Квартира в Москве, 300 м²

Авторы проекта ­Ольга Бойкова и Роман Тутушкин

Хозяева квартиры хотели невозможного – жить в центре Москвы как в загородном доме. И чтобы дом был не московский, а французский, и не просто дом, а замок, небольшой и уютный, утопающий в цветах. Забегая вперед, сразу скажем, что все получилось: по утрам на кухне поют птицы, на окнах цветут розы и герань, а по вечерам в гостиной разжигают камин. Чтобы превратить современную квартиру площадью 300 м² в усадьбу, архитекторам Ольге Бойковой и Роману Тутушкину понадобилось два года, и большая часть этого времени ушла не на строительство, а на отделку. Набор помещений – стандартный для семьи с двумя взрослыми детьми: три спальни, при каждой есть своя гардеробная и санузел, две гостиные, столовая, кухня и кабинет.

Фрагмент малой гостиной. Портал камина выполнен на заказ в мастерской “Камины Lege Artis”. Кресла, Provasi.

Фрагмент малой гостиной. Портал камина выполнен на заказ в мастерской “Камины Lege Artis”. Кресла, Provasi.

Планировка немного запутанная, как бывает в старом доме, где помещения меняют свое назначение: дети выросли, и в бывшей детской устраивают бильярдную, а в зимнем саду, к примеру, спортивный зал. Угадать, какая комната откроется за очередной дверью и как она будет выглядеть, практически невозможно.

В кабинете главы семьи — книжные шкафы, Francesco Molon, диван, Provasi, и ковер из “Декораторского ателье Марка Патлиса”. Роспись потолка, Studio Deco Interiors Ильи Сологубовского.

В кабинете главы семьи — книжные шкафы, Francesco Molon, диван, Provasi, и ковер из “Декораторского ателье Марка Патлиса”. Роспись потолка, Studio Deco Interiors Ильи Сологубовского.

“Обычно, оформляя дома, мы такой разноголосицы не допускаем, придерживаемся какой-то единой стилистики, – объясняет Ольга. – А здесь изначально была задумка сделать все комнаты разными, чтобы казалось, что их больше. Если вы обратили внимание, здесь есть и готика, и ренессанс. Как будто здесь давным-давно жили и каждое поколение добавляло что-то свое”.

Входная зона. За портьерами слева и справа от зеркала — спальни хозяев дома и их сына.

Входная зона. За портьерами слева и справа от зеркала — спальни хозяев дома и их сына.

Оформительские решения архитекторам подсказали поездки по Франции. Поэтому и в интерьере есть ощущение путешествия: от готических створок шкафа в прихожей – к ренессансному камину в малой гостиной, которая выглядит как одетый в камень зал в одном из французских замков; от морской карты на потолке кабинета – к старинным кружевам, из которых сшит полог кровати в главной спальне.

Главная спальня. Полог для кровати — практически арт-объект: он собран из старинных кружев, подобранных по рисунку.

Главная спальня. Полог для кровати — практически арт-объект: он собран из старинных кружев, подобранных по рисунку.

Кружева – отдельная история, их долго собирали на развалах блошиных рынков, реставрировали и тонировали, чтобы они совпадали по цвету. Но и все остальные объекты заслуживают того, чтобы на них обратили внимание, поскольку каждый из них выполнен вручную: и потолки в комнатах и санузлах, и готические дверцы, и белая “голландская” плитка с кобальтовым рисунком на кухне расписывались московскими мастерами по музейным образцам.

Кухонные шкафы, Francesсo Molon. Плитка с кобальтовым рисунком расписана вручную.

Кухонные шкафы, Francesсo Molon. Плитка с кобальтовым рисунком расписана вручную.

На створках ширмы, которая служит украшением ванной, – копии миниатюр из “Великолепного часослова герцога Беррийского”, старинной рукописной книги с дивными иллюстрациями (оригинал хранится в замке Шантийи под Парижем).

Ванная комната при главной спальне. Сантехника, Devon & Devon. Плитка сделана на заказ, “Грета Вульф”.

Ванная комната при главной спальне. Сантехника, Devon & Devon. Плитка сделана на заказ, “Грета Вульф”.

От подлинной старинной французской мебели Ольга и Роман решили отказаться в пользу современной, более прочной и удобной. К антиквариату они относятся без пиетета – считают, что только фамильные, доставшиеся от прадедов предметы имеет смысл хранить и, может быть, даже выстраивать вокруг них интерьер. А если такого наследства в семье нет, покупать старую мебель из чужих домов вряд ли стоит. Хозяева полностью разделяют мнение архитекторов, поэтому почти вся мебель в квартире сделана на итальянских фабриках Provasi и Francesco Molon, а старину представляют коллекции фарфора, стекла и серебра, собранные хозяйкой и выставленные в открытых шкафчиках и на каминных полках. Нашлось место и для отдельных вещиц, привезенных хозяевами из путешествий, таких как настольная лампа в главной спальне, купленная на рынке во Флоренции.

Обеденный стол и стулья, Francesco Molon. Роспись потолка, Studio Deco Interiors Ильи Сологубовского.

Обеденный стол и стулья, Francesco Molon. Роспись потолка, Studio Deco Interiors Ильи Сологубовского.

Загородная усадьба – это ведь не только беззаботная, расслабляющая атмосфера, но и простор, воздух, солнце и обязательно лес или хотя бы сад за окнами. За окнами квартиры в Хамовниках – московские крыши. Вид не самый плохой, но все-таки, согласитесь, не дачный. Спасают положение цветы и деревья, о которых уже шла речь в самом начале. Богатство квартиры – три большие лоджии, которые застеклены, включены в теплый контур и превращены в зимние сады. Буйная растительность практически полностью закрывает стекла и слегка притеняет комнаты, но зато есть ощущение, что за окнами всегда лето. И даже бледно-голубое московское небо, когда видишь его сквозь зеленую листву, кажется более ярким.

Уголок для завтраков в эркере на кухне. Стол и стулья, Francesсo Molon. Люстра с подвесками из горного хрусталя, Schonbek.

Уголок для завтраков в эркере на кухне. Стол и стулья, Francesсo Molon. Люстра с подвесками из горного хрусталя, Schonbek.

Спальня хозяев обставлена мебелью марок Grange и Salda.

Спальня хозяев обставлена мебелью марок Grange и Salda.

Комната дочери с мебелью Salda. При каждой из спален есть просторная гардеробная и ванная комнаты.

Комната дочери с мебелью Salda. При каждой из спален есть просторная гардеробная и ванная комнаты.

Столовая. Обед сервирован на старинной скатерти из коллекции хозяйки квартиры. Шторы здесь и в других комнатах сшиты в студии French Touch Ильи Сологубовского.

Столовая. Обед сервирован на старинной скатерти из коллекции хозяйки квартиры. Шторы здесь и в других комнатах сшиты в студии French Touch Ильи Сологубовского.

Текст: Татьяна Филиппова
Стилист: Наталья Онуфрейчук


Интерьер опубликован в коллекционном номере “100 лучших архитекторов и дизайнеров России 2015”. iPad-версию можно скачать в нашем киоске в App Store по ссылке.

Квартира в Москве, 300 м²

Фото: сергей ананьев; василий буланов
опубликовано в журнале №10 (144) Октябрь 2015

Комментарии