Квартира с видом на ЦДХ

Когда во время интервью Ольга Фрейман сказала, что в этой московской квартире больше трехсот квадратных метров, я поверила не сразу. По фотографиям не складывалось впечатление огромного жилища.

Гостиная. Журнальный столик, Ralph Lauren Home. Диваны, Eichholtz. Кресла и витрина, Pozzoli. Люстра и настольные лампы, Laudarte. Картины Алексея Фирсова. В барную стойку встроен телевизор.

Гостиная. Журнальный столик, Ralph Lauren Home. Диваны, Eichholtz. Кресла и витрина, Pozzoli. Люстра и настольные лампы, Laudarte. Картины Алексея Фирсова. В барную стойку встроен телевизор.

Однако все легко объяснилось. “Если площади позволяют, мы предлагаем заказчикам сделать большое общее помещение, чтобы показать и сохранить ощущение большого пространства. Но в данном случае нас попросили выделить много изолированных комнат для всех членов семьи”, – объясняет она. В квартире есть прихожая, холл, два кабинета, детские спальни и хозяйская (все с собственными гардеробными и ванными комнатами), а еще большая стометровая терраса. Над этим проектом Ольга работала вместе с архитектором Дмитрием Ермаковым.

Зона гостиной. Журнальный столик слева, Ralph Lauren Home, справа — антикварный. Диваны, Eichholtz. Кресла, Pozzoli.

Зона гостиной. Журнальный столик слева, Ralph Lauren Home, справа — антикварный. Диваны, Eichholtz. Кресла, Pozzoli.

Начинается квартира с прихожей и кабинета хозяйки. Она работает психологом и консультирует на дому, поэтому “приемная” находится у входа. К сожалению, ей не досталось окон, поэтому одна стена сделана из зеркал. Мы не видим, что происходит внутри, но туда проникает солнечный свет. Дальше идет холл, а уже оттуда начинается семейная часть: гостиная, совмещенная со столовой, и коридор, ведущий в остальные комнаты. Планировка продумана таким образом, что все логично поделилось на общую, взрослую и детскую зоны. У всех есть свое пространство, и никто никому не мешает.

Кабинет хозяина. Печь, Gutbrod Keramik. Стол, Moissonnier. Стеновые панели, “София-Декор”. Роспись под потолком Валерия Близнюка по мотивам “Битвы под Севастополем”.

Кабинет хозяина. Печь, Gutbrod Keramik. Стол, Moissonnier. Стеновые панели, “София-Декор”. Роспись под потолком Валерия Близнюка по мотивам “Битвы под Севастополем”.

Работать с заказчиками было легко. Они сразу обозначили стиль – неоклассический – и определились с цветовой гаммой. Выбор пал на холодные зеленоватые и голубоватые оттенки, их предпочла хозяйка. В детских расцветка повеселее, а в холле стены насыщенно-бордового цвета. Это сделано специально: оттуда мы попадаем в светлую гостиную, и на контрасте она кажется визуально больше.

Детский санузел. Раковина, Linkasink. Смеситель, Jörger. Мозаика, Sicis.

Детский санузел. Раковина, Linkasink. Смеситель, Jörger. Мозаика, Sicis.

В интерьере нашли отражение увлечения и интересы заказчиков. К примеру, в гостиной стоит рояль, на котором играет хозяйка. А еще висят три полотна Алексея Фирсова. “Заказчики дружат с художником и любят его живопись. Картины стали важными участниками интерьера. Остальная обстановка – нейтральный фон для них”, – объясняет Ольга. Кабинет хозяйки украшает работа Ивана Годлевского, а в спальне висит небольшой, но настоящий Пикассо.

Хозяйская спальня. Кровать и матрас, все Hästens. Подушки, покрывала, шторы и обивка, все Beacon Hill. Тумбочка, Coam. Люстра, Alt Lucialternative. Торшер, Ofinterni. Бра, Quasar. На стене графика Пабло Пикассо.

Хозяйская спальня. Кровать и матрас, все Hästens. Подушки, покрывала, шторы и обивка, все Beacon Hill. Тумбочка, Coam. Люстра, Alt Lucialternative. Торшер, Ofinterni. Бра, Quasar. На стене графика Пабло Пикассо.

Хозяин родом из Севастополя, увлекается историей, поэтому в его кабинете под потолком изображены батальные сцены на тему битвы под Севастополем. Изразцовая печь с биотопливом стала компромиссом между желанием иметь настоящий огонь в помещении и отсутствием дымохода. Декоративные элементы с китайскими мотивами появились потому, что работа заказчика связана с Китаем и он увлекается азиатской культурой.

Зона столовой. Стол и стулья, Syrna. Люстра, Laudarte. Картина Алексея Фирсова. Архитектор подбирала также предметы сервировки.

Зона столовой. Стол и стулья, Syrna. Люстра, Laudarte. Картина Алексея Фирсова. Архитектор подбирала также предметы сервировки.

Большая гардеробная на пути в хозяйскую спальню тоже оговаривалась отдельно. Супруги понимали, что им нужно много места для хранения вещей. Одну из стен украшают старинные итальянские гравюры. Это тонкий намек на то, что наши соотечественники отдают предпочтение одежде и обуви из Италии. Наверное, единственное место, где нет произведений искусства, – терраса. Их заменяет живописный вид, открывающийся на Москву-реку и ЦДХ. “Правда, здесь бывает такой сильный ветер, что сдувает плетеные кресла”, – смеется Ольга. Мебель, которую не способен унести ветер, подобрали, а часть террасы остеклили, чтобы, выходя из гостиной, не приходилось сразу попадать под дождь или вставать босыми ногами на мокрый пол.

Гардеробная сделана по эскизам архитектора компанией “Передовые технологии дизайна”. На стене старинные итальянские гравюры.

Гардеробная сделана по эскизам архитектора компанией “Передовые технологии дизайна”. На стене старинные итальянские гравюры.

Между прочим, картин у хозяев оказалось так много, что не всем нашлось место даже в этой большой квартире. Кажется, заказчикам стоит задуматься о собственной художественной галерее – или хотя бы еще об одном жилье.

Терраса. Подвесное кресло, Kettal. Диван и кресла, Dedon. Журнальный столик, Sigma Elle Due.

Терраса. Подвесное кресло, Kettal. Диван и кресла, Dedon. Журнальный столик, Sigma Elle Due.

Текст: Ольга Сорокина 

Фото: Сергей Ананьев
опубликовано в журнале №11 (145) Ноябрь 2015

Комментарии