Двухэтажная квартира в Москве

Эта квартира началась с поездки за мебелью на блошиный рынок в Париж. Ничего даже отдаленно похожего на проект у ее хозяев в тот момент не было. Вещи покупались без плана, просто по велению души. “Мы творческие люди и живем образами”, – говорит хозяин. А на вопрос, как они с женой видели будущий интерьер, признается: “Никак. Хотелось чего-то олдскульного и винтажного”.

Гостиная. На переднем плане кожаное кресло, Ralph Lauren Home. Голубое кресло, Voyage Maison. Оконные рамы во время ремонта заменили на деревянные однокамерные — чтобы выгадать ширину подоконников. Кадр снят из библиотеки, которая расположена чуть выше уровнем. Выходящая в гостиную ступенька используется маленькой дочкой хозяев как театральные подмостки. Сверху даже есть пара ­софитов.

Гостиная. На переднем плане кожаное кресло, Ralph Lauren Home. Голубое кресло, Voyage Maison. Оконные рамы во время ремонта заменили на деревянные однокамерные — чтобы выгадать ширину подоконников. Кадр снят из библиотеки, которая расположена чуть выше уровнем. Выходящая в гостиную ступенька используется маленькой дочкой хозяев как театральные подмостки. Сверху даже есть пара ­софитов.

Мебель приехала в Москву, и начались метания. Тоже, естественно, творческие: за два года хозяева сменили несколько дизайнеров, пока наконец не уговорили взяться за дело свою знакомую Ирину Бдайциеву, которая как раз окончила школу “Детали”. Без диплома Ирина, которая до этого оформляла интерьеры только для своей семьи, браться за дело принципиально не хотела – боялась испортить и проект, и отношения.

Камин хозяева привезли из Парижа. Изначально по бокам от него предполагались две ниши для дров, но Ирина решила, что это утяжелит интерьер, и превратила их в потайные шкафчики для посуды. Металлическая поленница, Crate & Barrel. На переднем плане — кресло по дизайну Рэй и Чарлза Имз, Vitra.

Камин хозяева привезли из Парижа. Изначально по бокам от него предполагались две ниши для дров, но Ирина решила, что это утяжелит интерьер, и превратила их в потайные шкафчики для посуды. Металлическая поленница, Crate & Barrel. На переднем плане — кресло по дизайну Рэй и Чарлза Имз, Vitra.

Дом на Саввинской набережной был надстроен в начале 2000-х годов, в результате чего предшественники нынешних хозяев увеличили площадь почти вчетверо – за счет мансарды и удвоения основного этажа. Освоить это пространство они не успели и фактически жили среди голых бетонных стен. 

Большой обеденный стол сделан из тех же досок, что и пол. В столешнице предусмотрены отверстия для горшков с миртом: дочку хозяев зовут Миррой, это древнееврейское имя, означающее “миртовое дерево”. Стулья из Парижа переобиты тканью, Manuel Canovas. Кухня, Marchi Group.

Большой обеденный стол сделан из тех же досок, что и пол. В столешнице предусмотрены отверстия для горшков с миртом: дочку хозяев зовут Миррой, это древнееврейское имя, означающее “миртовое дерево”. Стулья из Парижа переобиты тканью, Manuel Canovas. Кухня, Marchi Group.

Примерно в таком же состоянии получила квартиру и Ирина. Здесь уже началась стройка, но еще было не поздно все остановить, так что работа началась с чистого листа, то есть с планировки.

Хозяева любят музыку — не только слушать, но и исполнять. В гостиной есть пианино, а в кабинете хозяина — гитара. Пол сделан из дуба.

Хозяева любят музыку — не только слушать, но и исполнять. В гостиной есть пианино, а в кабинете хозяина — гитара. Пол сделан из дуба.

