Квартира в Москве, 125 м²

Для Марины работа декоратора сродни хирургическому мастерству: “Врачи не “лепят” всем одинаковые носы. Они исправляют форму, делая черты лица пропорциональными. А я выслушиваю пожелания заказчиков и стараюсь гармонично воплотить их в жизнь в одном проекте”, – объясняет она.

Гостиная. Кресла, Bros's, обтянутые тканью Kvadrat. Диван, Vibieffe. Настольные лампы, Marioni. Пуф в шкуре под зебру спроектировала дизайнер. Журнальные столики, Monpas. На стене “Горелый лес” Виталия Горяева, 1970 год. Бронзовая шкатулка, Asiatides, Atmosfera Interiors; подносы и круглая шкатулка — китайский лак, из Китая.

Гостиная. Кресла, Bros's, обтянутые тканью Kvadrat. Диван, Vibieffe. Настольные лампы, Marioni. Пуф в шкуре под зебру спроектировала дизайнер. Журнальные столики, Monpas. На стене “Горелый лес” Виталия Горяева, 1970 год. Бронзовая шкатулка, Asiatides, Atmosfera Interiors; подносы и круглая шкатулка — китайский лак, из Китая.

Хозяева этой московской квартиры мечтали о ярком уютном интерьере, контрастирующем с серыми пейзажами за окном, с просторным холлом и полом в шашечку. Так в квартире появились красные и желтые стены и черно-белая керамическая плитка. 

Гостиная. Светильник изготовлен на заказ. Зеркало, Christopher Guy. Бра, Visual Comfort & Co. Стол, Busatto. Стулья, Paulo Antunes.

Гостиная. Светильник изготовлен на заказ. Зеркало, Christopher Guy. Бра, Visual Comfort & Co. Стол, Busatto. Стулья, Paulo Antunes.

Площадь сто двадцать пять квадратных метров позволила выделить место для большого холла, а также сделать в квартире классическую планировку. Здесь есть центральная ось, она проходит из прихожей через холл в гостиную. Справа по ходу движения расположились гостевой санузел, кухня и гостевая спальня. А слева – гардероб и небольшой холл, ведущий в хозяйскую и детскую спальни. Плитка на полу и дубовый паркет тоже выложены по классической схеме, “коврами”: пол не перетекает из одного помещения в другое, у него есть центральные элементы и обвязка.

Фрагмент холла. Книжные шкафы спроектированы на заказ. Стул, Seven Sedie, обтянутый тканью Dedar.

Фрагмент холла. Книжные шкафы спроектированы на заказ. Стул, Seven Sedie, обтянутый тканью Dedar.

Стилистика интерьера объясняется вкусовыми предпочтениями хозяйки и декоратора: заказчице нравятся интерьеры и искусство начала XX века (его здесь довольно много), а Марина любит атмосферу сталинских квартир, которая здесь ощущается несмотря на то, что это новостройка. 

Холл. Справа расположены гостевая спальня и кухня. Слева — хозяйская спальня и детская. Антикварный комод с мраморной столешницей, Nero Porta. Светильник, Patinas. Стены выкрашены краской Farrow & Ball.

Холл. Справа расположены гостевая спальня и кухня. Слева — хозяйская спальня и детская. Антикварный комод с мраморной столешницей, Nero Porta. Светильник, Patinas. Стены выкрашены краской Farrow & Ball.

Дух старины и обжитости придают антикварный комод 1910-х годов и забитый книгами библиотечный шкаф, стоящие в холле. А также дубовый паркет, сделанный на века. “Единственное, что омрачало мою жизнь, – низкие потолки, – вспоминает Марина. – Подвесной светильник есть только над столом в кухне, там, где никто не будет ходить”. Высокие проемы, плинтусы и низкая мебель призваны визуально увеличить пространство.

Хозяйская спальня. Обои, Thibaut. Ковер, Jerome Botanic. Прикроватные тумбочки, Arte Brotto. Кровать, Estetica. Светильники, Or Illuminazione. Скульптура таксы, Meissen; скульптура девушки и серебряный кофейник антикварные. Вазы и шкатулка, все Asiatides; поднос, Arteriors Home, все Atmosfera Interiors.

Хозяйская спальня. Обои, Thibaut. Ковер, Jerome Botanic. Прикроватные тумбочки, Arte Brotto. Кровать, Estetica. Светильники, Or Illuminazione. Скульптура таксы, Meissen; скульптура девушки и серебряный кофейник антикварные. Вазы и шкатулка, все Asiatides; поднос, Arteriors Home, все Atmosfera Interiors.

