Светлая квартира в Москве, 150 м²

Елена Притула для нашего журнала не просто персонаж знакомый (мы неоднократно печатали ее проекты), а прямо-таки настоящий “инсайдер”: много лет назад она работала у нас редактором. Потом, признавшись в некоторой усталости от интерьерной тематики, на какое-то время убежала в Vogue. А потом решила покончить с глянцевой прессой вообще и погрузилась... в ту самую сферу, которая утомила ее в AD: стала дизайнером интерьеров.

Гостиная. Чехлы на диван и кресла сшиты швами наружу — хозяйке свойственна ироничность. Торшер Arco, Flos, тоже переехал из предыдущей квартиры. Ковер, Dovlet House. Банкетка на заднем плане снабжена скамьей и может служить как столиком, так и посадочным местом. Сделана по эскизам Притулы.

Гостиная. Чехлы на диван и кресла сшиты швами наружу — хозяйке свойственна ироничность. Торшер Arco, Flos, тоже переехал из предыдущей квартиры. Ковер, Dovlet House. Банкетка на заднем плане снабжена скамьей и может служить как столиком, так и посадочным местом. Сделана по эскизам Притулы.

Когда-то Лена блестяще “конструировала” журнальные тексты, теперь планирует архитектурные пространства. Дизайн интерьеров для нее – не просто выкраска стен и подбор подушек: она сама просчитывает в проектах абсолютно все, от инженерных коммуникаций до отделочных работ. 

Хозяйка квартиры Мария Ерастова (справа) и дизайнер Елена Притула в гостиной. На стене картина Йосмана Ботеро Гомеса, куп­ленная в галерее “Триумф” по совету ее совладельца Дмитрия Ханкина.

Хозяйка квартиры Мария Ерастова (справа) и дизайнер Елена Притула в гостиной. На стене картина Йосмана Ботеро Гомеса, куп­ленная в галерее “Триумф” по совету ее совладельца Дмитрия Ханкина.

Широта подхода для человека с кандидатской степенью в области истории искусства – вещь нормальная. Способность вникать во все строительные тонкости далеко не так понятна и ожидаема, но вызывает едва ли не большее уважение. И ее рассказ о работе над проектом в конечном счете продемонстрировал такое же сочетание практических и творческих черт ума и характера.

Столовая. Дубовый паркет на полу изготовлен мастерской “Шендер Декор” и вручную выкрашен под американский орех. Стол, покрытый черным рояльным лаком, выполнен по эскизам Елены Притулы компанией Dike Engineering. Люстра Concavo, Novaresi. Комод Chelsea, Cattelan Italia.

Столовая. Дубовый паркет на полу изготовлен мастерской “Шендер Декор” и вручную выкрашен под американский орех. Стол, покрытый черным рояльным лаком, выполнен по эскизам Елены Притулы компанией Dike Engineering. Люстра Concavo, Novaresi. Комод Chelsea, Cattelan Italia.

Заказчица интерьера Мария Ерастова вышла на Притулу самым приятным для нашей редакции образом – по публикации в AD. Мария, молодая самостоятельная москвичка с ребенком, отличается отменным вкусом, любит путешествовать, увлекается современным искусством и дружит со многими столичными галеристами и художниками: Эльвирой Тарноградской из галереи Artika Project, группой “ВГлаз”, Дмитрием Ханкиным, Марией Байбаковой, Марианой и Мадиной Гоговыми из галереи Artwin. Именно они научили девушку, привычную к классике, ценить модернизм. 

Фрагмент гостиной. Камин сделан по эскизам Притулы из мрамора сорта Bianco Perlino. Барная стойка со столешницей из кориана также по эскизам дизайнера. Внутри скрыто, помимо напитков, оборудование системы “мультирум”. Ковер из магазина Dovlet House. Над баром картина израильского художника Рене Moon Walker.

Фрагмент гостиной. Камин сделан по эскизам Притулы из мрамора сорта Bianco Perlino. Барная стойка со столешницей из кориана также по эскизам дизайнера. Внутри скрыто, помимо напитков, оборудование системы “мультирум”. Ковер из магазина Dovlet House. Над баром картина израильского художника Рене Moon Walker.

Однако одним из критериев выбора дизайнера для квартиры в новостройке напротив британского посольства была способность соединить уют с искусством: сделать интерьер, пригодный как для жизни с мальчишкой-сорванцом, так и для экспонирования картин. “Арт-объекты должны были не потеряться на фоне остальной обстановки”, – комментирует Лена.

Спальня хозяйки. Кровать Relais, Flou. Комод и прикроватные столики, а также лампы на них сделаны по эскизам дизайнера мастерами Dike Engineering. Раздвижные двери (слева), Rimadesio, ведут в гардеробную. Над кроватью картина Гоши Острецова “Цветы любви, или Я в полное г...” (2010). На кровати плед из меха лисицы, “Меха ­Екатерина”.

Спальня хозяйки. Кровать Relais, Flou. Комод и прикроватные столики, а также лампы на них сделаны по эскизам дизайнера мастерами Dike Engineering. Раздвижные двери (слева), Rimadesio, ведут в гардеробную. Над кроватью картина Гоши Острецова “Цветы любви, или Я в полное г...” (2010). На кровати плед из меха лисицы, “Меха ­Екатерина”.

Квартира площадью 150 м² считалась двухкомнатной. Сдана и куплена она была без отделки. “Все как обычно: бетонная коробка, голые стены. Сразу с порога ты проваливался на бетонное перекрытие, – улыбается Притула. – Но окна были замечательные, сразу было понятно, что в интерьере главную роль будут играть свет и воздух. Однако расположены окна были по одной стене, что вместе с наличием несущих опор сразу создало определенные ограничения в планировке”. 

