Квартира антиквара в Париже

Парижский антиквар Жерар Ортс

До встречи со своей новой квартирой парижский антиквар Жерар Ортс недолюбливал стиль Наполеона III (или, как еще говорят, Второй империи) — всю эту дворцовую мебель с обилием накладных резных украшений, причудливо изогнутые ножки с выемками и глубокими профилями, бархат и плюш с отделкой из бахромы, гипс и дерево, тонированные под бронзу, загроможденные интерьеры, картины в богатых рамах, тяжелые занавеси. В галерее Ортса на Рю дю Фобур-Cен-Оноре в основном представлены вещи до бидермейера (стиля 1830-х годов) – гораздо более сдержанные, ясных и строгих форм. 

Гостиная. Хрустальная люстра, Chaumont.

Гостиная. Хрустальная люстра, Chaumont.

Особое пристрастие антиквар питает к ампиру. Но, увидев в просторной гостиной одной старинной парижской квартиры потолок с балками из орехового дерева, украшенными гипсовыми барельефами, и камин своей любимой эпохи Людовика XVI, Ортс был сразу покорен этим местом. И решил здесь поселиться и воссоздать исторический интерьер в стиле Наполеона III.

Столовая. На столе — хрустальный сервиз, Saint-Louis. На стенах — панно XVIII века.

Столовая. На столе — хрустальный сервиз, Saint-Louis. На стенах — панно XVIII века.

Задача оказалась не из легких. Почти вся изначальная отделка четырех комнат была уничтожена или закрашена, и ее пришлось кропотливо реставрировать. Предыдущие хозяева выкрасили стены в белый цвет и покрыли паркет ковролином. При этом одни двери были уменьшены в размерах, а другие и вовсе сняты. Первое, что предпринял Ортс, — разыскал в подвале старые двери, покрасил их под орех, восстановил проемы и вернул все на свои места.

Фрагмент гостиной. Две японские вазы XIX века на эмалированных подставках.

Фрагмент гостиной. Две японские вазы XIX века на эмалированных подставках.

Постепенно квартира стала наполняться антикварными вещами. В доме появились лакированные китайские шкафы начала XVIII века, письменный стол эпохи Людовика XVI, купленный на рынке в Булле, хрустальные люстры, японские вазы XIX века, китайские фарфоровые кошки XIII века…

Библиотека в гостиной. Кессонированный потолок с балками из орехового дерева.

Библиотека в гостиной. Кессонированный потолок с балками из орехового дерева.

В дальнем конце гостиной хозяин отгородил пространство для своей библиотеки (она состоит из книг XVIII–XIX веков). Входом в библиотеку служат две центральные дверцы огромного шкафа. На противоположной стене Ортс повесил панно с охотничьими сценами – сложные узоры из золотых и серебряных нитей нанесены на материал, имитирующий кожу. А для воссоздания исторической обстановки антиквар прежде всего приобрел диван из резного позолоченного дерева и бархатный занавес XIX века для его отделки. Теперь этот диван в стиле Второй империи задает тон в гостиной.

Спальня устроена в огромном помещении бывшей столовой. Покрывало на кровати, Pierre Frey. По обеим сторонам от двери, ведущей в гостиную, — лакированные китайские шкафы начала XVIII века. На двери — картина Жана-Батиста Лазержа.

Спальня устроена в огромном помещении бывшей столовой. Покрывало на кровати, Pierre Frey. По обеим сторонам от двери, ведущей в гостиную, — лакированные китайские шкафы начала XVIII века. На двери — картина Жана-Батиста Лазержа.

Столовую – самое просторное помещение после гостиной – Ортс переделал в спальню. Коридор превратился в гардеробную – в торце вытянутого пространства хозяин поместил зеркало в стиле Регентства. Для новой столовой Ортс выбрал бывший кабинет. Сюда повесили люстру XIX века из бронзы и китайского фарфора с бело-синей росписью, имитирующей дельфтскую. Пол покрыли паркетом, а стены украсили панно XVIII века с изображениями птиц – в свое время они украшали стены роскошного особняка в Нейи.

Гардеробная. За гардинами — стенные шкафы.

Гардеробная. За гардинами — стенные шкафы.

“Жизнь в таком месте обязывает – волей-неволей забываешь обо всех стилях, кроме Наполеона III”, – смеется Жерар Ортс. Для нового жилища он почти ничего не стал брать ни из своей парижской галереи, ни из своего дома-галереи в По на юго-западе Франции. “Там обстановка совсем иная,— говорит антиквар. — Зато мебель, которую я в итоге подобрал, отлично вписывается в этот интерьер — вплоть до гобеленов. Я купил их больше десяти лет назад, а теперь они нашли свое место здесь, сразу при входе. Мой секрет – в подборе предметов, идеально подходящих этой квартире по духу. Были бы только деньги!”

Комната для гостей. Ампирные канделябры переделаны в лампы.

Комната для гостей. Ампирные канделябры переделаны в лампы.

Текст: Патрисия Макколль

Фото: МАРИНА ФАУСТ
опубликовано в журнале №3 март 2003

Комментарии