Трехкомнатная квартира на Беговой

Дизайнер Александр Якимов и заказчик Максим Канищев с супругой Ириной

Есть вещи, перед которыми невозможно устоять. В случае с Максимом Канищевым это высокие потолки и арочные окна. Вообще-то Максим, поклонник сталинского ампира, подыскивал себе жилье на “Соколе”, но купил в итоге квартиру на “Беговой”. Даже несмотря на не самое привлекательное соседство с ТТК. Тем более что из окон квартиры на последнем этаже дома, стоящего на внешней стороне кольца, видны не транспортные потоки, а величественное здание ипподрома, перестроенного по проекту Жолтовского в начале 1950-х годов. Больше того – отсюда можно наблюдать за бегами, разве что ставки делать не получится. “Сколько человек в Москве имеют такой вид?” – задает риторический вопрос дизайнер Александр Якимов.

Общественная зона объединяет гостиную и кухню. На переднем плане столовая группа с креслами, Eichholtz. Люстры хозяин привез из Китая. Гравюры и картины собирались по блошиным рынкам и у антикваров. Есть среди них и тематические работы, с лошадьми.

Общественная зона объединяет гостиную и кухню. На переднем плане столовая группа с креслами, Eichholtz. Люстры хозяин привез из Китая. Гравюры и картины собирались по блошиным рынкам и у антикваров. Есть среди них и тематические работы, с лошадьми.

Впрочем, дизайнер в этой истории появился не сразу. Первые полгода новый хозяин прожил в расселенной им трехкомнатной коммуналке безо всякого ремонта, постепенно примеряясь к новому месту. “Не хотелось ничего менять с наскока, хотелось понять душу квартиры, – вспоминает Максим. – Откуда дует сквозняк, где встает солнце и какой вид на закате”.

Фрагмент гостиной. Фотографии по бокам от мраморного камина — работа Максима Канищева, хозяина квартиры. На переднем плане кресло, Eichholtz. Сам камин действующий — дымоход здесь был с момента постройки.

Фрагмент гостиной. Фотографии по бокам от мраморного камина — работа Максима Канищева, хозяина квартиры. На переднем плане кресло, Eichholtz. Сам камин действующий — дымоход здесь был с момента постройки.

Якимов подходил к делу с несколько иной стороны. “Я к любому интерьеру отношусь как к активу, – говорит он. – Мне нравится, когда квартира, приобретенная за некую сумму, становится в разы дороже – просто за счет дизайна”. Соединение лирики и коммерческого расчета дало неожиданный результат в виде гостиной с черными стенами. “Мне хотелось сделать “ах!”. Краска черная, желтая или синяя стоят одинаково, а впечатление будет разное, – объясняет Якимов. – Это гедонистический интерьер, ведь мало кто решится на черные стены: либо жена тебе не позволит, либо дети малые. Этот проект получился только из-за смелости заказчика”.

В каждом проекте Якимова непременно есть небольшой уголок для завтраков. Балконная дверь, расположенная по соседству с кухней, в процессе ремонта стала полностью стеклянной.

В каждом проекте Якимова непременно есть небольшой уголок для завтраков. Балконная дверь, расположенная по соседству с кухней, в процессе ремонта стала полностью стеклянной.

Еще одна идея Якимова заключалась в том, чтобы связать интерьер с его архитектурным окружением. Она реализована буквально – дизайнеру, например, удалось найти лепной карниз, рисунок которого в точности повторяет карниз самого дома. 

Голова оленя, покрытая гипсом, досталась хозяину от деда. Фриз на стене — уменьшенная копия барельефа ипподрома. Кресла — винтаж в новой обивке.

Голова оленя, покрытая гипсом, досталась хозяину от деда. Фриз на стене — уменьшенная копия барельефа ипподрома. Кресла — винтаж в новой обивке.

