Лофт в Нью-Йорке, 60 м²

Дизайнер Пол Тейс

Пол Тейс гордится тем, что он исключение из всех правил. Гражданин самого мирного государства (Лихтенштейн) и представитель уважаемой профессии (финансовый адвокат) несколько лет назад приехал в Нью-Йорк по делам. “Тут-то все и случилось, – рассказывает он. – Сначала я понял, что моя давняя любовь к Парижу была просто романтическим увлечением и жить я могу только в Нью-Йорке. А потом оказалось, что семейный бизнес, в котором я достиг определенных успехов, тоже не совсем мое. Так я и стал заниматься дизайном”. Сейчас Тейс – совладелец фирмы P&T Interiors, основанной в 2002 году и создающей, по его словам, “необычные интерьеры для необычных людей”.

Тейс — большой поклонник итальянского дизайна, — в гостиной он поставил кресла, обитые темным вельветом, Meridiani, и диваны, Nuovo Melodrom.

Тейс — большой поклонник итальянского дизайна, — в гостиной он поставил кресла, обитые темным вельветом, Meridiani, и диваны, Nuovo Melodrom.

Первым проектом Пола стала его собственная квартира в новом любимом городе. “Найти на Манхэттене подходящее жилье сложнее, чем в любой столице Старого Света. Здесь все дома по моим европейским меркам – новостройки, в них нет ни шарма, ни собственного стиля”. 

В столовой зоне — стол и светильники, P&T Interiors. На стене литография Христо Явашева для проекта “Ворота. Манхэттен”.

В столовой зоне — стол и светильники, P&T Interiors. На стене литография Христо Явашева для проекта “Ворота. Манхэттен”.

Потратив несколько месяцев на изучение рынка недвижимости, Тейс наконец наткнулся на лофт в самом центре района Флэтайрон, названного в честь одного из первых нью-йоркских небоскребов. “Вид на Пятую авеню и Бродвей одновременно – разве не об этом мечтает любой неофит?” – смеется Тейс. Его не смутил даже очень скромный, всего 60 м², размер нового жилища. “Раньше здесь был магазинчик ковров, и мне нравится, что пространство одновременно и индустриальное, и очень домашнее”. 

Комната для гостей одновременно служит домашним кинотеатром. Вся мебель — P&T Interiors. Буква F была снята с рекламного щита шин Firestone.

Комната для гостей одновременно служит домашним кинотеатром. Вся мебель — P&T Interiors. Буква F была снята с рекламного щита шин Firestone.

Чтобы сохранить это ощущение, Тейс встроил в стены выдвигающиеся двери – они отделяют две спальни и ванную комнату с большим окном от основной зоны. В борьбе с дефицитом места Пол пошел еще дальше и сделал каждую комнату трансформером. Гостевая спальня по совместительству служит домашним кинозалом, поэтому разработанная P&T Interiors кровать легким движением руки превращается в двухуровневое сиденье, а в потолок спрятан проектор. 

В комнате для гостей по стенам расставлены портреты Энди Уорхола работы Филиппа Холсмана.

В комнате для гостей по стенам расставлены портреты Энди Уорхола работы Филиппа Холсмана.

Спальня хозяина одновременно выполняет роль кабинета и библиотеки. Кухонная зона выделена небольшой стойкой, которая заодно является и рабочей поверхностью: “Для холостяцкого жилища этого вполне достаточно, я очень редко ем дома”.

Спальня хозяина дома. Книжные шкафы и кровать, P&T Interiors.

Спальня хозяина дома. Книжные шкафы и кровать, P&T Interiors.

Пол из темного дерева остался в лофте еще со старых времен, его только заново покрыли матовым лаком. “Простые доски вписывались в индустриальный стиль, и к тому же по ним очень приятно ходить”. Цвет стен Тейс подобрал в фабричном духе – они везде черно-белые или темно-коричневые. “В этой квартире и так нет недостатка в цветовых пятнах”. 

Знак STOP Пол выкрал из одного нью-йоркского переулка — теперь он служит лампой в холле. Женский портрет — работа группы Cornford & Cross.

Знак STOP Пол выкрал из одного нью-йоркского переулка — теперь он служит лампой в холле. Женский портрет — работа группы Cornford & Cross.

Друзья прозвали Пола старьевщиком за любовь к самым неожиданным вещам. “Огромная буква F на стене комнаты для гостей – с рекламного щита шин Firestone. Я нашел ее на заброшенной фабрике. Знак STOP над входом – типично нью-йоркский аксессуар. А вот сапоги для верховой езды, занявшие самое почетное место в гостиной, я купил на блошином рынке в Париже непонятно зачем – лошадей я смертельно боюсь”. 

Пол коллекционирует головы старых немецких кукол.

Пол коллекционирует головы старых немецких кукол.

Кроме того, по всей квартире расставлены инфернальные кукольные головы. Они – результат регулярных набегов, которые Пол совершает на блошиные рынки Европы и Америки. “Мне кажется, я скупил всех немецких пупсов в Нью-Йорке, здесь их мало – дети предпочитают Барби”. То же происхождение у коллекции старых замков с потерянными ключами, подставки для сомбреро и старого манекена. 

На стене в гостиной — коллекция навесных замков, ключи к которым были утеряны.

На стене в гостиной — коллекция навесных замков, ключи к которым были утеряны.

А вот волк, расположившийся на кресле в холле, сшит специально для этой квартиры подругой Пола, дизайнером Анной-Валери Дюпон. “Она считает, что портрет Мерил Стрип перед входом – недостаточная защита от опасностей внешнего мира и просто необходимо, чтобы за мной приглядывал кто-нибудь еще”.

Обои с авиационными винтами по рисунку дизайнера Шарлотты Хаген-Казес для P&T Interiors. Портрет Мерил Стрип, любимой актрисы хозяина дома, сделан фотографом Брижит Лакомб. Кресло-шезлонг, P&T Interiors.

Обои с авиационными винтами по рисунку дизайнера Шарлотты Хаген-Казес для P&T Interiors. Портрет Мерил Стрип, любимой актрисы хозяина дома, сделан фотографом Брижит Лакомб. Кресло-шезлонг, P&T Interiors.

Ванная комната с окном, выходящим на Бродвей, выложена черным мрамором.

Ванная комната с окном, выходящим на Бродвей, выложена черным мрамором.

Текст: Клэр Руссо

Фото: ДИДЬЕ ДЕЛЬМА
опубликовано в журнале №2 (59) февраль 2008

Комментарии