Особняк Франка Лефевра в Бельгии

Парадные анфилады и столь же нарядные уединенные уголки, классицист­ская резьба и лепнина, мраморные бюсты и сфинксы, венецианские люстры, старинная живопись на стенах, затянутых штофом в духе шинуазри, антикварные вазы, подсвечники и часы, расставленные на каминах и консолях, помнящих, судя по всему, времена Марии Антуанетты. И тут же – абсолютно современная мебель, которая удивительным образом совершенно не выглядит робкой гостьей посреди всех этих древностей.

Веранда, выходящая в небольшой сад, служит одной из столовых. Вдоль стены справа — мраморные бюсты умирающей Клеопатры, фавна и мифологического героя (XVII–XVIII века). Керамическая посуда, Rina Menardi.

Веранда, выходящая в небольшой сад, служит одной из столовых. Вдоль стены справа — мраморные бюсты умирающей Клеопатры, фавна и мифологического героя (XVII–XVIII века). Керамическая посуда, Rina Menardi.

Все по правилам хорошего тона: без суеты, без чрезмер­ной пестроты, без совсем уж густого и неискреннего пас­сеизма. Словом, ничего слишком. С чистого листа такой интерьер создать трудно.

Малая гостиная сохранила отделку конца XVIII столетия. Мебель изготовлена компаниями хозяев дома: многоуровневый столик Ipuk и кресло-бержер Louise Crusoe, Bleu Nature; диван, L Decoration.

Малая гостиная сохранила отделку конца XVIII столетия. Мебель изготовлена компаниями хозяев дома: многоуровневый столик Ipuk и кресло-бержер Louise Crusoe, Bleu Nature; диван, L Decoration.

Дом Франка Лефевра, основателя дизайнерской компании Bleu Nature, и сам по себе совсем не tabula rasa, и в смысле исторического контекста не в чистом поле стоит. Турне – один из древнейших (если не самый древний) городов нынешней Бельгии. Еще при Цезарях здесь было гарнизонное поселение, а в V веке Хильдерик I, второй король из династии Меровингов, сделал Турне столицей государства франков. И был похоронен тут же, укрытый богатым покровом, расшитым золотыми пчелами. Пчелы сохранились (именно они, эти пчелы из Турне, пришли на ум Наполеону, когда он придумывал замену бурбонским лилиям в качестве своей эмблемы), ткань – нет. Но именно ткацким ремеслом со средневековых времен Турне славился всегда. Искусствами, правда, тоже: скажем, Рогир ван дер Вейден тоже из местных уроженцев.

Фрагмент малой гостиной. Тканевые обои — современная реплика по образцу 1780-х годов. На стене две пастели XVIII века, купленные хозяевами в Италии.

Фрагмент малой гостиной. Тканевые обои — современная реплика по образцу 1780-х годов. На стене две пастели XVIII века, купленные хозяевами в Италии.

Старинный трехэтажный особняк в центре города, основательно перестроенный во времена Людовика XVI, в позапрошлом веке перешел от аристократов именно к текстильным фабрикантам. А последние двадцать пять лет домом владеют Лефевр и его супруга Лоранс Глорье.

Вид из столовой в будуар. Венецианскую тему (муранская люстра из опалового стекла, диван венецианской работы XIX века) продолжают две ведуты на стене. Журнальный ­столик из окаменелого дерева, Bleu Nature.

Вид из столовой в будуар. Венецианскую тему (муранская люстра из опалового стекла, диван венецианской работы XIX века) продолжают две ведуты на стене. Журнальный ­столик из окаменелого дерева, Bleu Nature.

Историческое ядро дома, несколько раз за последние двести лет подвергавшегося переделкам, осталось нетронутым – сохранены и буазери, и лепнина, кое-где даже и старинный пол. Часть интерьеров, однако, все-таки подверглась более современным дизайнерским “интервенциям”, которые были поручены итальянскому архитектору Стефано Морбиделли. Лаконичная манера итальянца, щедро использовавшего фактуру полированного мрамора (каррарского, сиенского и веронского), напоминает, по мнению хозяев, работы Карло Скарпы.

