Квартира по проекту Жан‑Луи Денио в Нью-Йорке, 280 м²

Квартира площадью 280 м², доставшаяся в работу Жан-Луи Денио, расположена на Пятой авеню, в одном из самых знаменитых домов на этой знаменитой улице: в 1916 году здание получило золотую медаль Американского института архитекторов и до сих пор славится своим роскошным лобби с мраморной лестницей и статуями в духе Древнего Рима.

Гостиная. Над камином висит зеркало Nébuleuse по дизайну Эрве ван дер Стратена. Кушетка по дизайну Жака Адне куп­лена в галерее Regis Royant в Париже. Два торшера по бокам от нее французские, 1950‑х годов, куплены через интернет. Кресла 1940‑х годов, Maison Carlhian. Бронзовый журнальный столик по дизайну Пола Эванса куплен в магазине Maison Gerard в Нью-Йорке. Скульптуры в нишах — работы Марсии Кейбл (слева) и “Лулу” Вона Ли.

Гостиная. Над камином висит зеркало Nébuleuse по дизайну Эрве ван дер Стратена. Кушетка по дизайну Жака Адне куп­лена в галерее Regis Royant в Париже. Два торшера по бокам от нее французские, 1950‑х годов, куплены через интернет. Кресла 1940‑х годов, Maison Carlhian. Бронзовый журнальный столик по дизайну Пола Эванса куплен в магазине Maison Gerard в Нью-Йорке. Скульптуры в нишах — работы Марсии Кейбл (слева) и “Лулу” Вона Ли.

Пространство квартиры изначально было далеко не так эффектно: сорок лет назад его превратили в приемную врача и поделили на семь смотровых. Потолки понизили с пяти до трех метров. “Вся красота была спрятана за гипсокартонными панелями. Пришлось напрягать воображение, чтобы понять, что это за квартира”, – говорит хозяин-финансист.

Гостиная. Ковер по дизайну Жан-Луи Денио произведен маркой Solstys. Журнальный столик 1965 года по дизайну Мишеля Манжематина. Кресло слева — периода Людовика XVI, куплено на Sotheby’s и перетянуто тканью, Pollack. Винтажный диван по дизайну Эдварда Уормли перетянут тканью, Pierre Frey. Придиванные столики по дизайну Теренса Робсджона-Гиббингса. Лампы на них сделаны Гарри Балмером в 1970‑х годах для Laurel. На стене работы Эрика Хопкинса и Ким Маккарти.

Гостиная. Ковер по дизайну Жан-Луи Денио произведен маркой Solstys. Журнальный столик 1965 года по дизайну Мишеля Манжематина. Кресло слева — периода Людовика XVI, куплено на Sotheby’s и перетянуто тканью, Pollack. Винтажный диван по дизайну Эдварда Уормли перетянут тканью, Pierre Frey. Придиванные столики по дизайну Теренса Робсджона-Гиббингса. Лампы на них сделаны Гарри Балмером в 1970‑х годах для Laurel. На стене работы Эрика Хопкинса и Ким Маккарти.

Чтобы превратить медицинское наследие в жилое пространство для нормальной семейной жизни, хозяева призвали архитекторов Брюса Кинлина и Лили Разерфурд (для конструктивных работ) и Жан-Луи Денио – чтобы вытащил былую красоту на поверхность. Однако задание, которое они дали декоратору, было довольно минималистическим: в качестве примеров желаемого дизайна ему были предложены белые комнаты с белыми же диванами. 

Прихожая. Люстра — фонарь времен Людовика XVI, сделанный из позолоченного дерева. Стол по дизайну Жана-Луи Денио. Пол отделан мрамором сортов Savoy (серый) и Thassos (белый). Стены покрыты японской бумагой васи, Couleurs Privées. Два итальянских кресла — винтажные, 1950‑х годов. Бра по дизайну Эрве ван дер Стратена. Двери сделаны из тонированного каштана и украшены зеркальными панелями.

Прихожая. Люстра — фонарь времен Людовика XVI, сделанный из позолоченного дерева. Стол по дизайну Жана-Луи Денио. Пол отделан мрамором сортов Savoy (серый) и Thassos (белый). Стены покрыты японской бумагой васи, Couleurs Privées. Два итальянских кресла — винтажные, 1950‑х годов. Бра по дизайну Эрве ван дер Стратена. Двери сделаны из тонированного каштана и украшены зеркальными панелями.

“Проблема в том, что такого рода холодный и чистый декор работает только в помещениях, где много естественного света. А тут с этим были проблемы”, – рассказывает Жан-Луи. Во-первых, квартира на нижнем этаже здания, да и ориентирована она на север и запад. Плюс Денио решил придать некоторой торжественности жилью, расположенному в таком козырном районе и в таком знаменитом здании: “Хотелось дать квартире классическую “осанку” – на Пятой авеню без этого никак”. Претенциозности он, впрочем, избегал: “Хозяева – спокойные, незамороченные люди. Квартира нужна им не для статуса, а для жизни. Так что торжественностью не нужно было увлекаться”.

