Эклектичная квартира в Лондоне

Хозяин квартиры, биржевой трейдер Раффаэле Коста

Переделывать чужую работу – занятие неблагодарное и хлопотное, гораздо проще и интересней делать интерьер с чистого листа. Однако лондонский дизайнер Грант Уайт не испугался, когда биржевой трейдер Раффаэле Коста предложил ему трансформировать уже готовую квартиру в районе Челси. Слишком уж заманчиво звучало его предложение – заказчик с порога заявил, что любит готовить, обожает многолюдные вечеринки и собирает современное искусство, а потому мечтает об интерьере, где можно будет с комфортом предаваться всем этим увлечениям. Грант сразу же отправился на место, чтобы исследовать фронт работ. И был ошарашен, когда обнаружил, что переделывать ему предстоит свой собственный интерьер, оформленный несколько лет назад для другого клиента.

На каминной полке — бронзовая скульптура Игоря Миторая. Стены по обе стороны от очага выложены пурпурной звукоизолирующей плиткой. Слева — картина Джулиана Шнабеля. Неоновые лайтбоксы американской художницы Таунии Сильвы. Шезлонг La Chaise по дизайну Рэй и Чарлза Имз, Vitra.

На каминной полке — бронзовая скульптура Игоря Миторая. Стены по обе стороны от очага выложены пурпурной звукоизолирующей плиткой. Слева — картина Джулиана Шнабеля. Неоновые лайтбоксы американской художницы Таунии Сильвы. Шезлонг La Chaise по дизайну Рэй и Чарлза Имз, Vitra.

Квартира, решенная в классическом стиле и обставленная антиквариатом, выглядела безупречно – в 1998 году она даже попала на страницы американского AD. Но Раффаэле выверенный традиционный интерьер показался слишком скучным – он уже много лет работает в хеджевом фонде, каждодневно проворачивает на бирже рискованные сделки и настолько привык к всплескам адреналина, что нуждается в нем не меньше, чем в кислороде.

Стены гостиной отделаны штукатуркой с добавлением олова. На стене за диваном, обитым бархатом, Andrew Martin, — картина “Уголок игрушек” Сандро Киа. Лакированный столик сделан на заказ. “Рогатый” стул по дизайну Тома Диксона обтянут кожей.

Стены гостиной отделаны штукатуркой с добавлением олова. На стене за диваном, обитым бархатом, Andrew Martin, — картина “Уголок игрушек” Сандро Киа. Лакированный столик сделан на заказ. “Рогатый” стул по дизайну Тома Диксона обтянут кожей.

Гранту требовалось переделать квартиру так, чтобы она стала для своего хозяина постоянным источником новых эмоций. Решая эту задачу, дизайнер опирался на три основных приема: яркие цвета, необычные отделочные материалы и “дискотечную” неоновую подсветку.

Столовая. Обеденный стол, Armani Casа, окружают прозрачные стулья, Green Apple. Стены украшают работы Тома Вессельмана и Марио Арлати.

Столовая. Обеденный стол, Armani Casа, окружают прозрачные стулья, Green Apple. Стены украшают работы Тома Вессельмана и Марио Арлати.

“Здесь много естественного света, – говорит Грант. – Поэтому мы решили, что можем использовать темные тона, которые в другом интерьере смотрелись бы мрачновато”. В гостиной потолок был выкрашен краской цвета антрацит, стены отделаны мерцающей штукатуркой с добавлением олова, а старый паркет покрыт кобальтовым лаком. В спальне пол остался обычным деревянным, зато стены стали темно-синими.

В спальне хозяина имеется небольшая зона отдыха с кожаным диваном, Philippe Hurel. В подсвеченной нише над камином — терракотовый торс работы Игоря Миторая.

В спальне хозяина имеется небольшая зона отдыха с кожаным диваном, Philippe Hurel. В подсвеченной нише над камином — терракотовый торс работы Игоря Миторая.

“Раффаэле оказался настоящим перфекционистом, – вспоминает Грант. – Он не только принимал самые рискованные идеи, но и старательно их развивал. Но самое главное, он никуда не спешил”. Коста сказал, что будет ждать ровно столько, сколько требуется для достижения идеального результата. Ждать пришлось долго – целых два года. “Зато здесь все сделано так, что комар носа не подточит”, – хвастается Грант. Одна только установка свето- и аудиоаппаратуры заняла восемь месяцев. Еще три ушло на то, чтобы водрузить на стене спальни бронзовый макет центральной арки вашингтонского кафедрального собора. “Эта штуковина весит шестьсот килограммов, – говорит дизайнер. – Чтобы не проломить стену, нам пришлось вызывать инженера и возводить специальные стальные опоры”.

Кровать в спальне хозяина сделана на заказ. Грант поместил в ее изголовье арку Ex Nihilo Фредерика Харта, а в изножье установил мраморную скульптуру Игоря Миторая. На стене — картина “Мать всех букв” Франческо Клементе.

Кровать в спальне хозяина сделана на заказ. Грант поместил в ее изголовье арку Ex Nihilo Фредерика Харта, а в изножье установил мраморную скульптуру Игоря Миторая. На стене — картина “Мать всех букв” Франческо Клементе.

Грант рассказывает, что технические проблемы стали хорошим стимулом для фантазии: “В ванной не было окна, а мне хотелось сделать ее теплой и человечной. Я выложил стены уэльским сланцем – это очень живой материал, но радикально атмосферу он не изменил. И тогда наш светотехник предложил установить в душевых кабинах и у раковины неоновую подсветку. Благодаря ей ванная выглядит просто фантастически!”

Раздвижные двери кухни, сделанные из стекла, украшает роспись Ханнери Ден, иллюстрирующая семь смертных грехов. Пол выложен плиткой из нержавеющей стали, изготовленной на заказ. Кухонная мебель, Boffi.

Раздвижные двери кухни, сделанные из стекла, украшает роспись Ханнери Ден, иллюстрирующая семь смертных грехов. Пол выложен плиткой из нержавеющей стали, изготовленной на заказ. Кухонная мебель, Boffi.

Впрочем, теперь все эти сложности кажутся Гранту смехотворными. Перед ним стоит новая и куда более масштабная задача. “Не успели мы закончить работы, как Коста заявил, что купил еще одну квартиру в этом доме и хочет их объединить. Сложно даже представить, во что это выльется”, – говорит дизайнер, но от предложения не отказывается. Все-таки риск – благородное дело.

В ванной комнате установлена сложная система подсветки. Смеситель, Dornbracht, излучает то красный, то синий свет в зависимости от температуры льющейся воды.

В ванной комнате установлена сложная система подсветки. Смеситель, Dornbracht, излучает то красный, то синий свет в зависимости от температуры льющейся воды.

Текст: Алисия Годдар 

Фото: МАРК ЙОРК
опубликовано в журнале №7 (64) июль 2008

Комментарии