Двухуровневая квартира в Париже, 230 м²

Дизайнер Пьер Йованович.

Когда французский дизайнер Пьер Йованович в первый раз увидел помещение, для которого ему предстояло спроектировать интерьер дуплекса площадью 230 м², он слегка занервничал. “Когда я зашел, то сказал самому себе: “О, это будет непростая работа”, – вспоминает Пьер. Ныне единое двухэтажное пространство вначале выглядело как два абсолютно не связанных между собой этажа, причем на верхнем располагались крошечные комнатки, предназначенные для прислуги. Пока разбирались с административными урегулированиями перепланировки, Йованович обдумывал, что же делать с доставшимся жильем и, в частности, с ужасными полами, покрытыми линолеумом.

Гостиная. Столик Conversation по проекту IBU сделан из эбенового дерева и бронзы. Картины на стенах работы Филиппа Конье.

Гостиная. Столик Conversation по проекту IBU сделан из эбенового дерева и бронзы. Картины на стенах работы Филиппа Конье.

Надо заметить, что клиент дизайнера приобрел эту квартиру, прельстившись исключительно расположением дома. Квартира занимает последние этажи здания XIX века, которое стоит в конце тихой улочки. С одной стороны от него находится посольство, с другой – сады самых важных французских министерств. “Ты как будто паришь, окруженный зеленью, – делится Йованович впечатлениями от места. – Это очень спокойный и умиротворенный квартал, но все же нет ощущения загородной жизни, ведь из окон виднеется башня Монпарнаса! Так что пускай это и не архитектурный шедевр, но зато живешь в самом сердце Сен-Жермен-де-Пре”.

Фрагмент гостиной. Керамический столик сделан Армеллой Бенуа по эскизам Пьера Йовановича. Лампа Shibli на каминном портале по дизайну Микеле де Лукки. Кресло по дизайну Отто Шульца.

Фрагмент гостиной. Керамический столик сделан Армеллой Бенуа по эскизам Пьера Йовановича. Лампа Shibli на каминном портале по дизайну Микеле де Лукки. Кресло по дизайну Отто Шульца.

Хозяин квартиры хотел минималистичную обстановку, но такую, чтобы создавалось ощущение дома, а не квартиры. Пьер Йованович решил уплотнить все стены на нижнем уровне так, чтобы скрыть наклон крыши и тем самым придать более благородный вид общим комнатам. На верхнем уровне были “вскрыты” потолки и обнажены старинные дубовые балки. А еще в крыше прорубили несколько световых окон, так что теперь нет ни одного места в квартире, где бы отсутствовало естественное освещение. Два этажа соединили внушительного вида каменной лестницей – она, по словам дизайнера, является ключевым звеном всего интерьера.

Пол устлан дубовыми досками XVIII века. Картина на стене работы художника Фабьена Вердье. Столики Kubo по дизайну Расмуса Фенханна.

Пол устлан дубовыми досками XVIII века. Картина на стене работы художника Фабьена Вердье. Столики Kubo по дизайну Расмуса Фенханна.

А вообще проект стал своего рода одой натуральным материалам: это и огромный каминный портал из мрамора, и на заказ сделанный диван из пробки и бронзы, и кухонный фартук и столики из керамики. 

Гостиная. Диван придумал Пьер Йованович. Деревянное основание сделал Пьер Элуа-Бри. Столик Mushroom между креслами по дизайну Эрика Шмитта.

Гостиная. Диван придумал Пьер Йованович. Деревянное основание сделал Пьер Элуа-Бри. Столик Mushroom между креслами по дизайну Эрика Шмитта.

Но более всего здесь, конечно, ценного дерева. Особым пожеланием заказчика было добавить рустики, атмосферы шале. Поэтому на пол настелили дубовые доски XVIII века, стены в гостиной покрыли панелями из массива сосны, там же соорудили необычный диван с деревянной спинкой, собранной из частей, как будто конструктор Lego, а в библиотеке поставили деревянные книжные шкафы во всю стену.

Вид на библиотеку и столовую. Красные стулья сделаны Энцо Мари для Hermès. В нише справа стоит ваза Spina из богемского стекла, созданная Эриком Шмиттом.

Вид на библиотеку и столовую. Красные стулья сделаны Энцо Мари для Hermès. В нише справа стоит ваза Spina из богемского стекла, созданная Эриком Шмиттом.

Йованович, как любитель скандинавского дизайна ХХ века, и в обстановку этой квартиры привнес его частичку: в гостиную поставили пару стульев по проекту Отто Шульца 1940-х годов, а в столовую прекрасно вписался керамический подсвечник работы Бьерна Винблада. 

Кухня. Керамическая плитка на кухонном фартуке работы Армеллы Бенуа. Весь кухонный гарнитур, включая стол и люстру, сделан на заказ.

Кухня. Керамическая плитка на кухонном фартуке работы Армеллы Бенуа. Весь кухонный гарнитур, включая стол и люстру, сделан на заказ.

Также здесь есть примечательные предметы современного дизайна – приставные столики Эрика Шмитта и стулья в столовой, которые Энцо Мари придумал для Hermès. Отдельного внимания заслуживает змеевидное бра, созданное Фредериком Молешотом: оно приковывает к себе взгляды всех входящих в комнату. Некоторые вещи, такие как медная люстра на кухне и лампы в спальне, были сделаны на заказ по эскизам самого Пьера Йовановича.

Гостевая спальня. Медная лампа по дизайну Пааво Тюнелля. Красный стул Laleggera, Alias. Картина на стене работы Билли Чайлдиша.

Гостевая спальня. Медная лампа по дизайну Пааво Тюнелля. Красный стул Laleggera, Alias. Картина на стене работы Билли Чайлдиша.

Наполнением квартиры арт-объектами дизайнер почти не занимался – за это взялся хозяин. “У него отличный вкус”, – заметил Пьер Йованович. И самым ярким примером тому служит скульптура стоящего на коленях мужчины работы Жауме Пленсы, которую поместили около лестницы на первом уровне.

Ванная при хозяйской спальне. Ванна, Agape. Смесители из коллекции Tara, Dornbracht.

Ванная при хозяйской спальне. Ванна, Agape. Смесители из коллекции Tara, Dornbracht.

Текст: Иэн Филлипс

Фото: стефан жульяр
опубликовано в журнале №02 (147) Февраль 2016

Комментарии