Пентхаус в Нанте

У Бенжамена Авиньона и Саветы Клуэ из архитектурного бюро Avignon-Clouet architectes глобальный подход к делу. Они уверены, что нельзя просто строить дома, оформлять квартиры или разбивать сады. Ведь бытие все еще определяет сознание, и от того, что окружает человека, напрямую зависит, каким будет он сам. “Мы отказываемся называть архитектуру технической дисциплиной, – говорит Бенжамен. – У нее гуманитарная миссия”. Поэтому они берутся за проекты только в том случае, когда получают полный карт-бланш и клиент готов к образовательной и воспитательной миссии своего будущего жилища. 

Столовая выходит на нижнюю террасу. Кресла Feltri, дизайнер Гаэтано Пеше для Cassina.

Столовая выходит на нижнюю террасу. Кресла Feltri, дизайнер Гаэтано Пеше для Cassina.

Хозяин этого пентхауса – известный парижский антрепренер, который родился в Нанте и хотел иметь возможность возвращаться в родной город время от времени. Он выкупил верхний уровень шестнадцатиэтажного небоскреба с видом на Луару и сказал архитекторам: “Сделайте мне дом, о котором я всегда мечтал, но просто не знал об этом”. “Как в детской игре, он задал нам три слова: “футуризм”, “белый” и “Луара”. А мы должны были воплотить эти образы в реальном интерьере”, – рассказывает Бенжамен.

Кухонная и столовая зоны. Вместо стандартной кухонной мебели архитекторы установили систему узких шкафов из кориана, в которые встроена необходимая техника и врезана мойка.

Кухонная и столовая зоны. Вместо стандартной кухонной мебели архитекторы установили систему узких шкафов из кориана, в которые встроена необходимая техника и врезана мойка.

Когда архитекторы впервые попали в пентхаус, в нем не было ни одной перегородки, ни одного цветного пятна и он был полностью открыт городу и миру: “Мы были заворожены этим ощущением свободы и полета и решили, что постараемся сделать все, чтобы сохранить его”.

Вокруг обеденного стола — стулья VIP Chairs по дизайну Марселя Вандерса, Moooi.

Вокруг обеденного стола — стулья VIP Chairs по дизайну Марселя Вандерса, Moooi.

За основу они взяли образ космического корабля из фильмов о покорении далеких миров, где все стерильно и абсолютно рационально. “Мы выделили несколько зон с четко выраженным назначением: в одной наш идеальный человек должен был есть, в другой спать, в третьей вести философские беседы со своими друзьями, – говорит Бенжамен. – И не дай бог, он что-нибудь перепутает”. 

Гостиная зона с большим диваном. Вся мебель по эскизам архитекторов.

Гостиная зона с большим диваном. Вся мебель по эскизам архитекторов.

Комнатами назвать эти зоны затруднительно, хотя они и отделены друг от друга сплошными перегородками. Чтобы сохранить ощущение свободы, архитекторы сделали большинство стен абсолютно прозрачными. Исключение составляет только ванная комната, обтянутая по периметру полиэтиленом. “Мы хотели, чтобы она напоминала больничный бокс с дезинфицированным воздухом”, – объясняют они свою идею. 

Стены стерильно белой ванны обтянуты полиэтиленом.

Стены стерильно белой ванны обтянуты полиэтиленом.

Прозрачные стены устроены даже в спальне. Но архитекторы снизошли до естественной человеческой потребности не спать у всех на виду и вместо обычной кровати водрузили закрытый куб из кориана по собственному эскизу. “Мы давно работаем с этим материалом, – говорит Авиньон. – Для французского павильона на последней архитектурной биеннале в Венеции мы сделали из него большую инсталляцию”.

Кровать помещена в куб, который может полностью закрываться кориановыми створками.

Кровать помещена в куб, который может полностью закрываться кориановыми створками.

Как и заказывал хозяин, тон в пентхаусе задает белый цвет. Но большую часть полов Авиньон и Клуэ покрыли темными коврами с длинным ворсом. “В любой стройной системе нужна точка опоры, чтобы глазу было за что зацепиться. В нашем случае – это полы. Они символизируют землю, по которой все мы ходим”, – объясняют архитекторы. 

Небольшой рабочий кабинет устроен в кубе из белых металлических листов. Стол из кориана по дизайну архитекторов.

Небольшой рабочий кабинет устроен в кубе из белых металлических листов. Стол из кориана по дизайну архитекторов.

Остальные первоэлементы также играют не последнюю роль в интерьере: прозрачные перегородки обозначают воздух, Луара за окном и небольшой бассейн отвечают за воду, а роль огня играют яркие кресла Feltri, которые Гаэтано Пеше сделал для Cassina. Они стоят в комнате отдыха, выходящей на большую террасу. “Сначала мы хотели вообще отказаться от цвета, но потом поняли, что без него интерьер не сможет служить моделью мироздания, ведь в жизни не бывает только белых полос”.

Из бассейна открывается роскошный вид на город.

Из бассейна открывается роскошный вид на город.

Мебели в пентхаусе очень мало, но вся она создана дизайнерами с самыми громкими именами – от Гаэтано Пеше до Марселя Вандерса. “Мы хотели, чтобы все вещи были знаковыми, чтобы в каждой был дух одной из великих эпох дизайна”, – объясняют Авиньон и Клуэ. Кое-что они покупали специально для этой квартиры, некоторые предметы хозяин привез из своего парижского дома. “Самым ценным он считал бюро, спроектированное дизайнерским дуэтом Элизабет Гаруст и Маттиа Бонетти, поэтому мы сделали для него стенд, как в музее мебели, и поместили его за стекло”.

Бюро по дизайну Гаруст и Бонетти помещено за стекло, как произведение искусства.

Бюро по дизайну Гаруст и Бонетти помещено за стекло, как произведение искусства.

Когда хозяин вошел в законченную квартиру, он воскликнул: “Мне кажется, я попал в декорации какого-то фантастического фильма про далекое будущее: то ли “Космическая одиссея 2001”, то ли “Пятый элемент”. Лучшую похвалу усилиям архитекторов трудно представить!

Консольная лестница ведет на террасу на крыше.

Консольная лестница ведет на террасу на крыше.

Текст: Софи Джерляль

Фото: ТЬЕРРИ МАЛЬТИ
опубликовано в журнале №4 (72) апрель 2009

Комментарии