Детская комната. Гардероб со встроенными книжными полками и стол сделаны по эскизам дизайнера. Лампа Tolomeo, Artemide. Диван Go Small, Campeggi. На стене работа Людмилы Константиновой “Красный угол — синий угол” (2013) из галереи Artika Project.

Детская комната. Гардероб со встроенными книжными полками и стол сделаны по эскизам дизайнера. Лампа Tolomeo, Artemide. Диван Go Small, Campeggi. На стене работа Людмилы Константиновой “Красный угол — синий угол” (2013) из галереи Artika Project.

А меж тем планировочная задача стояла серьезная. В “двухкомнатную” квартиру нужно было помимо спальни с гардеробной для хозяйки, детской для ее сына и хозяйственных помещений вместить столовую с изолированной кухней и просторную гостиную – Мария очень гостеприимна, любит устраивать обеды-ужины, плавно переходящие в расслабленные вечеринки. Для последних в гостиной непременно был нужен большой диван и пуфик со скамьей, готовый служить и столиком, и дополнительным посадочным местом.

Фрагмент детской. Кровать с подиумом для хранения игрушек выполнена по эскизам Притулы в Dike Engineering. Люстра Artichoke, Louis Poulsen. Над кроватью картина Гоши Острецова из серии “­Детям” (2008).

Фрагмент детской. Кровать с подиумом для хранения игрушек выполнена по эскизам Притулы в Dike Engineering. Люстра Artichoke, Louis Poulsen. Над кроватью картина Гоши Острецова из серии “­Детям” (2008).

Глядя на просторные, чистые комнаты, ни за что не скажешь, что дизайнеру пришлось поломать голову над планом. Светлые стены, лепные карнизы – квартира выглядит так, словно находится в Париже и за окнами шумит бульвар Капуцинов. Эффект, как и положено в “европейской” по интонации квартире, достигается за счет тонкостей отделки и сочетания фактур – за их выбором хозяйка, к слову, тщательно следила.

Фрагмент столовой. На стене картина Людмилы Константиновой “Бриллиант” (2012), куплена в галерее Artika Project: ее владелица Эльвира Тарноградская — близкая подруга хозяйки. На столе аксессуары из магазина Dovlet House.

Фрагмент столовой. На стене картина Людмилы Константиновой “Бриллиант” (2012), куплена в галерее Artika Project: ее владелица Эльвира Тарноградская — близкая подруга хозяйки. На столе аксессуары из магазина Dovlet House.

Стены, например, сделаны светлыми, но не белыми. “Белые стены в нашем климате создают эффект операционной”, – поясняет Лена. Краска при этом моющаяся. “Сын хозяйки – настоящий пират, и нужно было предусмотреть возможность без лишнего труда приводить квартиру в порядок после его игр”. Лепнина делалась по Лениным эскизам специально, чтобы “ответить” неоклассическим фасадам здания. Оттенок мрамора для фальшкамина подбирался к цвету стен. Дубовый паркет несколько недель вручную выкрашивался под орех.

Фрагмент гостиной. Кресло Proust, Cappellini, переехало сюда из предыдущей квартиры Марии: она его обожает и непременно просила пристроить. “Место нашлось без проблем”, — говорит Притула. Стеллажи Ptolomeo, Opinion Ciatti.

Фрагмент гостиной. Кресло Proust, Cappellini, переехало сюда из предыдущей квартиры Марии: она его обожает и непременно просила пристроить. “Место нашлось без проблем”, — говорит Притула. Стеллажи Ptolomeo, Opinion Ciatti.

Притула дотошно перечисляет технические подробности системы управления кондиционерами и колонками. А потом начинает говорить о тканях для штор. “Это велюр с тонким переливчатым ворсом, он играет и преломляет свет по-разному в разное время года. Летом квартира кажется зеленоватой – она на втором этаже, за окнами деревья. Зимой выглядит гораздо теплее. А прозрачные шторы сшиты из ткани наподобие крепдешина, как блузки 1940-х. Она рассеивает свет мягко и деликатно, придавая обстановке эффект сфумато”. Сфумато – значит “в дымке”, это термин из живописи эпохи Ренессанса. И слыша его из Лениных уст, я очередной раз поражаюсь тому, как непринужденно сочетаются в ней практик и художник.

Фрагмент гостиной. Диван, Ville Venete. Торшер Arco, Flos. На стене над диваном фотография видов Гаваны, Мария купила ее в Цюрихе.

Фрагмент гостиной. Диван, Ville Venete. Торшер Arco, Flos. На стене над диваном фотография видов Гаваны, Мария купила ее в Цюрихе.

Из квартиры есть выход на террасу — в теплое время года гости хозяйки частенько этим пользуются. Ковер, подушки, плед, ваза, графин, поднос, бокалы, все —  Crate & Barrel.

Из квартиры есть выход на террасу — в теплое время года гости хозяйки частенько этим пользуются. Ковер, подушки, плед, ваза, графин, поднос, бокалы, все —  Crate & Barrel.

Текст: Евгения Микулина
Стилист и продюсер: Наталья Онуфрейчук


Интерьер опубликован в коллекционном номере “100 лучших архитекторов и дизайнеров России 2015”. iPad-версию можно скачать в нашем киоске в App Store по ссылке.

Светлая квартира в Москве, 150 м²

Фото: сергей ананьев
опубликовано в журнале №10 (144) Октябрь 2015

Комментарии