Отель Brenners Park в Баден-Бадене

Русским путешественникам никогда не нужно было специально объяснять, зачем ехать в Баден-Баден, тишайший и буржуазнейший немецкий городок, где средний возраст жителей и средний счет в банке стремятся к семидесяти (в первом случае — годам, во втором — миллионам евро). Во времена Тургенева и Толстого туда ехали ради возможности разориться в казино или на скачках, в конце 1990-х — чтобы поглазеть на быт старой аристократии, а в начале 2000-х уже в своем праве с чадами и домочадцами.

Окна Villa Stephanie выходят на Лихтентальскую аллею, по которой все знаменитые обитатели Бадена в любое время года прогуливались от ипподрома к бювету.

И идеальной отправной точкой для любого из этих благородных занятий был отель Brenners Park, стоящий в самом начале Лихтентальской аллеи, главного променада города. Возведенный по всем правилам немецкого дворцового строительства XIX века, Brenners до сих пор ничуть не стесняется своей имперскости и продолжает по всем правилам военного искусства расширять территории. 

В небольшом салоне-библиотеке, обставленном мебелью, сделанной по эскизам графини Берджит Дуглас, ­гости вил­лы с удовольствием собираются на вечерний чай, совсем как в настоящем семейном доме.

Последнее прибавление — это Villa Stephanie, небольшой особняк, который в этом году открылся как spa-отель в отеле. Он носит имя Стефании де Богарне, приемной дочери Наполеона, которую тот выдал за наследника Баденского герцогства Карла Фридриха. В этом доме Стефания не бывала никогда, он построен уже после ее смерти, в 1890 году, но на его месте стояла небольшая вилла, где герцогиня провела в уединении свои последние, но вполне счастливые годы.

Spa-центр — отдельная гордость отеля. Обилие натурального дерева и теплый минималистический дизайн лишает его “медицинского” привкуса, который характерен для подобных мест.

Уединение и есть ключевое слово, которым можно описать Villa Stephanie. Несмотря на то что она соединена со светским Brenners Park одним галерейным переходом, находясь в ней, об этом легко забыть. 

Во всех процедурных комнатах есть хотя бы одно антикварное кресло или картина.

“Именно такого эффекта мы и добивались”, — рассказывает графиня Берджит Дуглас, дочь Рудольфа Августа Эткера, основателя Oetker Collection. Она занимается дизайном “большого отеля” уже двадцать пять лет и, по ее собственным словам, была счастлива попробовать что-то совсем другое. 

Лежаки в зоне отдыха spa на удобство проверял сам Франк Марренбах, генеральный директор Brenners Park и один из самых придирчивых европейских отельеров по совместительству.

В случае с Villa Stephanie это отказ от позолоченного дерева, тяжелых портьер и антикварных балдахинов, то есть всего, что составляет ДНК Brenners Park. Villa Stephanie больше всего похожа на дом, перешедший по наследству от старой графини к новой молодой вдумчивой хозяйке, которая по достоинству оценила все прелести огромных окон, сняла лак с деревянных панелей на стенах и подобрала такую цветовую гамму, которая настроит любого на благостные мысли. 

Каждый из 15 номеров и сюитов выполнен в своей цветовой гамме — от фисташкового до оттенка зимнего моря, но без единого яркого акцента.

“Самый лучший комплимент, который я получила от постоянного гостя после открытия отеля, звучал так: “В Brenners Park я приезжаю отдыхать, а в Villa Stephanie — побыть наедине с собой”, — говорит графиня Берджит Дуглас. — Что может быть лучше для места, предназначенного для полного расслабления духа и тела”.

Картины, гравюры и объекты современного искусства для номеров Villa Stephanie были подобраны из семейной коллекции Эткеров.

По словам дизайнера, глубокий синий, который использован в приватном тренировочном зале, способствует концентрации и придает сил.

В летние дни просторная терраса Villa Stephanie превращается в центр притяжения, тем более что с нее видно все, что происходит на Лихтентальской аллее.

Текст: Анастасия Углик

Фото: Wolfgang Stahr/архив пресс-службы
опубликовано в журнале №03 (148) Март 2016

читайте также

Комментарии