Квартира в Москве, 150 м²

В этот раз пенять было не на кого. Если обычно, что бы там ни было, она всегда могла сказать “так хотел заказчик”, то теперь декоратор Елена Чаброва получила карт-бланш. Что бы она ни сделала в этой квартире, все это было исключительно на ее усмотрение, а значит, и критику принимать ей одной.

Гостиная. Мягкая мебель, Marie’s Corner. Столик у дивана и журнальный стол, Julian Chichester. Ковер Floating Curl, дизайнер Микаэла Шлейпен, Kovër Büro.Торшер, Stéphane Davidts. Скульптура турецкого скульп­тора Булгана Бора Шахина. На камине — репродукция графической работы (тушь) Erin I Дэвида Даунтона, лимитированный тираж (галерея Lumas).

Гостиная. Мягкая мебель, Marie’s Corner. Столик у дивана и журнальный стол, Julian Chichester. Ковер Floating Curl, дизайнер Микаэла Шлейпен, Kovër Büro.Торшер, Stéphane Davidts. Скульптура турецкого скульп­тора Булгана Бора Шахина. На камине — репродукция графической работы (тушь) Erin I Дэвида Даунтона, лимитированный тираж (галерея Lumas).

Заказчиком выступал даритель – квартира предназначалась его сыну и невестке, а он, в свою очередь, полностью доверился вкусу Чабровой. Единственным пожеланием было сделать “что-нибудь классическое”. Чаброва принялась за работу.

“Мне надо было сделать так, чтобы интерьер не смотрелся слишком уж аномально в современном здании”, – вспоминает Чаброва начало работы. “Сделать что-нибудь классическое” на тридцать первом этаже стеклянного “Дома на Мосфильмовской” было не так просто. “Кого-то, конечно, не смущает в таких домах золотая лепнина, барокко или рококо, но мне это кажется неправильным”, – говорит Чаброва и раскладывает на столе план квартиры.

Столовая. Стол, Julian Chichester, стулья, Marie’s Corner. Настольные лампы, Eichholtz. Люстра, Stéphane Davidts. Картина Петра Бронфина. Для покраски стен в квартире использованы краски Little Greene и Farrow & Ball.

Столовая. Стол, Julian Chichester, стулья, Marie’s Corner. Настольные лампы, Eichholtz. Люстра, Stéphane Davidts. Картина Петра Бронфина. Для покраски стен в квартире использованы краски Little Greene и Farrow & Ball.

Сто пятьдесят квадратных метров, четыре окна, включая одно панорамное. Квартира имеет прямоугольную вытянутую форму. Из прихожей, если пойти направо через голубой холл, попадешь в столовую, отделенную от гостиной диваном и консолью. Направо – через красный холл – в спальни, хозяйскую и детскую. С детской вышла заминка.

“Но не прошло и месяца, как оказалось, что будущая хозяйка беременна, – Чаброва разводит руками. – Вторую спальню, которую мы и предполагали сделать в будущем детской, нужно было уже оформлять соответственно. Вопрос был в том, для мальчика или для девочки”.

Холл. На консоли лампы, Stéphane Davidts. Банкетки выполнены на заказ компанией “Мебель Форт”. Картина Лики Волчек “Кармен-сюита”.

Холл. На консоли лампы, Stéphane Davidts. Банкетки выполнены на заказ компанией “Мебель Форт”. Картина Лики Волчек “Кармен-сюита”.

На первом плановом УЗИ, когда работа над квартирой уже шла вовсю, малыш не пожелал раскрыть свой пол. Чаброва, узнавая информацию от заказчика, будущего дедушки, не спешила нервничать, ведь работы было еще немало. К примеру, спальни вообще были не на том месте.

Фрагмент столовой. Диван по эскизу декоратора выполнен компанией “Мебель Форт”. Колонна-подиум, Veranda. Столик из Индонезии. Скульптура лошади, Asiatides.

