Диван винтажный, 1930-х годов. Столик справа по дизайну Эрви, в центре — Ясухиро Сито. Кресла работы Этторе Дзаккари.

Гостиная. На стене фотография Vanitas работы Рене Стоэлти (2010). Диван винтажный, 1930-х годов. Столик справа по дизайну Эрви, в центре — Ясухиро Сито. Кресла работы Этторе Дзаккари.

Клиентуру его иначе как блестящей не назовешь: в списках значатся, к примеру, король Марокко Мохаммед VI, покойный Ив Сен-Лоран и основатель шоколадной империи Ferrero Микеле Ферреро.

Столовая. Вокруг стола английские стулья эпохи Регентства. Люстра в нео­готическом стиле — пара к той, что висит в холле второго этажа.

Столовая. Вокруг стола английские стулья эпохи Регентства. Люстра в нео­готическом стиле — пара к той, что висит в холле второго этажа.

Эрви – человек, создавший так много интерьеров для сильных мира сего и в процессе неплохо повидавший этот самый мир. Естественно, от его собственного интерьера тоже ждешь чего-то необыкновенного. И он не разочаровывает. Эрви живет в особняке середины XIX века на окраине Брюсселя, в совершенно очаровательном районе. 

В прихожей на стене обои в стиле гризайль, Dufour, с сюжетом о любви Амура и Психеи. Банкетка работы Этторе Дзаккети, Италия (1904).

В прихожей на стене обои в стиле гризайль, Dufour, с сюжетом о любви Амура и Психеи. Банкетка работы Этторе Дзаккети, Италия (1904).

Хотя хозяин дома и отказывается признавать себя коллекционером, лаконичной обстановку особняка не назовешь. За последние сорок лет Эрви накопил множество разнородных, но невероятных по качеству произведений живописи, скульптуры и прикладного искусства. Например, прямо при входе в дом у него стоит гигантская стопа в римском стиле, работа Адриано де Анджелиса, а находящаяся выше этажом гостиная битком набита разными редкостями.

Прихожая. На сундуке XVII века стоит копия античной головы Медузы. Зеркало работы бельгийского дизайнера Мишеля Мартенса.

Прихожая. На сундуке XVII века стоит копия античной головы Медузы. Зеркало работы бельгийского дизайнера Мишеля Мартенса.

При изучении сокровищ, которые таятся в доме Эрви, глаза разбегаются – не знаешь, что и выбрать. Вот монументальная скульптура польского мастера ар-нуво Болеслава Бегаса. Вот впечатляющая фотография работы Рене Стоэлти Vanitas. Вот огромная монохромная картина американца Ричарда Пульезе – но рядом-то геометрическая композиция авторства великого Виктора Вазарели! 

Перила лестницы выкрашены в белый цвет. Гигантская “римская” ступня сделана скульптором Адриано де Анджелисом из синтетической смолы. Фотография головы Юноны — работа Рене Стоэлти.

Перила лестницы выкрашены в белый цвет. Гигантская “римская” ступня сделана скульптором Адриано де Анджелисом из синтетической смолы. Фотография головы Юноны — работа Рене Стоэлти.

Среди мебели тоже нет ни одного “проходного” предмета: тут стол по дизайну Ксавье Люста, там стул в стиле Венского сецессиона и скамейка 1904 года работы знаменитого итальянского мебельщика Этторе Дзаккари. Куда ни глянь, всюду что-нибудь грандиозное – картина, статуя, предмет антиквариата. И все эти яркие (если не по цвету, то по значению) дизайнерские акценты расположены на фоне благородных, сдержанных по цвету стен. Сдержанных – но не однообразных. 

Вид вниз со второго этажа. На площадке лестницы стоит стул эпохи Венского сецессиона.

Вид вниз со второго этажа. На площадке лестницы стоит стул эпохи Венского сецессиона.

В колорите дома Эрви имеются оттенки яичной скорлупы, слоновой кости, сливок – все это разные оттенки белого, как вы понимаете. Кроме того, в наличии цвет глазированного каштана (marron glacé), лиловый, шоколадный, бежевый (два последних – в основном среди обивочных тканей). Ни тени серого, заметьте. 

Холл второго этажа. Комод 1930-х годов. Стол по дизайну Ксавье Люста. Ваза 1970-х годов, муранское стекло. На стене картина Ричарда Пульезе. Антикварная люстра в неоготическом стиле.

Холл второго этажа. Комод 1930-х годов. Стол по дизайну Ксавье Люста. Ваза 1970-х годов, муранское стекло. На стене картина Ричарда Пульезе. Антикварная люстра в неоготическом стиле.

И все эти колористические изыски оттеняются тусклым блеском серебра люстры в неоготическом стиле, благородным черным лаком концертного рояля 1930-х годов (это семейная реликвия Эрви) и контрастным сочетанием черного дерева и золота на английских стульях эпохи Регентства в столовой. 

В спальне стоит английская кровать 1920-х годов, над ней картина Виктора Вазарели (1970-е).

В спальне стоит английская кровать 1920-х годов, над ней картина Виктора Вазарели (1970-е).

Каждый предмет мебели, каждая подушка, каждая статуэтка – любая мелочь в этом сложносочиненном интерьере похожа на мазок на живописном полотне: все они дополняют друг друга и складываются в единое, неповторимое целое. Что, в общем, и не удивительно: в юности, еще до того, как соображения практичности заставили Эрви заниматься декором, он собирался стать художником. И на самом деле стал им, просто пишет он свои полотна не маслом или темперой, а мебелью, тканями, светом и тенями.

Ванная. На полке коллекция винтажных парфюмерных флаконов. На стене работа греческого художника Павлоса.

Ванная. На полке коллекция винтажных парфюмерных флаконов. На стене работа греческого художника Павлоса.

Текст: Барбара Стоэлти

Фото: рене стоэлти
опубликовано в журнале №10 (144) Октябрь 2015

Комментарии