Замок во Франции

Каждый человек может о чем-нибудь мечтать. Например, о жизни в настоящем замке или об оформлении интерьеров в нем. “Разработать дизайн для всех помещений замка с многовековой историей в долине Луары, мне кажется, можно считать работой мечты взрослого состоявшегося человека, – говорит дизайнер Ольга Зубова. – Обстановка предполагала бережное и уважительное отношение к старинным стенам и воссоздание исторической атмосферы. Но хозяйка не хотела жить в “пыльном гобеленовом мешке” и правильно заметила, что в каждом столетии люди, обитавшие тут, вносили в интерьер свою лепту, поэтому ничто не мешает нам сделать то же самое!” Так в жизни замка начался новый этап.

Французскому замку больше пятисот лет. В 1999 году у него появились новые хозяева, которые затеяли реставрацию и ремонт. Аллея, ведущая ко входу, называется Allée Madame. Вдоль нее растут вязы, знавшие еще предыдущего хозяина.

Французскому замку больше пятисот лет. В 1999 году у него появились новые хозяева, которые затеяли реставрацию и ремонт. Аллея, ведущая ко входу, называется Allée Madame. Вдоль нее растут вязы, знавшие еще предыдущего хозяина.

Историческое здание состоит из нескольких частей. Самая ранняя, готическая часовня, относится к XVI веку. В последующие два столетия к ней пристроили по одному крылу. Нынешний владелец возвел еще одну постройку и таким образом замкнул периметр. Так у замка появился внутренний двор. 

Охотничий зал. Диван марки Baxter обтянут кожей слона. Журнальный столик выполнен по эски­зам дизайнера. Подушки на каменных лавках по обеим сторонам от камина, Holland & Sherry.

Охотничий зал. Диван марки Baxter обтянут кожей слона. Журнальный столик выполнен по эски­зам дизайнера. Подушки на каменных лавках по обеим сторонам от камина, Holland & Sherry.

Реставрацией фасадов и строительством новой части занималась французская компания Bouygues, Ольга же – только интерьерами. “Первое, что я увидела, проходя по помещениям, – рабочих, которые кувалдой ломали старый камин!” – вспоминает она. Портал дизайнеру удалось спасти, но трещина-шрам на нем все-таки осталась. Также сохранили и отреставрировали все потолки и межкомнатные двери. “Мы с уважением отнеслись к историческому каркасу, а классический интерьер освежили, разбавив его современными элементами”, – продолжает Ольга.

Парадный холл. Мраморная скульптура “Восточная женщина после танца с саблями” Теодора Ривьера (1857–1912) куплена на ярмарке BRAFA. Картина Lady with a Pekinese (1915) бельгийского художника Фирмина Баэса. Светильник, Bronze d’Art Français. Ограждение лестницы выполнено на ­заказ компанией Métallerie Sarthoise.

Парадный холл. Мраморная скульптура “Восточная женщина после танца с саблями” Теодора Ривьера (1857–1912) куплена на ярмарке BRAFA. Картина Lady with a Pekinese (1915) бельгийского художника Фирмина Баэса. Светильник, Bronze d’Art Français. Ограждение лестницы выполнено на ­заказ компанией Métallerie Sarthoise.

Практически в каждой комнате вещи с историей соседствуют с современными и сделанными на заказ. Их собирали по всему миру. Антиквариат покупали как на известных ярмарках и выставках, таких как Masterpiece London, TEFAF в Маастрихте и BRAFA в Брюсселе, так и на маленьких блошиных рынках. Новую мебель тоже заказывали в разных странах. К примеру, стулья в парадную столовую прибыли из Канады. Только там нашлись большие, удобные, но при этом изящные модели. Обеденный стол вырезали краснодеревщики из итальянской провинции Монца-э-Брианца, портьеры из текстиля старинной венецианской мануфактуры шили в Москве, а ковры ткали во Франции, Италии, Иране, Непале и Пакистане. “Каким бы красивым ни был интерьер, он должен быть функциональным и удобным, служить человеку, обеспечивать ему визуальный и эргономический комфорт во время долгого званого ужина или чтения книги у камина”, – объясняет дизайнер сложную географию происхождения предметов. 

Парадная столовая. Стулья канадской фабрики William Switzer обтянули старинной венецианской тканью. Консоль XIX века найдена на выставке в Маастрихте.­ Люстра с подвесками из горного хрусталя сделана на заказ. Столовая посуда Sansoussi Chambre Bleu, Rosenthal. Бокалы, Saint-Louis. Столовое серебро, Christofle.

Парадная столовая. Стулья канадской фабрики William Switzer обтянули старинной венецианской тканью. Консоль XIX века найдена на выставке в Маастрихте.­ Люстра с подвесками из горного хрусталя сделана на заказ. Столовая посуда Sansoussi Chambre Bleu, Rosenthal. Бокалы, Saint-Louis. Столовое серебро, Christofle.

