В гостях у Евгения Бакаева

Съемки в квартире Бакаевых идут уже несколько часов. “Давайте устроим перерыв на чай?” – предлагает хозяин дома. На круглом столе от Cassina, освещенном люстрой Moooi, появляются совершенно невообразимые в такой обстановке яства – пирожки с капустой, зефир фабрики “Ударница” и конфеты “Белочка”.

Квартира Бакаевых — угловая, и обеденная зона гостиной получилась очень светлой и воздушной. Это ощущение подчеркивают прозрачные стулья Louis Ghost Филиппа Старка, Kartell. Стол Lebeau по дизайну Патрика Жуэна, Cassina, освещает люстра Light Shade Shade, Moooi. На столе — канделябры Maua Huni, дизайнер Ингрид Гесснер, Sawaya & Moroni.

Квартира Бакаевых — угловая, и обеденная зона гостиной получилась очень светлой и воздушной. Это ощущение подчеркивают прозрачные стулья Louis Ghost Филиппа Старка, Kartell. Стол Lebeau по дизайну Патрика Жуэна, Cassina, освещает люстра Light Shade Shade, Moooi. На столе — канделябры Maua Huni, дизайнер Ингрид Гесснер, Sawaya & Moroni.

В гостях у Евгения Бакаева

Постмодернистское чаепитие возглавляет Валентина Васильевна, теща Бакаева, восседающая на старковском стуле из прозрачного пластика. Застольный разговор посвящен вовсе не судьбам дизайна, а все время крутится вокруг детей. 

Мария, Женя и Евгений Бакаевы в своей гостиной. Бакаев-старший опирается на пуф, Minotti, в обивке от Loro Piana. Диван, Minotti.

Мария, Женя и Евгений Бакаевы в своей гостиной. Бакаев-старший опирается на пуф, Minotti, в обивке от Loro Piana. Диван, Minotti.

Квартира Бакаевых хоть и обставлена “от и до” культовыми дизайнерскими объектами, по-настоящему культовый персонаж здесь один – сын Бакаевых, Евгений-младший. Именно из-за него они и переселились из Подмосковья в эту квартиру – Жене надо было идти в школу. 

Прямо с порога гости Бакаевых оказываются в библиотеке — книжные стеллажи занимают две стены прихожей. Стул Hudson, Emeco. Красный столик Doris, Zanotta, и черный старковский гном из ограниченной серии, Kartell. Кожаный ковер Wave, Pachamama. Картина Марии Федоровой.

Прямо с порога гости Бакаевых оказываются в библиотеке — книжные стеллажи занимают две стены прихожей. Стул Hudson, Emeco. Красный столик Doris, Zanotta, и черный старковский гном из ограниченной серии, Kartell. Кожаный ковер Wave, Pachamama. Картина Марии Федоровой.

В гостях у Евгения Бакаева

“Мне нравятся современные итальянские интерьеры – классическая архитектура плюс дизайнерская мебель. Но в России я не готов жить в старом доме: не хочу каждый день мучиться с парковкой и общаться с соседями-алкоголиками”, – признается Бакаев. Жилье в районе Мосфильмовской стало компромиссным вариантом: здесь прекрасная инфраструктура, но с архитектурной точки зрения это далеко не идеал. “У этой квартиры была типичная для новостроек проблема – большая глубина, – рассказывает Евгений. – Решали мы ее тоже типично – вынесли в темную часть санузлы и гардеробные”.

Дома у Бакаевых идеальный порядок. Во многом благодаря вместительным системам хранения. Банкетка из коллекции Barock & Roll, Sawaya & Moroni. Вешалка Sciangai, Zanotta.

Дома у Бакаевых идеальный порядок. Во многом благодаря вместительным системам хранения. Банкетка из коллекции Barock & Roll, Sawaya & Moroni. Вешалка Sciangai, Zanotta.

Никаких дизайнерских сверхзадач Бакаев, по его собственному признанию, перед собой не ставил. Просто хотел, чтобы всем было удобно. Набор комнат продиктован потребностями семьи: две спальни, гостевая, кухня-гостиная и кабинет. 

Комната Бакаева-младшего. Барочное кресло, Fratelli Boffi, стул Hi Pad, дизайнер Джаспер Моррисон, Cappellini. Ковер, Missoni. На стене — работа Александра Захарова.

