Четырехкомнатная квартира в Москве

Как-то архитектор Дмитрий Быков сказал, что итог работ – это опора для следующего шага. Эта московская квартира – прекрасная иллюстрация его слов. Когда-то его архитектурная мастерская занималась оформлением квартиры для родителей заказчицы нынешнего проекта. В то время она училась за границей, но, вернувшись, осталась довольна тем, что сделали с ее домом. 

Гостиная. Люстра и торшер, все Masiero; журнальные столики, Cattelan Italia.

Гостиная. Люстра и торшер, все Masiero; журнальные столики, Cattelan Italia.

Позже у нее появилась своя семья и своя квартира. От добра добра не ищут, поэтому по старой памяти решили и на этот раз воспользоваться услугами архитектурной мастерской ДИА – за работу над квартирой взялись архитекторы Дмитрий Быков и Евгения Фурменкова.

Кухня-столовая. Светильник Castore, Artemide; пластиковые стулья Ghost, Kartell.

Кухня-столовая. Светильник Castore, Artemide; пластиковые стулья Ghost, Kartell.

Надо сказать, что подавляющее большинство проектов, поступающих в мастерскую ДИА, весьма масштабны и включают в себя как минимум перепланировку, если не постройку с нуля. В данном же случае ситуация была несколько другой. До Дмитрия Быкова и его сотрудников над помещением уже успела потрудиться сторонняя коллега-архитектор, поэтому пространство им досталось грамотно спланированное и требующее фактически только декоративного оформления. С таким скромным масштабом ДИА-архитекторы, по их признанию, сталкиваются не часто, но это не повлияло на уровень энтузиазма при выполнении работ, тем более подстегивал жесткий дедлайн: нужно было завершить проект к началу учебного года, когда сын хозяйки собирался пойти в школу.

Фрагмент детской комнаты. Одна из стен в ней сделана под кирпичную кладку.

Фрагмент детской комнаты. Одна из стен в ней сделана под кирпичную кладку.

Заказчица оказалась поклонницей лондонского стиля и квартиру попросила оформить в подобном ключе. Слава богу, понятие “лондонский стиль” не включало в себя ни юнион-джеков, ни корон, ни прочей королевской атрибутики. Зато состояло из всех элементов, необходимых, чтобы нарисовать в итоге интерьер, с одной стороны, классический и даже сдержанный, но с яркими, если не сказать эпатажными деталями, так хорошо воплощающими лондонский артистический дух.

Идея яркой полосатой стены появилась после того, как архитекторы увидели продукцию текстильной компании Les Toiles du Soleil.

Идея яркой полосатой стены появилась после того, как архитекторы увидели продукцию текстильной компании Les Toiles du Soleil.

Такие “полеты фантазии” появились почти в каждой из четырех комнат квартиры. Это и белые светильники от футуристичных Flos и Artemide, и ярко-синие шкафы на кухне, сделанные на заказ и разительно контрастирующие с минималистичной кухней кремового цвета, и полосатая стена в гостиной. Эта стена, кстати, заслуживает особого внимания: архитекторы вдохновились на ее создание, увидев работы художника – хозяина бренда Les Toiles du Soleil, который колесит по миру и впечатления от увиденного воплощает в полотнах из цветных полосок, которые потом перекочевывают на ткани. Из какой конкретно поездки эти сине-бело-лиловые полосы, непонятно, вполне может статься, что и из путешествия по туманному Лондону. Так или иначе, но в интерьер они вписались гармонично и выглядят не как обои или краска, а как полноценное арт-панно. Разумеется, чересчур углубляться в сумасшествие дизайна было нельзя – как-никак квартира делалась для семьи, а не для молодого холостяка. Но, кажется, баланс между креативом и уютом был найден правильный.

Спальня. Светильник, Flos; кровать, Gervasoni.

Спальня. Светильник, Flos; кровать, Gervasoni.

К слову сказать, предметов искусства в квартире много, но их расставляла уже сама хозяйка из своих запасов. Комод в прихожей, кстати, тоже перекочевал из квартирного прошлого. Его заказчица когда-то купила в одном из путешествий и поставила при входе. Так он и остался на своем родном месте после всех изменений в квартире, как оплот стабильности и постоянства.

Ванная. Ванна, Kaldewei; плитка на стенах и на полу из серии Faro‑R Ceniza, Vives.

Ванная. Ванна, Kaldewei; плитка на стенах и на полу из серии Faro‑R Ceniza, Vives.

Квартира получилась, как и задумывалась, современной и слегка эпатирующей. Хозяйка и вся ее семья быстро начали обживать новодекорированные помещения. Ну а для архитектурной мастерской ДИА это, выходит, очередной итог и очередная опора для следующего шага.

Прихожая. Комод остался от предыдущей обстановки. Белые бра над ним — производства фабрики Masiero.

Прихожая. Комод остался от предыдущей обстановки. Белые бра над ним — производства фабрики Masiero.

Текст: Мария Крыжановская
Стилист и продюсер: Наталья Онуфрейчук 

Фото: Сергей Ананьев
опубликовано в журнале №12-01 (146) Декабрь-Январь 2015-2016

Комментарии