Уголок для завтраков. Винтажная люстра по дизайну Гаэтано Сколари. Обои Tinseltown, Phillip Jeffries. Основание стола — 1970‑х годов, по дизайну Поля Легарда, столешница сделана на заказ для этого проекта. Банкетка по дизайну Денио обтянута искусственной кожей. Стулья по дизайну Кая Кристиансена, 1960‑е годы.

Уголок для завтраков. Винтажная люстра по дизайну Гаэтано Сколари. Обои Tinseltown, Phillip Jeffries. Основание стола — 1970‑х годов, по дизайну Поля Легарда, столешница сделана на заказ для этого проекта. Банкетка по дизайну Денио обтянута искусственной кожей. Стулья по дизайну Кая Кристиансена, 1960‑е годы.

Вход в квартиру осуществляется прямо из грандиозного лобби здания, так что прихожую надо было сделать весьма эффектной. “Нужно было чем-то поразить гостей после великолепия снаружи”, – говорит Жан-Луи. Задачу он выполнил, повесив в прихожей деревянный золоченый светильник времен Людовика XVI и украсив пол довольно агрессивным орнаментом из серого и белого мрамора.

Спальня хозяев. На стенах обои Porcelain Palace, Phillip Jeffries. Белье, Ralph Lauren Home. Покрывало, Manuel Canovas. Прикроватный столик по дизайну Теренса Робсджона-Гиббингса. Ковер, Pierre Frey.

Спальня хозяев. На стенах обои Porcelain Palace, Phillip Jeffries. Белье, Ralph Lauren Home. Покрывало, Manuel Canovas. Прикроватный столик по дизайну Теренса Робсджона-Гиббингса. Ковер, Pierre Frey.

Графические орнаменты и серый цвет из прихожей “расползаются” по всей квартире. “Серый – цвет глубокий и одновременно свежий”, – говорит Денио. Квартира наполнена всеми вариантами серого, который оттеняет белые фрагменты декора так, что они прямо-таки светятся. Черные детали, например двери, усиливают контраст и четкость. Хозяева хотели именно такие; Денио, боясь, что они будут смотреться тяжеловесно, украсил поверхности горизонтальными фацетированными зеркалами. “Выглядят они шикарно – как кабошоны!” – радуется Жан-Луи.

Фрагмент спальни хозяев. Люстра по дизай­ну Эрве ван дер Стратена. Кресло XIX века в стиле Людо­вика XVI куплено на бло­шином рынке в Париже. Картина Santori II работы Рейчел Ли Ховнэниан. Лампа 1950‑х годов по дизайну Джеймса Монта.

Фрагмент спальни хозяев. Люстра по дизай­ну Эрве ван дер Стратена. Кресло XIX века в стиле Людо­вика XVI куплено на бло­шином рынке в Париже. Картина Santori II работы Рейчел Ли Ховнэниан. Лампа 1950‑х годов по дизайну Джеймса Монта.

Квартира очень геометрична, все карнизы, фризы и рамы спроектированы Денио, и, по его словам, во всем интерьере нет ни одного скривленного угла. Ковер в гостиной тоже сделан по его дизайну – по мотивам фотографии оригами из интернета. “Белые куски – это складки бумаги, серые – тени от них”, – объясняет он. Почти вся мебель, в том числе кушетка по дизайну Жака Адне и несколько стульев в стиле Людовика XVI, была куплена в Париже. “Мне нравится их солидность – они смотрятся как семейные реликвии”, – говорит Денио. За расслабленность отвечает отсутствие в квартире формальной столовой: гостей тут принимают в примыкающем к кухне уголке для завтраков. “Мы тут до десяти человек можем усадить. В тесноте, но явно не в обиде!” – смеется хозяин квартиры, который не устает восхищаться Жан-Луи. И правильно: хоть француз и не стал делать для клиентов то, что они просили, зато сделал то, что им было действительно нужно.

Стены ванной отделаны мрамором сорта Striato Olimpico. Бра — винтажные, 1960‑х годов. Фурнитура, Dornbracht. Светильник по дизайну Вернера Пантона.

Стены ванной отделаны мрамором сорта Striato Olimpico. Бра — винтажные, 1960‑х годов. Фурнитура, Dornbracht. Светильник по дизайну Вернера Пантона.

Текст: Иэн Филлипс

Фото: джонни вэлиант
опубликовано в журнале №12-01 (146) Декабрь-Январь 2015-2016

Комментарии