Эклектичная квартира в Нью-Йорке

Декоратор Томас Бритт успешно работает на американском рынке уже более сорока лет.

История создания этого интерьера похожа на сюжет романтической комедии про девушку, которая бойко и с юмором добивается намеченных целей. Хозяйка квартиры выросла в среде, скажем так, обеспеченной. Интерьеры домов, в которых жили ее родители, всегда оформлял мэтр американского декораторского сообщества Томас Бритт.

“Я знаю его с рождения, он для меня был все равно что дядюшка, – рассказывает хозяйка. – Когда я вышла замуж и встал вопрос о том, кого попросить оформить нашу первую квартиру, я ни секунды не колебалась”. И дело тут не в скудости воображения или неосведомленности – дело в том, что молодая женщина не могла себе представить жизнь в каком-либо ином стиле. Только “декор от Томаса Бритта” – яркий, смелый, чуточку через край (без леопардовых обивок, например, никогда не обходится). Но главное – цветной.

Гостиная. Рама зеркала над камином сделана из деталей карниза тайского храма. Потолок обклеен обоями и покрыт серебряным лаком. Лампы из Марокко. Фоторабота Питера Бирда. Леопардовые обивки, Clarence House.

Гостиная. Рама зеркала над камином сделана из деталей карниза тайского храма. Потолок обклеен обоями и покрыт серебряным лаком. Лампы из Марокко. Фоторабота Питера Бирда. Леопардовые обивки, Clarence House.

За долгие годы работы Томас Бритт оформил много грандиозных домов и привык к “безлимитным” бюджетам. Здесь бюджет был довольно скромный, но Бритт утверждает, что это не уменьшило удовольствия от работы. “Она хорошая девочка, – говорит Бритт о хозяйке квартиры. – Она знает, чего хочет, и умеет добиваться своего”.

Реконструкцией квартиры, которую клиенты купили в Гринвич-Виллидж, Бритт занимался вместе с сотрудниками своего бюро – архитекторами Брайаном Смитом и Питером Наполитано и дизайнером Валентино Самсонадзе. Перемены в интерьере произошли значительные: “Мы просто выпотрошили квартиру”, – отмечает Бритт. План почти не трогали, но зато избавились от всех деталей отделки: сменили камины, лепнину и переделали встроенные шкафы. И надстроили на крыше еще одну комнату площадью сорок метров – смесь гостиной и домашнего кинотеатра.

Малой гостиной в плане квартиры до реконструкции не было — ее заново построили. Дизайн сада на крыше сделал Мэтью Мойнихан. Ковер куплен в Индии. Журнальный столик, дизайнер Тони Фаселла Сенси.

Малой гостиной в плане квартиры до реконструкции не было — ее заново построили. Дизайн сада на крыше сделал Мэтью Мойнихан. Ковер куплен в Индии. Журнальный столик, дизайнер Тони Фаселла Сенси.

Обилие расцветок в декоре – практичное решение, оно позволяет добиться ярких эффектов при минимуме затрат. В гостиной сначала хотели сделать стены коралловыми, но потом остановились на цвете морской волны. “Ночью он кажется таким чувственным”, – говорит хозяйка. Потолок Бритт оклеил обоями и покрыл серебряным лаком. Непременные леопардовые рисунки возникли в обивке кресел и диванных подушек. Самый забавный декораторский ход здесь – сопоставление изображения трубящего слона и зеркала над камином. Изогнутые линии рамы зеркала (она была сделана на заказ из фрагментов карниза тайского храма), по мнению Бритта, повторяют форму хобота слона с фотографии Питера Бирда.

В главной спальне стены и потолок оклеены белыми с серебром обоями с восточным рисунком. Полог над кроватью розовый – “оттенка Эльзы Скьяпарелли”, как называет его Бритт. Благо высота потолков – четыре с половиной метра – позволила задрапировать масштабные, “длинные” складки.

Спальня. На стенах и потолке обои, Brunschwig & Fils. Ковер, Stark. Покрывало из ткани от Manuel Canovas.

Спальня. На стенах и потолке обои, Brunschwig & Fils. Ковер, Stark. Покрывало из ткани от Manuel Canovas.

Чтобы построить малую гостиную на крыше, пришлось переносить на другое место водонапорную башню. Оттенок покрытых лаком стен хозяйка называет “баклажанным”. Другой декоратор постарался бы смягчить такой интенсивный цвет. Но не Бритт: он поставил посреди комнаты зеленый диван. И повесил на выходящие на террасу площадью в сто сорок метров окна трехцветные занавески – сшитые вдоль полотнища лилового, сливового и сиреневого цветов. “Когда сквозь них пробивается солнечный цвет, получается исключительно эффектно”, – отмечает довольный Бритт. Впрочем, это и ко всей квартире относится. У хозяев есть свое определение того, какой вышла их квартира – “очень сексуальная”. Все правильно, в детстве хозяйка мечтала о цветных стенах и пятнистых креслах. Девочка выросла, и мысли у нее теперь взрослые.

Кухня-столовая оформлена сдержаннее, чем остальная квартира — цвет стен не такой интенсивный.

Кухня-столовая оформлена сдержаннее, чем остальная квартира — цвет стен не такой интенсивный.

Текст: Пенелопа Роулендс

Фото: СКОТТ ФРЭНСИС
опубликовано в журнале №4 (50) апрель 2007

Комментарии