Консольный дом в Португалии

Декораторы Жак Бек и Артур Миранда, бюро Oitoemponto

Несколько ночей после переезда в новый дом Кандида Фигейреду не могла сомкнуть глаз: ей казалось, что ее спальня падает в пропасть. Страхи ее понятны – “спальное” крыло дома опасно нависло над каменистым склоном. Последние семь метров конструкции – консоль. Комментарий архитектора Гонсалу Араужу не особенно успокаивает: “Дом опирается на гранитные валуны. Они круглые, как мячи, и никак не закреплены. Чтобы дом держался, мы применили якорную конструкцию, как в строительстве мостов”.

Дом, балансирующий на гранитной скале, построили архитекторы Гонсалу Араужу и Аугушту Вашконселуш. Интерьеры оформило бюро Oitoemponto.

Круглые валуны, о которых идет речь, – характерная черта ландшафта Визелы, тихого, даже сонного городка в сорока пяти минутах езды от Порту. Именно они привлекли к участку площадью в гектар внимание мужа Кандиды, бизнесмена Жоржи Варелы. “Участок казался совершенно диким, но очевидно было – стоит его расчистить, и эффект получится фантастический”, – рассказывает хозяйка. Судя по всему, воображение у них с мужем богатое, потому что землю едва можно было разглядеть за деревьями и кустарником. На участке не нашлось ни одного плоского места: чтобы строить дом, землю в конце концов разровняли взрывами.

Гостиная. Кресла, торшер (слева) и журнальный столик, дизайн Oitoemponto. На стене — картина художника Жульяна Сарменту.

Задание на проектирование было простым. “Мы провезли архитекторов по городу, показали соседские дома и сказали, что не хотим ничего подобного. Нам нужно нечто особенное”, – рассказывает Кандида. Архитекторы (Араужу и его партнер Аугушту Вашконселуш) ответили эффектной конструкцией из железобетона, облицованного гранитом. “Мы всегда проектируем строгие геометрические формы, а тут они оказались в шикарном контрасте с природой”, – говорит Араужу.

Вид из столовой на гостиную второго этажа и входной холл внизу.

Кроме оригинальности хозяева просили открытых пространств и игровую для своих сыновей, Давида и Андре. Архитекторы поделили дом на два крыла – ночное, со спальнями, и дневное, с двумя гостиными и столовой. “Все общественные зоны открыты в сад – чтобы природа была ближе. Знаете, какие тут красивые грозы? Как фейерверк”, – рассказывают Жак Бек и Артур Миранда, декораторы, оформившие интерьер.

Столовая. Белый лакированный стол длиной 3,5 м сделан по дизайну Oitoemponto.

Бюро Oitoemponto, которое Артур Миранда основал в 1995-м, делает интерьеры яркие и гламурные: декораторы любят лакированные поверхности и крупные предметы мебели. По их меркам, дом в Визеле вышел довольно скромным. Но и здесь есть на чем остановить глаз – например, белый лакированный стол длиной в три с половиной метра. Или предметы, созданные парижским дизайнером Эрве ван дер Стратеном: у Oitoemponto ни один проект без них не обходится.

Верхняя гостиная. Книжные полки из венге, диван, журнальный столик Kerylos из мрамора, торшеры и ковер сделаны по дизайну Oitoemponto.

Как и архитекторы, Жак Бек и Артур Миранда черпали вдохновение в окружающей дом природе. Текстура диванных обивок из бархата “отвечает” камням, а среди мебели есть и торшер с круглым гранитным основанием, и зеленый ковер в тон листвы эвкалиптов, и небесно-голубые кресла. 

Входной холл. Стеклянный столик по дизайну Исаму Ногучи. Пол и лестница сделаны из сукупиры, южноафриканской породы древесины.

Но в целом колорит у интерьера сдержанный: “Он выполнен в нашем любимом цвете – это “чай с молоком”, такой серо-бежевый”, – говорит Бек. На контрасте работают акценты, вроде черно-белой клетки в спальне мальчиков или обоев в зеленую полоску в винном погребе.

Детская семилетнего Андре и четырехлетнего Давида. Фотографии сделаны их отцом Жоржи Варелой. Лампа по дизайну Вернера Пантона.

Не все решения декораторов и архитекторов сразу пришлись по душе хозяевам. Но, уступив, они в конечном счете выиграли. Теперь Кандида Фигейреду спокойно спит в своей “воздушной” спальне. “Архитекторы убедили меня, что их конструкции даже землетрясение не страшно, – говорит она спокойно. Но добавляет: – Надеюсь все же, что проверять это на практике нам не придется!”

Винный погреб. Обои, дизайнер Ульф Мориц, Sahco Hesslein. Стулья, дизайнер Гарри Бертойя, Knoll.

Текст: Иан Филлипс

Фото: КСАВЬЕ БЕЖО
опубликовано в журнале №8 (43) август 2006

читайте также

Комментарии