“Пустынный” отель в Намибии

Пустыни, по утверждению учебников природоведения, вовсе не безжизненны – среди барханов там прячется множество организмов. В пустыне Намиб жизнь действительно кипит: в ее горячих красных песках южноафриканский декоратор Лори Оуэн и архитектор Сильвио Рех построили отель.

“Пустынный” отель “Маленькая Кулала” расположен в частном заповеднике неподалеку от национального парка Namib Naukluft.

“Пустынный” отель “Маленькая Кулала” расположен в частном заповеднике неподалеку от национального парка Namib Naukluft.

“Я испытывала нечто неописуемое, приехав сюда впервые. Я ведь никогда раньше не видела настоящую пустыню! – вспоминает Оуэн. – Особенно меня поразила поездка на высохшее озеро “Мертвое дерево”. Представьте себе огромную котловину, поверхность которой напоминает старую слоновую кость. Со дна, из трещин, тянутся к солнцу корявые, давно засохшие акации”. 

Декоратор Лори Оуэн рассказывает, что в этом проекте ее интересовало не традиционное искусство местных племен, а его современные дизайнерские интерпретации. На террасу она поместила кресла Zulu Mama южноафриканского дизайнера Холдейна Мартина. Их сиденья сплетены тем же способом, что и зулусские корзины.

Декоратор Лори Оуэн рассказывает, что в этом проекте ее интересовало не традиционное искусство местных племен, а его современные дизайнерские интерпретации. На террасу она поместила кресла Zulu Mama южноафриканского дизайнера Холдейна Мартина. Их сиденья сплетены тем же способом, что и зулусские корзины.

Сейчас извилистые стволы мертвых деревьев поддерживают тенты над террасами и карабкаются по стенам ванных, а в интерьере доминируют светло-молочные, как бы потрескавшиеся плоскости и выгоревшие оттенки. 

Входной холл. Ковры в форме лужиц сделаны из серого фетра, а  табуреты “связаны” из веревок.

Входной холл. Ковры в форме лужиц сделаны из серого фетра, а  табуреты “связаны” из веревок.

Оуэн решила собрать все самые яркие цитаты из местных “марсианских хроник”. Входной холл со сплетенными из веревок табуретами – пограничный район, где еще не исчезла вода: на полу здесь “лужицы” ковров из фетра. Спальни-“шалаши” – в форме жилищ намибийских племен. 

Спальня. Ганские шторы, вручную сплетенные из бисера. Столы и сиденья в виде каменных глыб.

Спальня. Ганские шторы, вручную сплетенные из бисера. Столы и сиденья в виде каменных глыб.

К местным традициям отсылают и сплетенные вручную бисерные шторы из Ганы. Красный песок перекочевал на пол винного погреба, а столики в спальнях – в виде каменных глыб, до блеска вылизанных ветром.

“Влеи” (так местные жители называют высушенные пустыней деревья) стали частью дизайна.

“Влеи” (так местные жители называют высушенные пустыней деревья) стали частью дизайна.

Так дизайн решает планетарного масштаба проблему – борется с опустыниванием. Намиб тоже растет, забирая плодородные земли, но мы знаем – жизнь здесь только начинается!

За дюнами — высохшее озеро “Мертвое дерево”, которое вдохновляло декоратора в работе над дизайном отеля.

За дюнами — высохшее озеро “Мертвое дерево”, которое вдохновляло декоратора в работе над дизайном отеля.

В каждом из одиннадцати блоков отеля есть спальня, которая расположена в отдельно стоящем бунгало. К нему примыкают бассейн и небольшая зона отдыха.

В каждом из одиннадцати блоков отеля есть спальня, которая расположена в отдельно стоящем бунгало. К нему примыкают бассейн и небольшая зона отдыха.

“Ножки” прикроватных столиков — сделаны из пней.

“Ножки” прикроватных столиков — сделаны из пней.

Террасу отделяет от спальни деревянная изгородь.

Террасу отделяет от спальни деревянная изгородь.


Текст: Мари ле Фор

Фото: ДАЙДИ ФОН ШЕВЕН
опубликовано в журнале №10 (45) октябрь 2006

Комментарии