Парадная столовая. На ­стенах ткань Les Muses et le Lion, Braquenié. Обеденный стол покрыт скатертью из буранского кружева. Стулья североитальянской работы конца XVIII века.

Парадная столовая. На ­стенах ткань Les Muses et le Lion, Braquenié. Обеденный стол покрыт скатертью из буранского кружева. Стулья североитальянской работы конца XVIII века.

Декором интерьеров, и старых и новых, занималась в основном супруга владельца дома. Будучи дипломированным искусствоведом, она с успехом применяет знания на практике: у Лоранс Глорье собственный антикварный бизнес и вдобавок свое дизайнерское бюро L Decoration. Здесь ее целью была не просто реставрация, но и сохранение подлинного духа исторического особняка. При этом в видах большей выразительности она запросто комбинировала старинные технологии и объекты с современными, стараясь добиться тонкой гармонии между ними. К примеру, в малой гостиной, украшенной резными панелями Louis Seize, стоит созданное Bleu Nature колоритное кресло, напоминающее ажурную беседку из древесных сучьев (если призадуматься, очень в духе Марии Антуанетты). А в большой гостиной – журнальный столик, основанием которого служит огромный обломок разрушенного итальянского палаццо. Стены обиты в основном современными тканями, но вытканы они в аккуратном соответствии с подлинными образцами XVIII века.

Главная (большая) гостиная. Стены и стул обиты тканью с мотивами шинуазри, Charles Burger. Журнальный столик сделан из обломка итальянского ренессансного портала. На камине антикварная скульптура из Камбоджи.

Главная (большая) гостиная. Стены и стул обиты тканью с мотивами шинуазри, Charles Burger. Журнальный столик сделан из обломка итальянского ренессансного портала. На камине антикварная скульптура из Камбоджи.

“Для нас это прежде всего семейный очаг, место, где просто-напросто приятно находиться, – говорит Франк Лефевр. – Здесь отразились наши вкусы, наши путешествия, наш интерес к искусству. Но именно поэтому в доме комфортно не только нам: мы очень любим принимать друзей и угощать их у себя. Кроме того, здесь мы работаем, так что все это многообразие и материалов, и вещей превращается для нас в источник вдохновения”.

Передняя целиком выдержана в серых тонах: темно-серый бархат Rubelli, которым обит диван, занавесь из серебристо-серого шелка (Fadini Borghi) и графитовая краска на стенах. Три столика, все Bleu Nature. Пол выложен травер­тином из Перу.

Передняя целиком выдержана в серых тонах: темно-серый бархат Rubelli, которым обит диван, занавесь из серебристо-серого шелка (Fadini Borghi) и графитовая краска на стенах. Три столика, все Bleu Nature. Пол выложен травер­тином из Перу.

Фрагмент кухни. На фоне желтого веронского мрамора, которым отделана стена, стоят японские чайники и антикварная бронзовая статуэтка курицы. На заднем плане керамический кувшин, Nelson Sepulveda.

Фрагмент кухни. На фоне желтого веронского мрамора, которым отделана стена, стоят японские чайники и антикварная бронзовая статуэтка курицы. На заднем плане керамический кувшин, Nelson Sepulveda.

Фрагмент гостиной. Над антикварным комодом висит копия рубенсовского “Похищения дочерей Левкиппа” (XVIII век). Ампирные бронзовые часы с сидящим Амуром изготовлены в Турне.

Фрагмент гостиной. Над антикварным комодом висит копия рубенсовского “Похищения дочерей Левкиппа” (XVIII век). Ампирные бронзовые часы с сидящим Амуром изготовлены в Турне.

Текст: Кристофер Хэттон

Фото: жан-пьер габриель
опубликовано в журнале №12-01 (146) Декабрь-Январь 2015-2016

Комментарии