Квартира по проекту Жан‑Луи Денио в Нью-Йорке, 280 м²

Квартира площадью 280 м², доставшаяся в работу Жан-Луи Денио, расположена на Пятой авеню, в одном из самых знаменитых домов на этой знаменитой улице: в 1916 году здание получило золотую медаль Американского института архитекторов и до сих пор славится своим роскошным лобби с мраморной лестницей и статуями в духе Древнего Рима.

Гостиная. Над камином висит зеркало Nébuleuse по дизайну Эрве ван дер Стратена. Кушетка по дизайну Жака Адне куп­лена в галерее Regis Royant в Париже. Два торшера по бокам от нее французские, 1950‑х годов, куплены через интернет. Кресла 1940‑х годов, Maison Carlhian. Бронзовый журнальный столик по дизайну Пола Эванса куплен в магазине Maison Gerard в Нью-Йорке. Скульптуры в нишах — работы Марсии Кейбл (слева) и “Лулу” Вона Ли.

Пространство квартиры изначально было далеко не так эффектно: сорок лет назад его превратили в приемную врача и поделили на семь смотровых. Потолки понизили с пяти до трех метров. “Вся красота была спрятана за гипсокартонными панелями. Пришлось напрягать воображение, чтобы понять, что это за квартира”, – говорит хозяин-финансист.

Гостиная. Ковер по дизайну Жан-Луи Денио произведен маркой Solstys. Журнальный столик 1965 года по дизайну Мишеля Манжематина. Кресло слева — периода Людовика XVI, куплено на Sotheby’s и перетянуто тканью, Pollack. Винтажный диван по дизайну Эдварда Уормли перетянут тканью, Pierre Frey. Придиванные столики по дизайну Теренса Робсджона-Гиббингса. Лампы на них сделаны Гарри Балмером в 1970‑х годах для Laurel. На стене работы Эрика Хопкинса и Ким Маккарти.

Чтобы превратить медицинское наследие в жилое пространство для нормальной семейной жизни, хозяева призвали архитекторов Брюса Кинлина и Лили Разерфурд (для конструктивных работ) и Жан-Луи Денио – чтобы вытащил былую красоту на поверхность. Однако задание, которое они дали декоратору, было довольно минималистическим: в качестве примеров желаемого дизайна ему были предложены белые комнаты с белыми же диванами. 

Прихожая. Люстра — фонарь времен Людовика XVI, сделанный из позолоченного дерева. Стол по дизайну Жана-Луи Денио. Пол отделан мрамором сортов Savoy (серый) и Thassos (белый). Стены покрыты японской бумагой васи, Couleurs Privées. Два итальянских кресла — винтажные, 1950‑х годов. Бра по дизайну Эрве ван дер Стратена. Двери сделаны из тонированного каштана и украшены зеркальными панелями.

“Проблема в том, что такого рода холодный и чистый декор работает только в помещениях, где много естественного света. А тут с этим были проблемы”, – рассказывает Жан-Луи. Во-первых, квартира на нижнем этаже здания, да и ориентирована она на север и запад. Плюс Денио решил придать некоторой торжественности жилью, расположенному в таком козырном районе и в таком знаменитом здании: “Хотелось дать квартире классическую “осанку” – на Пятой авеню без этого никак”. Претенциозности он, впрочем, избегал: “Хозяева – спокойные, незамороченные люди. Квартира нужна им не для статуса, а для жизни. Так что торжественностью не нужно было увлекаться”.

Уголок для завтраков. Винтажная люстра по дизайну Гаэтано Сколари. Обои Tinseltown, Phillip Jeffries. Основание стола — 1970‑х годов, по дизайну Поля Легарда, столешница сделана на заказ для этого проекта. Банкетка по дизайну Денио обтянута искусственной кожей. Стулья по дизайну Кая Кристиансена, 1960‑е годы.

Вход в квартиру осуществляется прямо из грандиозного лобби здания, так что прихожую надо было сделать весьма эффектной. “Нужно было чем-то поразить гостей после великолепия снаружи”, – говорит Жан-Луи. Задачу он выполнил, повесив в прихожей деревянный золоченый светильник времен Людовика XVI и украсив пол довольно агрессивным орнаментом из серого и белого мрамора.

Спальня хозяев. На стенах обои Porcelain Palace, Phillip Jeffries. Белье, Ralph Lauren Home. Покрывало, Manuel Canovas. Прикроватный столик по дизайну Теренса Робсджона-Гиббингса. Ковер, Pierre Frey.

Графические орнаменты и серый цвет из прихожей “расползаются” по всей квартире. “Серый – цвет глубокий и одновременно свежий”, – говорит Денио. Квартира наполнена всеми вариантами серого, который оттеняет белые фрагменты декора так, что они прямо-таки светятся. Черные детали, например двери, усиливают контраст и четкость. Хозяева хотели именно такие; Денио, боясь, что они будут смотреться тяжеловесно, украсил поверхности горизонтальными фацетированными зеркалами. “Выглядят они шикарно – как кабошоны!” – радуется Жан-Луи.

Фрагмент спальни хозяев. Люстра по дизай­ну Эрве ван дер Стратена. Кресло XIX века в стиле Людо­вика XVI куплено на бло­шином рынке в Париже. Картина Santori II работы Рейчел Ли Ховнэниан. Лампа 1950‑х годов по дизайну Джеймса Монта.

Квартира очень геометрична, все карнизы, фризы и рамы спроектированы Денио, и, по его словам, во всем интерьере нет ни одного скривленного угла. Ковер в гостиной тоже сделан по его дизайну – по мотивам фотографии оригами из интернета. “Белые куски – это складки бумаги, серые – тени от них”, – объясняет он. Почти вся мебель, в том числе кушетка по дизайну Жака Адне и несколько стульев в стиле Людовика XVI, была куплена в Париже. “Мне нравится их солидность – они смотрятся как семейные реликвии”, – говорит Денио. За расслабленность отвечает отсутствие в квартире формальной столовой: гостей тут принимают в примыкающем к кухне уголке для завтраков. “Мы тут до десяти человек можем усадить. В тесноте, но явно не в обиде!” – смеется хозяин квартиры, который не устает восхищаться Жан-Луи. И правильно: хоть француз и не стал делать для клиентов то, что они просили, зато сделал то, что им было действительно нужно.

Стены ванной отделаны мрамором сорта Striato Olimpico. Бра — винтажные, 1960‑х годов. Фурнитура, Dornbracht. Светильник по дизайну Вернера Пантона.

Текст: Иэн Филлипс

Фото: джонни вэлиант
опубликовано в журнале №12-01 (146) Декабрь-Январь 2015-2016

читайте также

Комментарии