В гостях у Дениса Симачева

Я попал в Доминикану совершенно случайно – семь лет назад этот остров “открыл” мой друг Руслан. В то время он занимался авиаперевозками в России, но в какой-то момент захотел изменить свою жизнь и с этой целью ездил по свету, пока наконец не оказался в Доминикане.

Симачев на каменном уступе: “Отсюда можно подолгу смотреть на море”.

Симачев на каменном уступе: “Отсюда можно подолгу смотреть на море”.

Когда я приехал сюда впервые, то сразу же вспомнил свое детство в Сухуми. В Доминикане такая же невероятная природа: воздух, растения, море... И люди мне тоже очень понравились – простые, улыбчивые и крайне расслабленные. Климат к этому располагает: в Доминикане даже сельским хозяйством заниматься не нужно, достаточно воткнуть в землю палку, а через пару месяцев можно собирать урожай.

Дом с шестью спальнями, большим гаражом, бассейном, огромной кухней и гостиной идеально подходит для большой компании.

Дом с шестью спальнями, большим гаражом, бассейном, огромной кухней и гостиной идеально подходит для большой компании.

Мы с Русланом решили открыть здесь бизнес, связанный с недвижимостью. Земля в Доминикане и сейчас стоит недорого, а тогда ее отдавали чуть ли не даром. Ситуация напоминала нашу перестройку, только вместо ваучеров населению раздали земельные участки. Люди просто не понимали, что с ними делать и сколько они стоят. К примеру, пальмовую плантацию можно было купить за три тысячи долларов. Мы колесили по всему острову и скупали землю, не выходя из автомобиля.

Задний фасад дома смотрит в сад. На площадке вокруг бассейна иногда устраиваются вечеринки.

Задний фасад дома смотрит в сад. На площадке вокруг бассейна иногда устраиваются вечеринки.

Но бизнесом дело не ограничилось. В нашей жизни появился серфинг, а вместе с ним дома, которые разбросаны по всему острову. Мы находимся в постоянной погоне за волной, поэтому все время переезжаем с места на место и нигде не задерживаемся подолгу. Дом, который вы видите на фотографиях, – одна из таких вот серферских “баз”.

Доска для серфинга марки Rasti, расписанная под хохлому.

Доска для серфинга марки Rasti, расписанная под хохлому.

В Доминикане мы живем коммуной. Поэтому, строго говоря, это не мой, а наш общий дом. Построивший его архитектор был американцем и все стройматериалы привез с собой из США. Своих материалов в Доминикане нет – хотя кругом полно деревьев, пилить их и обрабатывать никто не хочет. Местное население живет в соломенных хижинах, спит в гамаках и не стремится менять свои привычки.

Денис Симачев на террасе у бассейна. Пол выложен терракотовой плиткой. Широкие свесы крыши дают защиту от солнца.

Денис Симачев на террасе у бассейна. Пол выложен терракотовой плиткой. Широкие свесы крыши дают защиту от солнца.

Мебель в доме тоже американская. Вообще это типичный колониальный особняк, какие часто встречаются в Калифорнии.

Одна из шести спален. Кровать с высокими стойками — типичный элемент колониальных интерьеров.

Одна из шести спален. Кровать с высокими стойками — типичный элемент колониальных интерьеров.

Мы купили его с готовым интерьером, но потом кое-что изменили. Главным образом обивку мебели: в один из моих приездов друзья разложили передо мной образцы тканей и назначили ответственным за переделку. Раньше здесь было много яркого текстиля. Теперь все выглядит более сдержанно. Наверное, этот буржуазный интерьер не очень вяжется с моим имиджем. Но меня он устраивает. Отчасти потому, что в Доминикане наша жизнь полностью посвящена серфингу.

Столовая. “Иногда в доме собирается так много народу, что нам приходится ставить еще два стола”, — говорит Денис.

Столовая. “Иногда в доме собирается так много народу, что нам приходится ставить еще два стола”, — говорит Денис.

Лучшая волна – с семи до десяти утра, поэтому мы встаем в шесть, а через полчаса уже едем к океану (до него можно дойти и пешком, но с досками удобнее передвигаться на машине). Полуденное пекло пережидаем в тени на пляже, а потом снова встаем на волну и возвращаемся домой только к вечеру.

На фото — игровая зона гостиной. А в целом общественная часть дома занимает больше трехсот метров. Двери почти всегда раскрыты, так что граница между интерьером и садом весьма условна. Мебель в доме осталась от прежних владельцев, но Денис полностью поменял обивку.

На фото — игровая зона гостиной. А в целом общественная часть дома занимает больше трехсот метров. Двери почти всегда раскрыты, так что граница между интерьером и садом весьма условна. Мебель в доме осталась от прежних владельцев, но Денис полностью поменял обивку.

При таком распорядке дня интерьер для тебя не так уж и важен. Главное – это комфорт и свежесть. А в этом смысле дом устроен очень правильно: оконные рамы складываются гармошкой, превращая пространство в огромную террасу. Вообще-то в доме есть кондиционеры, но я обхожусь без них. Здесь и так прохладно. Общественная зона дома “расширяется” за счет сада и бассейна.

“Не знаю, как называются эти цветы, — говорит Симачев, — но в саду они повсюду”.

“Не знаю, как называются эти цветы, — говорит Симачев, — но в саду они повсюду”.

Иногда мы привозим сюда аппаратуру и устраиваем диджей-сеты. Но чаще всего просто тихо сидим в гостиной: смотрим кино, играем в покер или нарды, общаемся, а часам к десяти разбредаемся по спальням – после целого дня физических нагрузок все просто срубаются от усталости. А по ночам здесь очень тихо – мы принципиально избегаем раскрученных туристических поселков и оживленных пляжей. Нам нравится жить так, словно мы одни на этом острове.

Небольшой холл перед входом в одну из спален. Картина с бабочками — “наследство” от прежних хозяев.

Небольшой холл перед входом в одну из спален. Картина с бабочками — “наследство” от прежних хозяев.

Фото: Мигель Флорес Вианна
опубликовано в журнале №7 (64) июль 2008

Комментарии