Особняк в Уругвае

В архитектурных вузах есть предмет с угрожающим названием ОПК – “объемно-пространственная композиция”. Звучит сложно, но занятие на самом деле интересное: час за часом будущие зодчие сгибают-складывают-клеят бумажки и картонки. Цель – научиться выражать свои архитектурные мысли трехмерно, не в плоскости чертежа, а в объемном пространстве макета. Результат обычно очень декоративен: аккуратно вырезанные бумажные плоскости выстраиваются в стройные ряды, образуют “интересные” углы и геометричные композиции. Но, осматривая готовые работы, преподаватели всегда тяжело вздыхают: “Красиво, конечно. А теперь представьте себе, что это – жилой дом. Как вы тут жить будете?”

Дом в уругвайском местечке Пунта-дель-Эсте построил архитектор Хавьер Джентиле.

Дом в уругвайском местечке Пунта-дель-Эсте построил архитектор Хавьер Джентиле.

Профессора архитектуры, проявляя показную суровость, вовсе не хотят напугать студентов. Сделать абстрактную композицию жилой трудно, но можно – работая с цветом, продумывая детали, “держа в уме” конкретного заказчика. Создатели дома в Пунто-дель-Эсте так и поступили.

В углу гостиной рядом с креслом 1940-х годов лежит шерстяной коврик ручной работы, купленный в Андах.

В углу гостиной рядом с креслом 1940-х годов лежит шерстяной коврик ручной работы, купленный в Андах.

Пунта-дель-Эсте – популярное курортное местечко в Уругвае, на побережье Атлантического океана. Здесь уже много лет селится особый сорт “культурных” богачей – среди них деньги напоказ выставлять не принято. Местные жители меряют крутизну своих резиденций не количеством башенок и колонн. Их заботит материя более тонкая: насколько бережно и гармонично удалось вписать дом в окружающую местность?

Кухня в доме огромная, почти 100 м2. Мебель привезли из усадьбы Альфредо Верчелли в Аргентине.

Кухня в доме огромная, почти 100 м2. Мебель привезли из усадьбы Альфредо Верчелли в Аргентине.

Владельца “желтого” дома, аргентинского бизнесмена Альфредо Верчелли, тоже заботили аспекты экологии: он во что бы то ни стало хотел сохранить в неприкосновенности все до единого деревья на своем участке в пять гектаров. Верчелли решил, что для достижения этой задачи ему нужен дом в стилистике Рикардо Легорреты – этот знаменитый мексиканский архитектор не забывает о своих народных корнях, и его постройки отличаются лаконизмом формы и фольклорной яркостью.

Простые кровати в хозяйской спальне сделаны на заказ по эскизу архитектора.

Простые кровати в хозяйской спальне сделаны на заказ по эскизу архитектора.

Трудно сказать, почему Верчелли не стал заказывать проект самому Легоррете – возможно, просто постеснялся. Так или иначе, заказ достался молодому уругвайскому архитектору Хавьеру Джентиле. Он был давним поклонником Легорреты, поэтому сразу понял, что от него требуется, и с энтузиазмом взялся за дело.

Ванная комната отделана предельно просто.

Ванная комната отделана предельно просто.

Проект рождался в ходе постоянных консультаций между заказчиком и архитектором. Верчелли и Джентиле дотошно обдумывали и бесконечно обсуждали все детали – возможно, поэтому стройка длилась целых пять лет.

Дом получился точь-в-точь студенческий макет ОПК: очень линейный, очень простой. Вся его красота – в игре горизонталей и вертикалей, квадратов и прямоугольников. Ну и в цвете, конечно. В ярко-желтый выкрашены не только наружные, но и внутренние поверхности стен: хозяину очень нравится сочетание желтого с синевой неба.

Огромное окно с квадратным переплетом — выход из гостиной на террасу с бассейном.

Огромное окно с квадратным переплетом — выход из гостиной на террасу с бассейном.

Дом расположен на рельефе, и хотя в нем всего один этаж, внутри есть перепады уровней. Благодаря этому пространство кажется разнообразным, но цельным: терраса плавно перетекает в кухню, гостиная – в открытое патио. Мебели очень мало: не хотелось особо “мусорить”. Но внимание к деталям проявлено серьезное: в интерьере гармонично сосуществуют английские колониальные предметы, вещи 1940-х годов, фольклорные коврики ручной работы и мебель, сделанная на заказ специально для этого дома (вроде кроватей в спальне). В интерьере желтый цвет стен контрастирует с серо-коричневой древесиной парагвайского палисандра – курупая (из него сделаны полы и двери) – и местным черным гранитом.

Показать бы этот дом архитектурным профессорам. Они бы порадовались.

Пол террасы выстелен серо-коричневой древесиной курупая — парагвайского палисандра.

Пол террасы выстелен серо-коричневой древесиной курупая — парагвайского палисандра.

Текст: Ана Кардинале 

Фото: РИКАРДО ЛАБУЛЬ
опубликовано в журнале №5 май 2005

Комментарии