Цветовая гамма сразу была обозначена очень четко. Хозяйка хотела, чтобы от пребывания в квартире “подскакивало давление и учащался пульс”. Поэтому в холле нас встречают насыщенно-красные стены, а в гостиной, на кухне и в детской – разные оттенки желтого. А вот спальню она попросила сделать “морозной”, поэтому комната выдержана в голубых оттенках. 

Кухня. Светильник, Villa Lumi. Стулья, Seven Sedie, обтянутые тканью Dedar. Стол Tulip, Knoll. Кухня, Castagna Cucine. На полу и стенах метлахская плитка.

Кухня. Светильник, Villa Lumi. Стулья, Seven Sedie, обтянутые тканью Dedar. Стол Tulip, Knoll. Кухня, Castagna Cucine. На полу и стенах метлахская плитка.

Однако ее любимое помещение – кухня. “Заказчица попросила оформить ее “в американском стиле”: светлая мебель, темная столешница. Она много и искусно готовит, поэтому два холодильника, две большие раковины и несколько духовок используются по полной”, – говорит Марина. Здесь любят принимать гостей. С виду небольшой круглый стол в столовой раскладывается, и за него спокойно можно усадить двенадцать человек.

Фрагмент детской комнаты. Слева встроенный шкаф. Такса по кличке Люся устроилась в кресле марки Bros's, обтянутом тканью Kvadrat. Скульп­тура таксы, ЛФЗ.

Фрагмент детской комнаты. Слева встроенный шкаф. Такса по кличке Люся устроилась в кресле марки Bros's, обтянутом тканью Kvadrat. Скульп­тура таксы, ЛФЗ.

Помимо супругов и сына в квартире проживает такса по кличке Люся. Она всеобщая любимица: в каждой комнате среди аксессуаров обязательно попадается фигурка таксы, отлитая из металла или сделанная из фарфора. Это дань уважения Люсе. Она полноценный член семьи, у нее есть своя конура, но живет собака повсюду и места для сна выбирает по настроению.

Фрагмент холла. На антикварном комоде стоят аксессуары, найденные во Франции. Над ними автолитографии Ювеналия Коровина и Валерия Тарасенко “Советский цирк”, экземпляры 149 и 150, 1959 год. Скульптура таксы, Global Views; кашпо и шкатулка, все Asiatides, Atmosfera Interiors; канделябр, подсвечники и крюшонная чаша антикварные.

Фрагмент холла. На антикварном комоде стоят аксессуары, найденные во Франции. Над ними автолитографии Ювеналия Коровина и Валерия Тарасенко “Советский цирк”, экземпляры 149 и 150, 1959 год. Скульптура таксы, Global Views; кашпо и шкатулка, все Asiatides, Atmosfera Interiors; канделябр, подсвечники и крюшонная чаша антикварные.

Свое творческое кредо Марина Гаськова формулирует следующим образом: “Я не крашу стены и не подбираю полы и обои, а делаю людей счастливыми”. Поэтому лучшим признанием ее работ можно считать не отзывы критиков, а отзывы клиентов. Говорят, хозяин этой квартиры, возвращаясь из путешествий, гладит стены и говорит, что он рад быть дома, потому что ему здесь хорошо. А это значит, что Марина со своей задачей справилась.

Фрагмент гостиной. Журнальные столики, Monpas. Настольная лампа, Marioni. Диван, Vibieffe.

Фрагмент гостиной. Журнальные столики, Monpas. Настольная лампа, Marioni. Диван, Vibieffe.

Маленький холл перед хозяйской спальней и детской комнатой. Бра, Patinas. Консоль, Monpas. Обои, Morris & Co. Шкатулки, Asiatides, Atmosfera Interiors; ваза и тарелка клуазоне — из Китая.

Маленький холл перед хозяйской спальней и детской комнатой. Бра, Patinas. Консоль, Monpas. Обои, Morris & Co. Шкатулки, Asiatides, Atmosfera Interiors; ваза и тарелка клуазоне — из Китая.

Фрагмент гостевой спальни. Обои Cheetah, Thibaut. Зеркало, Silvano Grifoni. Комод, Selva. Бра, Barbara Barry. Вазы и шкатулка, все Asiatides, Atmosfera Interiors; подсвечники, все Crate and Barrel.

Фрагмент гостевой спальни. Обои Cheetah, Thibaut. Зеркало, Silvano Grifoni. Комод, Selva. Бра, Barbara Barry. Вазы и шкатулка, все Asiatides, Atmosfera Interiors; подсвечники, все Crate and Barrel.

Текст: Ольга Сорокина 

Фото: Сергей Ананьев
опубликовано в журнале №02 (147) Февраль 2016

Комментарии