В кабинете хозяйки, расположенном в готической часовне, на ковре, сотканном по архивным эскизам фабрики Braquenié, стоят вырезанные на заказ письменный стол и стулья в готическом стиле. Прототипом для них послужила мебель XVII века из одной французской библиотеки, где Ольга искала информацию про замок. Бронзовые подсвечники – из католического собора. Чтобы собрать не просто достоверный, а гармоничный и жилой интерьер из такого количества разнообразных вещей, необходимо вложить много сил. Но результат стоил того: старинный замок превратился в уютный дом для большой семьи.

Кабинет хозяйки в готической части замка. Ковер соткан по эскизам из архивов компании Braquenié. Готическая консоль из Англии, антикварные канделябры найдены в католическом храме. Рабочий стол и стулья вырезаны на заказ по эскизам дизайнера в старинной французской мастерской. Стулья обиты кашемиром, Loro Piana.

Кабинет хозяйки в готической части замка. Ковер соткан по эскизам из архивов компании Braquenié. Готическая консоль из Англии, антикварные канделябры найдены в католическом храме. Рабочий стол и стулья вырезаны на заказ по эскизам дизайнера в старинной французской мастерской. Стулья обиты кашемиром, Loro Piana.

“Подлинный классический интерьер довлеет над человеком, он душный и был хорош для своей эпохи. У современного человека другие потребности и стиль жизни”, – говорит Ольга. Секрет “легкого” интерьера – в умеренности, чувстве юмора и смелости. Дамский салон предполагалось богато оформить гобеленами, но когда повесили два полотна, поняли, что этого достаточно, иначе есть риск получить тот самый “пыльный гобеленовый мешок”. В одном из гостевых сюитов стены отделаны светлым шелком с вышитым узором туаль-де-жуи. Этой же тканью, предварительно раскрашенной флуоресцентными фломастерами, обтянули стул. Дизайнер считает, что сочные цвета радуют глаз, а необычные фактуры оживляют классический интерьер. 

Дамский салон. Гобелены найдены в одной из парижских галерей. Кушетки фабрики Collection Pierre обиты тканью Edmond Petit. Портьеры, Art & Decor — Fabergé. Журнальный столик, Taillardat. Диваны на заднем плане, Moissonier.

Дамский салон. Гобелены найдены в одной из парижских галерей. Кушетки фабрики Collection Pierre обиты тканью Edmond Petit. Портьеры, Art & Decor — Fabergé. Журнальный столик, Taillardat. Диваны на заднем плане, Moissonier.

Дочерям-близняшкам дали возможность выбрать оттенки велюра для их кроватей. Одна предпочла изумрудно-зеленый, а вторая – винно-красный. Изголовья кроватей сделаны в виде бальных платьев с корсетами, висящих на резных плечиках. Когда девочки вырастут, корсеты можно будет снять, повесив на их место картины, а готические изголовья останутся. Над оформлением хозяйской спальни пришлось поломать голову, чтобы сделать ее уютной. Эта комната проходная, поэтому придвинуть кровать к стене не было возможности. Ее поставили в центр, соорудили балдахин и придумали систему крепления тяжелого изголовья к полу. Резные колонны, поддерживающие балдахин, семигранные – это отсыл к неоготической эстетике. При этом в изножье стоят современные банкетки по дизайну Пола Смита.

Ванная комната дочерей находится в мезонине. Она современная и минималистичная. Перегородка между ванной и душевыми отлита из бетона.

Ванная комната дочерей находится в мезонине. Она современная и минималистичная. Перегородка между ванной и душевыми отлита из бетона.

Работу архитекторов и дизайнеров Ольга Зубова сравнивает с качелями – необходимо одновременно реализовать свой творческий потенциал и понять клиента. “Эффектный и гармоничный интерьер, в котором к тому же комфортно жить, – это результат сочетания профессиональных качеств дизайнера и психологического взаимодействия с заказчиком”, – говорит она. Похоже, с хозяевами этого замка Ольга раскачивается на одних качелях, и у истории будет продолжение: сейчас дизайнер занимается ландшафтом, а в ближайшем будущем спроектирует павильон для охотничьих трофеев.

Двадцатипятиметровый бассейн находится в отдельном строении, которое специально для этого и возвели. В ­соседнем здании располагается спа-зона.

Двадцатипятиметровый бассейн находится в отдельном строении, которое специально для этого и возвели. В ­соседнем здании располагается спа-зона.

Текст: Ольга Сорокина

Фото: ксавье бежо
опубликовано в журнале №12-01 (146) Декабрь-Январь 2015-2016

Комментарии