Но главное – это фриз в гостиной, уменьшенная копия барельефа на фронтоне ипподрома. Заказчик принимал в его создании деятельное участие – установил на балконе фотоаппаратуру и детально отснял композицию с конями и трубачами. На основе этих снимков мастера по отливке гипса сделали форму – правда, лишь с шестой попытки, настолько сложная это работа.

Аксессуары на каминной полке развивают “лошадиную” тему, заданную видом из окон.

Аксессуары на каминной полке развивают “лошадиную” тему, заданную видом из окон.

В квартире также имеются чуть менее масштабный барельеф с лошадьми и гипсовый герб СССР тех времен, когда союзных республик было не пятнадцать, а всего шесть. Он выполняет роль замка над одним из арочных окон. С этими деталями получилось еще интересней: формы для отливки Максим собственноручно вылепил из пластилина.

Спальня. Стена в изголовье состаренной ампирной кровати оклеена английскими обоями. Остальные стены просто голубые, в тон обоев. Постельное белье, покрывало, декоративная подушка, все из коллекции Triomphe Platine, Yves Delorme.

Спальня. Стена в изголовье состаренной ампирной кровати оклеена английскими обоями. Остальные стены просто голубые, в тон обоев. Постельное белье, покрывало, декоративная подушка, все из коллекции Triomphe Platine, Yves Delorme.

Помимо гостиной, на которую приходится едва ли не половина всей жилплощади, в квартире только два помещения – спальня и ванная. Якимов решил, что не грех оформить их абсолютно по-разному. Так, спальня получила умиротворяющие голубые стены и белую состаренную кровать, а сине-золотая ванная огорашивает почти царской роскошью. Тут даже есть камин, хоть и декоративный, а освещает пространство антикварная люстра, забытая в квартире бывшими жильцами.

Ванная решена в бело-сине-золотой гамме. Люстра осталась в квартире от прежнего интерьера.

Ванная решена в бело-сине-золотой гамме. Люстра осталась в квартире от прежнего интерьера.

Как рассказывает Максим, в прежнем интерьере она выглядела вульгарно – за исключением рассветных часов, когда хрустальные подвески отбрасывали блики на стены комнаты. Эту игру солнечных зайчиков он непременно хотел сохранить и не только сам выбрал для гостиной новые люстры (теперь их целых три), но и каким-то чудом уговорил Якимова, помешанного на оформлении окон, обойтись без штор. “Вы не представляете, что здесь творится по утрам, – говорит хозяин. – Из дома невозможно уйти, пока солнце не взойдет. Здесь начинается такая феерия света, что впору водить экскурсии”.

Уголок для завтраков с видом на Московский ипподром. Квартира находится на последнем этаже, и хозяин решил, что прекрасно обойдется без штор.

Уголок для завтраков с видом на Московский ипподром. Квартира находится на последнем этаже, и хозяин решил, что прекрасно обойдется без штор.

Перелопатив за время ремонта кучу книг по архитектуре, с головой погрузившись в историю и даже выступив в роли скульптора, теперь Максим подумывает о том, чтобы выучиться на искусствоведа. Хотя и сам удивляется: “Редкий ремонт приводит к таким результатам!”

Фрагмент гостиной. Китайские вазы и картина — из коллекции хозяина.

Фрагмент гостиной. Китайские вазы и картина — из коллекции хозяина.

Фрагмент гостиной. Стеклянный столик купили в Москве. На спинке кресла — одна из пяти кошек, проживающих в квартире.

Фрагмент гостиной. Стеклянный столик купили в Москве. На спинке кресла — одна из пяти кошек, проживающих в квартире.

Текст: Анастасия Ромашкевич
Стилист и продюсер: Наталья Онуфрейчук

Интерьер опубликован в коллекционном номере “100 лучших архитекторов и дизайнеров России 2015”. iPad-версию можно скачать в нашем киоске в App Store по ссылке.

Трехкомнатная квартира на Беговой

Фото: стефан жульяр; василий буланов
опубликовано в журнале №10 (144) Октябрь 2015

Комментарии