Консольный дом в Португалии

Декораторы Жак Бек и Артур Миранда, бюро Oitoemponto

Несколько ночей после переезда в новый дом Кандида Фигейреду не могла сомкнуть глаз: ей казалось, что ее спальня падает в пропасть. Страхи ее понятны – “спальное” крыло дома опасно нависло над каменистым склоном. Последние семь метров конструкции – консоль. Комментарий архитектора Гонсалу Араужу не особенно успокаивает: “Дом опирается на гранитные валуны. Они круглые, как мячи, и никак не закреплены. Чтобы дом держался, мы применили якорную конструкцию, как в строительстве мостов”.

Дом, балансирующий на гранитной скале, построили архитекторы Гонсалу Араужу и Аугушту Вашконселуш. Интерьеры оформило бюро Oitoemponto.

Дом, балансирующий на гранитной скале, построили архитекторы Гонсалу Араужу и Аугушту Вашконселуш. Интерьеры оформило бюро Oitoemponto.

Круглые валуны, о которых идет речь, – характерная черта ландшафта Визелы, тихого, даже сонного городка в сорока пяти минутах езды от Порту. Именно они привлекли к участку площадью в гектар внимание мужа Кандиды, бизнесмена Жоржи Варелы. “Участок казался совершенно диким, но очевидно было – стоит его расчистить, и эффект получится фантастический”, – рассказывает хозяйка. Судя по всему, воображение у них с мужем богатое, потому что землю едва можно было разглядеть за деревьями и кустарником. На участке не нашлось ни одного плоского места: чтобы строить дом, землю в конце концов разровняли взрывами.

Гостиная. Кресла, торшер (слева) и журнальный столик, дизайн Oitoemponto. На стене — картина художника Жульяна Сарменту.

Гостиная. Кресла, торшер (слева) и журнальный столик, дизайн Oitoemponto. На стене — картина художника Жульяна Сарменту.

Задание на проектирование было простым. “Мы провезли архитекторов по городу, показали соседские дома и сказали, что не хотим ничего подобного. Нам нужно нечто особенное”, – рассказывает Кандида. Архитекторы (Араужу и его партнер Аугушту Вашконселуш) ответили эффектной конструкцией из железобетона, облицованного гранитом. “Мы всегда проектируем строгие геометрические формы, а тут они оказались в шикарном контрасте с природой”, – говорит Араужу.

Вид из столовой на гостиную второго этажа и входной холл внизу.

Вид из столовой на гостиную второго этажа и входной холл внизу.

Кроме оригинальности хозяева просили открытых пространств и игровую для своих сыновей, Давида и Андре. Архитекторы поделили дом на два крыла – ночное, со спальнями, и дневное, с двумя гостиными и столовой. “Все общественные зоны открыты в сад – чтобы природа была ближе. Знаете, какие тут красивые грозы? Как фейерверк”, – рассказывают Жак Бек и Артур Миранда, декораторы, оформившие интерьер.

Столовая. Белый лакированный стол длиной 3,5 м сделан по дизайну Oitoemponto.

Столовая. Белый лакированный стол длиной 3,5 м сделан по дизайну Oitoemponto.

Бюро Oitoemponto, которое Артур Миранда основал в 1995-м, делает интерьеры яркие и гламурные: декораторы любят лакированные поверхности и крупные предметы мебели. По их меркам, дом в Визеле вышел довольно скромным. Но и здесь есть на чем остановить глаз – например, белый лакированный стол длиной в три с половиной метра. Или предметы, созданные парижским дизайнером Эрве ван дер Стратеном: у Oitoemponto ни один проект без них не обходится.

Верхняя гостиная. Книжные полки из венге, диван, журнальный столик Kerylos из мрамора, торшеры и ковер сделаны по дизайну Oitoemponto.

Верхняя гостиная. Книжные полки из венге, диван, журнальный столик Kerylos из мрамора, торшеры и ковер сделаны по дизайну Oitoemponto.

Как и архитекторы, Жак Бек и Артур Миранда черпали вдохновение в окружающей дом природе. Текстура диванных обивок из бархата “отвечает” камням, а среди мебели есть и торшер с круглым гранитным основанием, и зеленый ковер в тон листвы эвкалиптов, и небесно-голубые кресла. 

Входной холл. Стеклянный столик по дизайну Исаму Ногучи. Пол и лестница сделаны из сукупиры, южноафриканской породы древесины.

Входной холл. Стеклянный столик по дизайну Исаму Ногучи. Пол и лестница сделаны из сукупиры, южноафриканской породы древесины.

Но в целом колорит у интерьера сдержанный: “Он выполнен в нашем любимом цвете – это “чай с молоком”, такой серо-бежевый”, – говорит Бек. На контрасте работают акценты, вроде черно-белой клетки в спальне мальчиков или обоев в зеленую полоску в винном погребе.

Детская семилетнего Андре и четырехлетнего Давида. Фотографии сделаны их отцом Жоржи Варелой. Лампа по дизайну Вернера Пантона.

Детская семилетнего Андре и четырехлетнего Давида. Фотографии сделаны их отцом Жоржи Варелой. Лампа по дизайну Вернера Пантона.

Не все решения декораторов и архитекторов сразу пришлись по душе хозяевам. Но, уступив, они в конечном счете выиграли. Теперь Кандида Фигейреду спокойно спит в своей “воздушной” спальне. “Архитекторы убедили меня, что их конструкции даже землетрясение не страшно, – говорит она спокойно. Но добавляет: – Надеюсь все же, что проверять это на практике нам не придется!”

Винный погреб. Обои, дизайнер Ульф Мориц, Sahco Hesslein. Стулья, дизайнер Гарри Бертойя, Knoll.

Винный погреб. Обои, дизайнер Ульф Мориц, Sahco Hesslein. Стулья, дизайнер Гарри Бертойя, Knoll.

Текст: Иан Филлипс

Фото: КСАВЬЕ БЕЖО
опубликовано в журнале №8 (43) август 2006

Комментарии