Комната Бакаева-младшего. Барочное кресло, Fratelli Boffi, стул Hi Pad, дизайнер Джаспер Моррисон, Cappellini. Ковер, Missoni. На стене — работа Александра Захарова.

Ванная комната Бакаева-младшего. Cмеситель по дизайну Филиппа Старка, Axor. На стене — зеркало François Ghost Филиппа Старка для Kartell.

Ванная комната Бакаева-младшего. Cмеситель по дизайну Филиппа Старка, Axor. На стене — зеркало François Ghost Филиппа Старка для Kartell.

Стены спальни оклеены обоями по дизайну Ульфа Морица. Кровать, Minotti, застелена покрывалом от Missoni. На прикроватном столике — прототип светильника Gun Филиппа Старка. На стене в изголовье кровати картина Дмитрия Шорина. Слева — инсталляция Love Петра Аксенова и фотография Александра Родченко.

Стены спальни оклеены обоями по дизайну Ульфа Морица. Кровать, Minotti, застелена покрывалом от Missoni. На прикроватном столике — прототип светильника Gun Филиппа Старка. На стене в изголовье кровати картина Дмитрия Шорина. Слева — инсталляция Love Петра Аксенова и фотография Александра Родченко.

Ванная хозяев облицована мрамором. Стул Miss Lacy, дизайн Филиппа Старка, Driade.

Ванная хозяев облицована мрамором. Стул Miss Lacy, дизайн Филиппа Старка, Driade.

Кабинет, впрочем, – это только название, там даже стола нет. Зато имеются синтезатор и телевизор с игровыми приставками – типичная комната для мальчиков: “Точно! Девочкам вход сюда воспрещен”, – старший Бакаев картинно хмурит бровь.

В гостях у Евгения Бакаева

Мебель в квартире стоит не просто узнаваемая, а знаковая для истории дизайна. Как говорится, другой не держим – в дизайнерских кругах Бакаев знаменит тем, что привозит в Москву и выставляет у себя в галерее Room яркие, но часто cовершенно не коммерческие вещи. “Мне интересны марки, у которых есть своя философия, которые двигают этот бизнес вперед, а не просто производят диваны и стулья, – говорит Евгений. – Девяносто девять процентов покупателей просто не понимают, чем мы торгуем. Но есть люди, которые в состоянии это оценить”.

Любимые объекты Бакаева постоянно кочуют между галереей на Тверской и квартирой на Мосфильмовской. Жена Маша (в недавнем прошлом она тоже работала в Room) не в восторге от того, что муж постоянно тащит в дом новую мебель. И зачастую отправляет свежие пополнения обратно в магазин. “Вещи, которые не нравятся Маше, у нас не задерживаются, – признается Евгений. – Я приношу, она выбирает”.

Впрочем, есть у Бакаева и вечные ценности, над которыми даже Маша не властна. Например, прототипы светильников Gun, которые Филипп Старк придумал для московского ресторана Bon, а потом выпустил ограниченной серией специально для Room за год до того, как эта модель попала в каталог марки Flos. Или миниатюрное кресло Fratelli Boffi, положившее начало целой тенденции. “Шесть лет назад, когда родился наш сын, я заказал на этой фабрике уменьшенную копию одной из моделей, – говорит Бакаев. – Тогда этим никто не занимался, а теперь дизайнерская мебель для детей есть у многих марок”.

Сейчас Бакаев-младший интересуется дизайном уже не по-детски: запросто читает планы, рисует мебель в разрезе и просит у родителей кресло Ball Эро Сааринена. Пока наш фотограф устанавливает свет, чтобы сделать семейный портрет, Женя проводит полевые испытания – пытается понять секрет устойчивости стула Panton. А тем временем старший Бакаев демонстрирует нам переводную (с болгарского языка) раритетную книжку “Как обустроить интерьер дома” 1970-х годов. “Машин подарок!” – радуется он, словно ребенок.

При повальном увлечении членов этой семьи мебелью квартира имела все шансы превратиться в филиал галереи Room. И никто бы этому не удивился. Но обстановка здесь совсем не магазинная. Обычная квартира обычной московской семьи, в которой дизайн занимает важное, но совсем не главное место. Одним словом, уютная квартира. “Как так получается? Да я и сам не знаю! – пожимает плечами хозяин дома. – Честное слово, мы для этого ничего специально не делали”.

Фото: Иван Куринной
опубликовано в журнале №7 (64) июль 2008

Комментарии