Лофт на окраине Парижа, 350 м²

Кольцевую дорогу вокруг французской столицы парижане называют “периферик”. За ней лежат унылые заброшенные индустриальные зоны с заводскими корпусами из песчаника и строительными площадками. Пейзаж напоминает самые депрессивные кадры самых печальных фильмов Жана Ренуара или Жюльена Дювивье. Еще десять лет назад золотая молодежь и богемная публика Парижа боялась ногой ступить за “периферик” – разве что там устраивалась какая-нибудь модная вечеринка или авангардный хеппенинг.

В интерьере студии виден потолок с открытыми металличе­скими фермами.

В интерьере студии виден потолок с открытыми металличе­скими фермами.

А потом периферия города стала вдруг очень популярной. Сыграли свою роль жилищный кризис и распространение культуры лофта. Но главное – изменилось отношение к индустриальным пригородам, они стали символом непринужденного и артистического образа жизни.

Хозяин дома Жан-­Паскаль Леви-Трюме.

Хозяин дома Жан-­Паскаль Леви-Трюме.

Жан-Паскаль Леви-Трюме – известный сценограф и организатор общественных мероприятий. Он устраивал дефиле оркестров на площади Согласия во время футбольного чемпионата 1998 года и церемонию передачи олимпийского огня в Альбервиле. 

Вокруг деревянного обеденного стола — стулья Brno, дизайнер Людвиг Мис ван дер Роэ, Knoll.

Вокруг деревянного обеденного стола — стулья Brno, дизайнер Людвиг Мис ван дер Роэ, Knoll.

Он сразу оценил возможности заброшенного завода по изготовлению металлоконструкций, построенного в XIX веке в районе Баньоле. Возможно, завод попался ему на глаза во время очередной тусовки. В любом случае, к оформлению интерьера Леви-Трюме подошел так же, как и к созданию своих массовых действ. Только декорацию он на этот раз создал не для шумного праздника, а для спокойной частной жизни.

Одно из самых приятных мест в доме Жан-Паскаля Леви-Трюме — внутренний двор с буддийским садом.

Одно из самых приятных мест в доме Жан-Паскаля Леви-Трюме — внутренний двор с буддийским садом.

На то, чтобы сделать завод жилым, ушло четыре года. Сначала нужно было демонтировать часть конструкций, “освободить” от наслоений три корпуса-цеха и вывезти сто сорок тонн строительного мусора. Затем с помощью архитектора Изабель Станислаc Леви-Трюме сформировал жилое пространство площадью в триста пятьдесят метров: минимум дверей, высокие потолки с открытыми фермами, внутренний двор с бассейном и японскими кленами.

Из гостиной можно выйти прямо во двор. В кадке растет лимонное дерево.

Из гостиной можно выйти прямо во двор. В кадке растет лимонное дерево.

Основные материалы лофта – стекло, черненая лакированная и клепаная сталь на стенах и бетон. Могло бы получиться “холодно”, но Леви-Трюме внимательно отнесся к подбору деталей. Он выстелил полы золотисто-желтым деревом пало санто – оно меняет свой цвет в зависимости от освещения. 

Люстру 1970-х годов Леви-Трюме нашел в парикмахерской на Елисейских Полях. ­Кушетка Three, дизайнер Джаспер Моррисон, Cappellini.

Люстру 1970-х годов Леви-Трюме нашел в парикмахерской на Елисейских Полях. ­Кушетка Three, дизайнер Джаспер Моррисон, Cappellini.

Спроектировал эффектную консольную лестницу из висящих в воздухе бетонных ступенек. Откопал в какой-то парикмахерской на Елисейских Полях фантастическую люстру 1970-х в виде каскада из золотистых стеклянных пузырей. Ловко смешал модернистскую мебель Мис ван дер Роэ, Жана Пруве и Джаспера Моррисона с необычными вещами вроде корзин для сбора винограда, сделанных в XVIII веке, или выполненной на заказ гигантской бетонной ванны.

Бетонную лестницу в гостиной придумал сам Леви-Трюме.

Бетонную лестницу в гостиной придумал сам Леви-Трюме.

В 1998 году для шоу на площади Согласия Леви-Трюме задействовал шесть тысяч артистов: от акробатов и танцовщиков до велогонщиков и конькобежцев. Ни один из них не остался без внимания – каждый сыграл определенную роль. Точно так же, как предметы в интерьере “периферийного” лофта в Баньоле.

Спальня. Паркет из древесины пало санто (бульнезии) покрыт черным лаком и меняет свой цвет в зависимости от освещения. Светильники сделаны из корзин для сбора винограда XVIII века.

Спальня. Паркет из древесины пало санто (бульнезии) покрыт черным лаком и меняет свой цвет в зависимости от освещения. Светильники сделаны из корзин для сбора винограда XVIII века.

Бетонная ванна сделана по эскизу Леви-Трюме. Люстра из муранского стекла.

Бетонная ванна сделана по эскизу Леви-Трюме. Люстра из муранского стекла.

Во дворе устроена­ терраса: настил из того же дерева, что и полы в доме.

Во дворе устроена­ терраса: настил из того же дерева, что и полы в доме.

Текст: Лоранс Дужье

Фото: ПИТЕР ЭСТЕРСОН
опубликовано в журнале №8 (43) август 2006

Комментарии