Квартира по проекту Кирилла Истомина в Москве

Работа над интерьером этой московской квартиры шла два года. Для пространства площадью меньше двухсот метров – немалый срок. И дело не в форс-мажорах, просто никто особо не спешил. 

Фрагмент гостиной. Люстра кажется бронзовой, но на самом деле выполнена из папье-маше.

Фрагмент гостиной. Люстра кажется бронзовой, но на самом деле выполнена из папье-маше.

Для хозяев, чей основной дом находится в Подмосковье, это, что называется, pied-à-terre – квартира, где можно изредка заночевать, если дела задержали в городе допоздна. Так что никакой срочности не было, интерьер складывался эволюционно и в результате обрел законченность и цельность, которая местами стала сюрпризом даже для самого автора – декоратора Кирилла Истомина.

Хозяйка квартиры Жанна Крылова и декоратор Кирилл Истомин.

Хозяйка квартиры Жанна Крылова и декоратор Кирилл Истомин.

Глядя на эти фотографии, несложно подметить, что одним из лейтмотивов интерьера служит зигзагообразный орнамент. Тему задают шторы в гостиной (она же кабинет). Появились они здесь не случайно: квартира в плане вписана в четверть круга, поэтому в комнате нет ни одного прямого угла. Чтобы это скрыть, Истомину пришлось сдвигать мебель ближе к центру и отвлекать внимание от округлых стен с помощью штор с активным узором. “Это моя самая любимая ткань – шелковая тафта с рыхлой фактурой. Она напоминает мне бальные юбки Balmain. Я уже использовал ее в других своих проектах. Может, это и неправильно, но она мне очень нравится”, – признается декоратор. 

Фрагмент столовой. Торшер из горного хрусталя, Baguès. Кресло, Ralph Lauren Home. Обтянутый кожей пуф сделан на заказ.

Фрагмент столовой. Торшер из горного хрусталя, Baguès. Кресло, Ralph Lauren Home. Обтянутый кожей пуф сделан на заказ.

Со штор зигзаги “перепрыгивают” на обивку стульев в соседней столовой, а потом появляются на ламбрекене и абажурах в гостевой спальне. Орнамент отлично рифмуется и с ромбами на ковре, и с простежкой мягкой мебели. И вот – хотите верьте, хотите нет – Кирилл утверждает, что все это произошло совершенно случайно, безо всякого дизайнерского умысла. И даже не замечал, как много в интерьере таких узоров. “Получается, что я люблю зигзаги? Видимо, это подсознание!” – смеется он.

Столовая. Стулья в стиле шинуазри, Oscar de la Renta. Шторы из украшенной вышивкой ткани, Schumacher. Люстра сделана на заказ по эскизам Истомина.

Столовая. Стулья в стиле шинуазри, Oscar de la Renta. Шторы из украшенной вышивкой ткани, Schumacher. Люстра сделана на заказ по эскизам Истомина.

Геометрические узоры не мешают интерьеру быть абсолютно женственным, ведь букетов здесь не меньше, чем зигзагов: на расписанных вручную обоях в прихожей, на вышитых шторах в столовой, на тарелках в антикварной витрине, в вазах и на картинах. И снова это не дизайнерская придумка, а результат естественного хода событий. 

Гостевая комната. Диван-кровать в обивке из бархата, Kravet, и зеркальный столик сделаны по эскизам Исто­мина. Шторы из ткани Osborne & Little.

Гостевая комната. Диван-кровать в обивке из бархата, Kravet, и зеркальный столик сделаны по эскизам Исто­мина. Шторы из ткани Osborne & Little.

Так в интерьере проявилась романтическая натура хозяйки Жанны Крыловой, которая активно участвовала в работе над интерьером. Видимо, повлиял и состав семьи – у Жанны две дочери. Старшая, правда, живет уже отдельно, и именно для нее создавалась крохотная гостевая комната с желтым раскладным диваном. Как объясняет Кирилл, размер помещения предопределил расположение несущих конструкций, и чтобы зрительно раздвинуть стены комнаты, одну из них он сделал зеркальной.

Фрагмент столовой с французским комодом XIX века (вставки в дверках — китайские). В дверном проеме — холл, отделяющий общественную зону от приватной, с витриной XIX века. Изнутри она обтянута льном в тон стен.

Фрагмент столовой с французским комодом XIX века (вставки в дверках — китайские). В дверном проеме — холл, отделяющий общественную зону от приватной, с витриной XIX века. Изнутри она обтянута льном в тон стен.

Легкое и жизнерадостное настроение в интерьере создает еще и цветовая палитра. И тут уже Кирилл не может откреститься от своей роли. “Чем я известен? Прежде всего тем, что использую много цвета”, – говорит декоратор. Тон в квартире прямо с прихожей, оклеенной обоями с ручной росписью, задает цвет морской волны, а также аккомпанирующий ему желтый. 

Холл. Обои с ручной росписью, de Gournay. Комод в стиле Людовика ХVI с лакированными вставками из японской ширмы, XIX век.

Холл. Обои с ручной росписью, de Gournay. Комод в стиле Людовика ХVI с лакированными вставками из японской ширмы, XIX век.

Поскольку квартира для постоянного проживания не предназначается, опасений, что яркие краски быстро успеют надоесть, у заказчиков не было. К тому же палитра хорошо сбалансирована: в гостиной фоном для цветных вещей служат нейтральные стены, обитые тканью нежного кремового оттенка, а главная спальня и ванная практически белые.

Фасады книжного шкафа обтянуты кожей, имитирующей кожу страуса. Кресло и ковер сделаны на заказ. Бра, Hervé van der Straeten.

Фасады книжного шкафа обтянуты кожей, имитирующей кожу страуса. Кресло и ковер сделаны на заказ. Бра, Hervé van der Straeten.

Как это обычно бывает у Истомина, в интерьере перемешаны мебель, сделанная на заказ по его эскизам (в основном мягкая), и антиквариат. Как объясняет декоратор, с точки зрения стиля это классика, но в современной интерпретации. “Конечно, если не считать прихожую с роскошным комодом в стиле Людовика XVI!” – со смехом добавляет автор проекта.

Детская с мебелью Savio Firmino. На прикроватном столике — винтажная лампа. Шторы, Clarence House. Постельное белье сшито на заказ.

Детская с мебелью Savio Firmino. На прикроватном столике — винтажная лампа. Шторы, Clarence House. Постельное белье сшито на заказ.

Ну а если кому-то вздумается представить этот интерьер в виде пейзажа, то на нем наверняка будут изображены набегающее волнами на берег море, бесконечное небо и цветущий сад. Не квартира, а курорт.

На комоде в прихожей — пара бронзовых подсвечников XIX века, шкатулка из коллекции хозяев и пара винтажных китайских ваз.

На комоде в прихожей — пара бронзовых подсвечников XIX века, шкатулка из коллекции хозяев и пара винтажных китайских ваз.

Текст: Анастасия Ромашкевич
Стилист и продюсер: Наталья Онуфрейчук

Фото: стефан жульяр
опубликовано в журнале №12-01 (146) Декабрь-Январь 2015-2016

Комментарии