Фрагмент столовой. Диван по эскизу декоратора выполнен компанией “Мебель Форт”. Колонна-подиум, Veranda. Столик из Индонезии. Скульптура лошади, Asiatides.

“Компания-застройщик предлагала несколько вариантов планировок. Но во всех панорамное окно располагалось в общественной зоне – гостиной. Нам такой вариант не подходил, так как, во-первых, мы хотели изолировать кухню, которая, согласно стандартной планировке, была совмещена с гостиной, во-вторых, панорамное окно хотелось иметь в спальне, так чтобы на закате открывался удивительный вид на Поклонную гору”.

Фрагмент гостиной. Столик-бочонок, Lambert. Консоль, Asiatides. Подносы, Baker. На стене авторские фото Екатерины Голицыной.

Фрагмент гостиной. Столик-бочонок, Lambert. Консоль, Asiatides. Подносы, Baker. На стене авторские фото Екатерины Голицыной.

В конце концов все удалось сделать так, как хотелось. Пока гостиная и спальни менялись местами, а в холлах, ванных и гардеробных происходили отделка и декорирование, подошло время второго планового УЗИ. Снова заказчик не порадовал новостями: и во второй раз узнать пол не удалось.

Тем временем пришел черед обстановки. Вся корпусная мебель, хозяйская кровать и диван у окна в гостиной были сделаны на заказ. Большую часть мягкой мебели Елена приобрела у марки Marie’s Corner. Полы в холлах и коридорах стали мраморными, а в гостиной, столовой, спальне и гардеробных бетон был закрыт массивом дуба.

Фрагмент кухни. Столешница сделана из гранита.

Фрагмент кухни. Столешница сделана из гранита.

Цветовому решению интерьера с самого начала был уделен максимум внимания – и в отделке, и в подборе мебели и аксессуаров. “Идея была в том, чтобы выстроить цветовой баланс”, – Елена Чаброва, не имея в распоряжении ничего лучшего, водит по плану квартиры чайной ложкой. Рядом – фотографии готового проекта. “Мы входим в нейтральный по своей колористике холл и расходимся: направо попадаем в абсолютно синюю зону. Выходя из нее, замечаем, что синий в салоне остается только в акцентах: голубые стулья, серо-голубые гардины, кое-какие предметы декора. И из салона, повернув налево, мы окажемся в опять-таки абсолютно нейтральной кухне. Та же история и с красным. Он также из нейтральной прихожей, через красную зону, остается в спальнях лишь в акцентах. Красный пуф, красный комод”.

Спальня. Кровать и стеновые панели выполнены на заказ компанией “Мебель Форт”. Люстра и настольные лампы, Vaughan. Банкетка, Marie’s Corner. Керамический бочонок, Asiatides.

Спальня. Кровать и стеновые панели выполнены на заказ компанией “Мебель Форт”. Люстра и настольные лампы, Vaughan. Банкетка, Marie’s Corner. Керамический бочонок, Asiatides.

“Вся работа над проектом, как вынашивание ребенка, заняла девять месяцев, – облегченно вздыхает Елена. – На удивление было мало неурядиц. Сердце, конечно, по три раза на дню останавливалось, но на стройке так всегда бывает. Например, за две недели до сдачи пришли менять треснувшее оконное стекло. Если бы меня в тот день не было на проекте, то заменили бы вообще другое – целое. Да еще бы и выпилили карниз. Бывает”, – Чаброва улыбается.

В итоге декоратор решила сделать детскую хоть и нейтральную, но все-таки с уклоном в сторону девочки.

Она не ошиблась. Девочку назвали Станислава.

Гостевой санузел. Основание под раковину, Burlington. Бра, Stéphane Davidts.

Гостевой санузел. Основание под раковину, Burlington. Бра, Stéphane Davidts.

Текст: Максим Мартемьянов

Фото: Сергей Ананьев
опубликовано в журнале №11 (145) Ноябрь 2015

Комментарии