Половину первого этажа, а это около пятидесяти метров, Ирина отвела под кухню-гостиную – эклектичное пространство с двумя арочными окнами и белыми кирпичными стенами. Оригинальная кладка в квартире оказалась не слишком красивой, так что стены дополнительно обложили кирпичом, а потом старили, создавая живописные потертости. Сперва довести поверхность до нужной кондиции взялась профессиональная художница, но результат не понравился никому, и тогда стены отдали на откуп рабочим из Молдавии – они плотно покрыли кирпич белой краской, а потом ободрали шпателем.

Кабинет. Портрет Кобейна — отсыл ко временам молодости хозяина. Стеллаж с металлическим каркасом сделан на заказ по ­эскизам декоратора.

Кабинет. Портрет Кобейна — отсыл ко временам молодости хозяина. Стеллаж с металлическим каркасом сделан на заказ по ­эскизам декоратора.

С гостиной соседствует библиотека и по совместительству кинозал – небольшая комната с красно-синими шкафами по периметру. “Когда я училась в “Деталях”, меня критиковали, что я не умею делать припыленные цвета”, – смеется Ирина. Драматизма обстановке придает и полумрак: своих окон в комнате нет, свет идет из гостиной через дверь с тяжелыми бархатными портьерами, а стоящий в уголке торшер создает живописную игру света и тени на обивке пухлого зеленого кресла. 

Детская. Чтобы замаскировать дымоход камина, Ирина придумала домик с кроватью-чердаком наверху. Под потолком — перекрашенная люстра из Парижа.

Детская. Чтобы замаскировать дымоход камина, Ирина придумала домик с кроватью-чердаком наверху. Под потолком — перекрашенная люстра из Парижа.

Но то, что хорошо в домашнем кинотеатре, совершенно не годится для проходных помещений – чтобы впустить свет на лестницу, расположенную в глубине квартиры, пришлось прорубать дополнительные окна. Зато теперь там светло даже в пасмурные дни.

Спальня хозяев, откуда можно попасть на одну из двух террас.

Спальня хозяев, откуда можно попасть на одну из двух террас.

Второй этаж целиком отдан под приватные комнаты: спальню, детскую и кабинет хозяина – комнату с кожаной мебелью, огромной фотографией Курта Кобейна, баром и крохотной дверкой, ведущей на веранду, которая выходит на Москву-реку и трубы ТЭЦ. “Я люблю здесь каждый сантиметр”, – говорит дизайнер. И тут же вспоминает, что заказчик сперва настоял на краске более светлого оттенка, но потом признал, что темная все-таки лучше.

“Женская” ванная. Ею пользуются хозяйка и дочка, а хозяин предпочитает санузел на первом этаже.

“Женская” ванная. Ею пользуются хозяйка и дочка, а хозяин предпочитает санузел на первом этаже.

Стены спальни тоже пришлось “утемнять”, но уже по просьбе хозяйки. Она же предложила заменить обычную консоль на забавную конструкцию, представляющую собой схематичный фальшкамин. 

Ванная комната. Кресло в льняной обивке — единственная вещь из Парижа, которую не стали перетягивать новой тканью. На стене — старинные нотные листы.

Ванная комната. Кресло в льняной обивке — единственная вещь из Парижа, которую не стали перетягивать новой тканью. На стене — старинные нотные листы.

В интерьере вообще хватает ироничных, “игровых” деталей: пестрая современная обивка антикварной мебели, цепи с крупными звеньями, которые используются вместо подхватов для портьер, и даже домашние “подмостки” в гостиной – их облюбовала хозяйская дочка. И в самом деле: когда в доме красота и порядок, место веселью в нем тоже всегда найдется.

Терраса с видом на Москву-реку. Видны мансардные окна — они прорублены по ходу ремонта и освещают лестницу.

Терраса с видом на Москву-реку. Видны мансардные окна — они прорублены по ходу ремонта и освещают лестницу.

Текст: Анастасия Ромашкевич

Фото: сергей ананьев
опубликовано в журнале №11 (145) Ноябрь 2015

Комментарии