Особняк в Австралии

Свое семейное гнездо художник Дейл Фрэнк собирал, как головоломку. Сначала это был просто дом посреди огромного поместья в австралийском штате Квинсленд. Он стал тесен – тогда хозяин купил еще два дома и один школьный зал, возведенный в 1880-е годы. Все три здания были погружены на грузовики и доставлены в поместье: “Соседи провожали машины, подняв брови”. В сумме получилось новое жилище, а бывший школьный зал стал холлом причудливого особняка.

Гостиная. На переднем плане — кушетка из кедра 1830-х годов. На стене — картина Фрэнка “Сиднейская комнатная собачка”, под ней — стулья братьев Фернандо и Умберто Кампана Corallo для Edra. В центре комнаты — четырехстороннее английское кресло 1860-х годов, перед ним — два стула Ghost от Fiam. Слева — золоченая консоль с зеркалом 1850-х, рядом с ней — стул Chair One, дизайнер Константин Грчик, Magis.

Гостиная. На переднем плане — кушетка из кедра 1830-х годов. На стене — картина Фрэнка “Сиднейская комнатная собачка”, под ней — стулья братьев Фернандо и Умберто Кампана Corallo для Edra. В центре комнаты — четырехстороннее английское кресло 1860-х годов, перед ним — два стула Ghost от Fiam. Слева — золоченая консоль с зеркалом 1850-х, рядом с ней — стул Chair One, дизайнер Константин Грчик, Magis.

И, вероятно, Фрэнк на этом не остановится: пространства ему нужно много. Ведь он – коллекционер. “Если разобраться, то все люди что-нибудь собирают на протяжении всей своей жизни. Это естественно. Просто кто-то накапливает воспоминания, а кто-то – мебель, вот и вся разница”, – убежден Фрэнк. 

Проходная терраса. Красные лампы из стекла и хрома, 1960-е; три керамические вазы по дизайну Ханны Барлоу, 1890 год.

Проходная терраса. Красные лампы из стекла и хрома, 1960-е; три керамические вазы по дизайну Ханны Барлоу, 1890 год.

Но в его австралийском доме хватило места и прошлому, и мебели, поскольку главная страсть хозяина – антиквариат. В сущности, его не интересует какой-либо определенный стиль, страна или время. История каждой покупки – это история любви с первого взгляда. Именно эта любовь заставляет Фрэнка на аукционах тянуть руку вверх. 

Спальня. По обеим сторонам антикварной кровати — лампы Spun Light F, Flos. Стул Favela по дизайну братьев Кампана для Edra; антикварный английский шезлонг.

Спальня. По обеим сторонам антикварной кровати — лампы Spun Light F, Flos. Стул Favela по дизайну братьев Кампана для Edra; антикварный английский шезлонг.

Он не боится эклектики, распоряжаясь предметами разных эпох с той же непосредственностью и свободой, что и красками на холсте. Но оказывается, что бидермейеровские кушетки, столики эпохи Регентства, колониальные кресла, английский фарфор, японская резьба по дереву, дизайнерская мебель 1960-х, вещи Филиппа Старка не просто уживаются в гармонии – столь смелое соседство идет им на пользу. 

Гостиная. Диван Boa по дизайну братьев Кампана для Edra. Слева от двери — расписанный вручную австрийский кабинет 1762 года, справа — японское дерево-подставка с фонарем, XIX век, ручная резьба. Светильник из полированной меди French Baronette.

Гостиная. Диван Boa по дизайну братьев Кампана для Edra. Слева от двери — расписанный вручную австрийский кабинет 1762 года, справа — японское дерево-подставка с фонарем, XIX век, ручная резьба. Светильник из полированной меди French Baronette.

Рядом c ультрафиолетовым диваном братьев Кампана австрийский расписной шкаф-кабинет XVIII века обрел поп-артовскую остроту, а стоило только дополнить торшером 1880-х годов кресло по дизайну Гаэтано Пеше, как в модернистской вещи проявились сибаритство и даже уют.

Веранда. Кресло и пуф UP 5 по дизайну Гаэтано Пеше для B&B Italia. Рядом — французская лампа на медной ножке, 1880-е. Стальная скамья Dip, B&B Italia.

