Квартира в Париже, 160 м²

Декоратор Оливье  Лемперер

Оливье Лемперер уже много лет работает декоратором. Если присмотреться, то его ремесло чем-то сродни кулинарии. Иногда повар волен составлять меню с чистого листа, а в другой раз ему приходится сочинять ужин из того, что уже имеется в холодильнике. С дизайном все то же самое. Одно дело, когда у людей нет ничего, кроме голой бетонной коробки и солидного бюджета на ее обустройство – тут декоратор может фантазировать в любом направлении, предлагая заказчику самые разные интерьерные “блюда”. И совсем другое, если клиент приходит с багажом ценных вещей и готовым интерьером в придачу.

Гостиная. Диван, Cassina, обит белой кожей. На переднем плане — светильник по дизайну Этторе Соттсасса.

Гостиная. Диван, Cassina, обит белой кожей. На переднем плане — светильник по дизайну Этторе Соттсасса.

Заказчики Оливье Лемперера относились как раз ко второй категории. Успешный предприниматель и его жена, труженица модной индустрии, располагали обжитой квартирой в районе Булонского леса и большой коллекцией современного искусства, которая собиралась в течение тридцати лет. Супруги решили, что их жилище требует небольшого ремонта, потому и обратились к Лемпереру. Но, как это часто бывает, они даже не предполагали, что декоратор перекроит квартиру вдоль и поперек. Однако Оливье был с самого начала уверен, что без полной перепланировки разместить здесь многочисленные арт-объекты просто не получится: квартира площадью сто шестьдесят метров, битком набитая художественными ценностями, была бы похожа на перегруженный музейный запасник.

Стены прихожей украшают работы Фабриса Ибера (справа) и Жан-Пьера Рейно. Скульптура “Люк” Даниэля Фирмана. Светильник в виде цепи придумал Франц Вест. Стул по дизайну Клода Левека из галереи Alain Gutharc.

Стены прихожей украшают работы Фабриса Ибера (справа) и Жан-Пьера Рейно. Скульптура “Люк” Даниэля Фирмана. Светильник в виде цепи придумал Франц Вест. Стул по дизайну Клода Левека из галереи Alain Gutharc.

Лемперер решил унифицировать пространство и сделал его похожим на выставочный зал: гладкие белые стены, серый пол из бетона, неброские встроенные светильники и раздвижные двери, неслышно уезжающие внутрь стен. 

Фрагмент гостиной. Стол сделан по дизайну Мартина Шекели. На дальней стене — фотографии Юргена Клауке. Кресло по дизайну Гарри Бертойи.

Фрагмент гостиной. Стол сделан по дизайну Мартина Шекели. На дальней стене — фотографии Юргена Клауке. Кресло по дизайну Гарри Бертойи.

Ограничься он этим набором, интерьер вышел бы пресным, словно салат, который впопыхах забыли посолить. Именно поэтому в квартире появилось темное дерево – из него сделан каминный портал, занимающий почти целую стену в гостиной, а также дверцы шкафов в гардеробной и мебель в ванной комнате. Выполнено все это так тщательно, что залюбуешься. Недаром Оливье в юности учился на краснодеревщика, а затем работал в бюро у великой Андре Путман, которая славится своей дотошностью.

В гостиной на столике по дизайну Мартина Шекели — круглые вазы Арика Леви, две черные вазы из Atelier Vertumne и романская скульптура XI века. Каминный портал сделан из сикомора. Справа от него — фотографии Анн Дамс из антверпенской галереи Micheline Szwajcer.

В гостиной на столике по дизайну Мартина Шекели — круглые вазы Арика Леви, две черные вазы из Atelier Vertumne и романская скульптура XI века. Каминный портал сделан из сикомора. Справа от него — фотографии Анн Дамс из антверпенской галереи Micheline Szwajcer.

Блестящая деревянная поверхность камина притягивает глаз как магнит – даже висящие по соседству фотографии отступают на второй план. Но все же чувствуется, что автор проекта очень старался не злоупотреблять декоративными средствами. Не из-за отсутствия идей, а ради решения поставленной перед ним задачи. Ведь коллекция хозяев помимо невинных фотоснимков и абстрактной живописи включает по-настоящему эпатажные вещи. Чего стоит склонившаяся в три погибели фигура юноши в прихожей. С первого взгляда и не догадаешься, что это всего лишь суперреалистичная скульптура, а не живой человек, изготовившийся прочистить желудок. Единственной подсказкой как раз и служит по-музейному сдержанный декор. Благодаря ему с порога ясно, что перед нами не обычный интерьер, а эдакий гибрид дома и частной галереи.

Cтоловая обставлена мебелью 1940-х годов, выполненной в стиле работ Андре Арбюса. На заднем плане — зеркальный буфет 1970-х годов. Хрустальная люстра по дизайну Хилтона Макконника.

Cтоловая обставлена мебелью 1940-х годов, выполненной в стиле работ Андре Арбюса. На заднем плане — зеркальный буфет 1970-х годов. Хрустальная люстра по дизайну Хилтона Макконника.

Единственное помещение, где Оливье позволил себе развернуться в полную силу, – столовая. Эта комната ослепляет экзотическим контрастом ярко-зеленых стен и кричаще-розовой обивки стульев. Искусства в столовой мало, что не удивительно: она и сама по себе полноценный арт-объект. Если же продолжать аналогии с кулинарией, то этому помещению Оливье явно отвел роль соуса. А соус в поварском деле как раз и есть самое важное.

Спальня хозяев. Над кроватью, застеленной норковым покрывалом, — фоторабота Софи Каль Appointment with Sigmund Freud. Стальная вешалка по дизайну Филиппа Тийона. На стене справа — фото работы Нэн Голдин (вверху) и Андреса Серрано из галереи Yvon Lambert.

Спальня хозяев. Над кроватью, застеленной норковым покрывалом, — фоторабота Софи Каль Appointment with Sigmund Freud. Стальная вешалка по дизайну Филиппа Тийона. На стене справа — фото работы Нэн Голдин (вверху) и Андреса Серрано из галереи Yvon Lambert.

Текст: Филипп Селье

Фото: ДИДЬЕ ДЕЛЬМА
опубликовано в журнале №12 (69) декабрь 2008

Комментарии