Эклектичная квартира в Москве

Дизайнер Кира Чувелёва

Редизайн интерьера квартиры, расположенной в жилом комплексе в районе станции метро “Аэропорт”, выполнен дизайнером Кирой Чувелёвой, которую хозяева пригласили, увидев ее предыдущую работу, опубликованную в журнале AD.

Предыдущий ремонт был сделан в квартире десять лет назад, и, несмотря на его высокое качество, устарел морально. “Я до сих пор признательна своим клиентам за то, что они пошли на риск, и мы внесли некоторые изменения в конструктив”, – признается Кира. 

Рядом с эркером установлен обеденный стол Tonin Casa Wave, над ним прикреплена люстра Luci italiane Gadora. Вишневые кресла – Veneta Sedie, стулья – Cattelan Susanna.

Рядом с эркером установлен обеденный стол Tonin Casa Wave, над ним прикреплена люстра Luci italiane Gadora. Вишневые кресла – Veneta Sedie, стулья – Cattelan Susanna.

В квартире по ее настоянию были выпрямлены скошенные углы, что придало кабинету, спальне и гостиной правильную форму. В гостиной – демонтирован сложный потолок и сделаны две ниши для вечерней подсветки, а между прихожей и коридором – установлен небольшой простенок.

Рядом с журнальным столом Fiam Italia в гостиной стоит низкое кресло Porada Lenie в обивке Zoffany. Ковер с состаренной поверхностью приобретен на выставке в Вероне.

Рядом с журнальным столом Fiam Italia в гостиной стоит низкое кресло Porada Lenie в обивке Zoffany. Ковер с состаренной поверхностью приобретен на выставке в Вероне.

Отправной точкой концепции дизайна стал образ, который является источником вдохновения самой хозяйки квартиры: воображаемый портрет молодой жительницы Милана, в джинсах и белоснежной рубашке, которая любит кататься по городу на велосипеде. “Задача была создать то, что я назвала бы “женственный минимализм”, немного разбавив его классическими мотивами”, – говорит Кира.

Одна из стен кабинета сделана зеркальной, что позволило создать иллюзию дополнительного объема. Рабочий стол выполнен по эскизам дизайнера.

Одна из стен кабинета сделана зеркальной, что позволило создать иллюзию дополнительного объема. Рабочий стол выполнен по эскизам дизайнера.

Развитие истории героини начинается с прихожей, где поставлены огромные шкафы и зеркало от Longhi, напоминающие витрины магазинов в центре Милана. Стены, выложенные плитами из мрамора, вторят отделке фасадов в центре города.

Репродукция картины Сандро Боттичелли “Мадонна Магнификат” в коридоре привезена дизайнером из Италии. Бра-свечи – Linea Beta от Ron Gilad для Flos.

Репродукция картины Сандро Боттичелли “Мадонна Магнификат” в коридоре привезена дизайнером из Италии. Бра-свечи – Linea Beta от Ron Gilad для Flos.

Коридор было решено обыграть, опираясь на образ Миланского собора, чему поспособствовали витражи, свечи-бра Flos и книжный стеллаж Arketipo. Визуально увеличить пространство, создав при этом иллюзию мерцания света, позволила отделка глянцевыми панелями оттенка “фиолетовый антрацит”.

В отделке стен кухни использован ягодный оттенок, составивший колоритную пару с деревянными поверхностями. Стулья Jose от Emile Marqu, скатерть ручной работы от Emile Marqu.

В отделке стен кухни использован ягодный оттенок, составивший колоритную пару с деревянными поверхностями. Стулья Jose от Emile Marqu, скатерть ручной работы от Emile Marqu.

Гостиная выдержана в духе побережья Ионического моря, где разводят устриц. “У меня как раз была одна раковина и все фактуры и оттенки подбирались исходя из ее цветовой гаммы: жемчужно-перламутровой внутри и пепельно-серой снаружи”, – рассказывает Кира. В образ отлично вписался и заранее купленный хозяевами диван CTSSalotti Open со слегка грубоватым плетением ткани.

Потолочный светильник Moonjelly в кабинете хозяина выполнен из японской бумаги немецкой дизайнерской компанией Limpalux. Стены отделаны обоями Elitis Memoires.

Потолочный светильник Moonjelly в кабинете хозяина выполнен из японской бумаги немецкой дизайнерской компанией Limpalux. Стены отделаны обоями Elitis Memoires.

Рассказ в спальне посвящен свиданию двух любящих людей. “Цвета подбирались обволакивающие, теплые, в котором натуральная красота человеческого тела выглядит выигрышно”, – говорит Кира. При этом фото старинного европейского особняка над кроватью обыгрывается на контрасте с современным светильником, что создает иллюзию связи времен.

Люстра Vertigo, Constance Guisset напоминает женскую шляпку. Изголовье кровати выполнено по эскизам Киры Чувелёвой. Стены отделаны текстильными обоями.

Люстра Vertigo, Constance Guisset напоминает женскую шляпку. Изголовье кровати выполнено по эскизам Киры Чувелёвой. Стены отделаны текстильными обоями.

Украшением кухни стал гобелен, который был выполнен на заказ для этого проекта по картине Рене Магритта Pure Reason, а для кабинета была подобрана ироничная работа от Марии Ермошкиной – “Венера Милосская” в нестандартной интерпретации, несколько снижающая градус серьезности.

По просьбе хозяев, обстановка на кухне осталась прежней. Некоторая архитектурная холодность и жесткость линий кухонного гарнитура была смягчена нотами классики.

По просьбе хозяев, обстановка на кухне осталась прежней. Некоторая архитектурная холодность и жесткость линий кухонного гарнитура была смягчена нотами классики.

Идеей комнаты дочери, которая в настоящее время учится на иллюстратора, стал мир фантазии – монохромный интерьер словно ждет, когда его раскрасят. “Получился интерьер с характером, – говорит Кира, – настолько точным, что с момента его создания заказчики не поменяли в нем абсолютно ничего”.

Светильник в комнате дочери выполнен китайским дизайнером Zhili Liu. Над рабочим столом Caccaro Fieldesk прикреплены стеклянные полки Ideal Sedie Sibilla Clio.

Светильник в комнате дочери выполнен китайским дизайнером Zhili Liu. Над рабочим столом Caccaro Fieldesk прикреплены стеклянные полки Ideal Sedie Sibilla Clio.

Рядом с напольным камином из ткани Bimax Barcode поставлен журнальный стол Ligne Roset Hues. Обои для комнаты дочери выполнены в дизайн-мастерской Minakani Paris.

Рядом с напольным камином из ткани Bimax Barcode поставлен журнальный стол Ligne Roset Hues. Обои для комнаты дочери выполнены в дизайн-мастерской Minakani Paris.

Текст: Надежда Двоскина 

Фото: Евгений Чулюскин

Комментарии