Веранда. Кресло и пуф UP 5 по дизайну Гаэтано Пеше для B&B Italia. Рядом — французская лампа на медной ножке, 1880-е. Стальная скамья Dip, B&B Italia.

Уроки такого обращения с интерьером Дейлу Фрэнку, по его словам, преподала собственная бабушка: “Вот уж кто был свободен от предрассудков так называемого хорошего вкуса! Посмотрите на этот ковер. У бабушки был почти такой же, и, ей-богу, я никогда не пойму тех людей, что променяли бы его на однотонное ковровое покрытие”. 

Кухня и столовая. Лампы Romeo Moon по дизайну Филиппа Старка. Пластиковые стулья Louis Ghost по дизайну Филиппа Старка, Kartell. На столе — ваза Blow Up, дизайн братьев Кампана для Alessi.

Кухня и столовая. Лампы Romeo Moon по дизайну Филиппа Старка. Пластиковые стулья Louis Ghost по дизайну Филиппа Старка, Kartell. На столе — ваза Blow Up, дизайн братьев Кампана для Alessi.

А уж кухню в доме Дейла Фрэнка бабушка, кажется, устраивала собственноручно: на стенах вывешены разнокалиберные сувенирные сине-белые тарелки с видами городов мира. И без них, по мнению Фрэнка, было не обойтись: чтобы сбить мрачноватую торжественность, которой веет от большой черно-зеленой столешницы из полированного гранита. “Такой гранит обычно используют для военных мемориалов”, – иронически уточняет Фрэнк. 

Спальня. Обитый кожей диван из красного дерева, 1820-е.

Спальня. Обитый кожей диван из красного дерева, 1820-е.

Но на самом деле впасть в пафос он не опасался изначально. Равно как и того, что дом, заполненный старыми вещами, превратится в жилой музей. “Во-первых, он не так уж и заполнен, – подчеркивает хозяин. – Все дело в том, что я минималист, который обожает вещи”. Вокруг каждой он оставляет много пространства, “воздуха”. А во-вторых, Фрэнк – художник. Его собственные работы – инсталляции и гигантские лаковые панно – способны лишить чопорности любой интерьер.

“Австралийская” комната. На стене — картина Дейла Фрэнка. Круглый стол из кедра. Карточный столик из кедра и розового дерева, 1840-е. Настольная лампа Kaipo, Moooi.

“Австралийская” комната. На стене — картина Дейла Фрэнка. Круглый стол из кедра. Карточный столик из кедра и розового дерева, 1840-е. Настольная лампа Kaipo, Moooi.

До того как переехать в Австралию, Фрэнк жил в Милане и Нью-Йорке, где и стал известен в начале 1980-х благодаря своим карандашным рисункам. Его дом космополитичен под стать биографии. Но все же Австралия заняла в нем заметное место – оно называется “желтой комнатой”, и понятие “чистоты стиля” здесь выдержано как нигде в доме. В “желтой комнате” Фрэнк устроил своего рода экспозицию австралийской колониальной мебели XIX века. “Ее делали выходцы из Ирландии, и это, по-моему, одни из красивейших вещей того времени”, – в голосе хозяина звучит пристрастность. 

Гостевая спальня. На стене — картина Дейла Фрэнка. Кровати, 1920‑е. Лампа Miss K по дизайну Филиппа Старка для Flos. Столик, 1860‑е.

Гостевая спальня. На стене — картина Дейла Фрэнка. Кровати, 1920‑е. Лампа Miss K по дизайну Филиппа Старка для Flos. Столик, 1860‑е.

Но менее всего Австралия интересует его как артефакт. Свою любимую комнату Фрэнк называет “штормовой”: в непогоду вся семья собирается на диване, чтобы сквозь стеклянные двери понаблюдать за ливнями, ревущими над Большим Барьерным рифом. “Это чудо!” – восклицает Фрэнк. Но возможно, он также имеет в виду и диван Boa.

Объект из пластиковых бутылок — работа Дейла Фрэнка. Справа — чайный столик из орехового дерева, 1810-е.

Объект из пластиковых бутылок — работа Дейла Фрэнка. Справа — чайный столик из орехового дерева, 1810-е.

Текст: Дэника Джонс 

Фото: ЭРЛ КАРТЕР
опубликовано в журнале №11 (46) ноябрь 2006

Комментарии