Квартира в Нью-Йорке, 300 м²

Хозяйка квартиры, дизайнер Джули Хиллман

До того как начать “одевать” интерьеры, Джули Хиллман десять лет одевала людей, работая в модной индустрии. Сменить род деятельности бывшая выпускница школы Парсонс решила в 2000 году и с тех пор добилась больших успехов – заказчики ценят ее стиль, в котором американский комфорт соединяется с европейским шиком. Однако свою собственную квартиру, расположенную в Верхнем Ист-Сайде, дизайнер долго скрывала от посторонних глаз, ведь изначально она делалась не напоказ. “Я хотела иметь настоящий дом – семейный очаг, а не шоу-рум. И выбирала для него вещи вне времени, чтобы интерьер не выглядел модно-премодно. Это наш дом, мы здесь отдыхаем, так что обстановка должна быть очень спокойной”, – рассказывает Джули о своем жилье. Тем не менее в трехсотметровой квартире, где она живет с мужем и двумя детьми, присутствуют все признаки ее фирменного стиля.

Гостиная. Меховые кресла предположительно сделаны по дизайну Жана Руайера. На кофейном столике 1950-х годов, Thibier, — скульптура Валентины Шлегель. На стене картина работы Нормана Блюма.

Гостиная. Меховые кресла предположительно сделаны по дизайну Жана Руайера. На кофейном столике 1950-х годов, Thibier, — скульптура Валентины Шлегель. На стене картина работы Нормана Блюма.

Джули вместе с мужем – большие поклонники французской культуры, так что квартиру они оформили по образу и подобию классических французских апартаментов, где много белого цвета, стены и потолок украшает лепнина, а в обстановке перемешаны антиквариат и работы дизайнеров первой половины ХХ века. 

Обеденный стол 1970‑х годов для столовой хозяйка привезла из Франции. Вазы по дизайну Рона Арада (белая и бежевая) и Марка Ньюсона (металлическая). Ковер, Kilim. Абстрактная картина — работа Габриэллы Машаду. Слева картина Дональда Бачлера. Люстра по дизайну Сержа Муя.

Обеденный стол 1970‑х годов для столовой хозяйка привезла из Франции. Вазы по дизайну Рона Арада (белая и бежевая) и Марка Ньюсона (металлическая). Ковер, Kilim. Абстрактная картина — работа Габриэллы Машаду. Слева картина Дональда Бачлера. Люстра по дизайну Сержа Муя.

Джули любит, когда пространства плавно перетекают друг в друга и каждая следующая комната продолжает и развивает тему предыдущей. Этот плавный ритм делает интерьер похожим на арт-галерею. Тем более что наполняющие его вещи очень даже тянут на экспонаты. 

Фрагмент гостиной. В зеркале отражается диван, сделанный по эскизам хозяйки квартиры. Металлическая скульптура на полу — работа Беверли Пеппер. Журнальный столик — по дизайну братьев Буруллеков.

Фрагмент гостиной. В зеркале отражается диван, сделанный по эскизам хозяйки квартиры. Металлическая скульптура на полу — работа Беверли Пеппер. Журнальный столик — по дизайну братьев Буруллеков.

“Я три раза в год езжу в Европу за мебелью и привожу оттуда огромные контейнеры с вещами, которые меня зацепили. Когда на объекте заканчиваются отделочные работы, я отправляюсь на свой склад и начинаю играть с предметами. Чего только там нет: скульптуры, диваны, зеркала, всевозможные столики и кресла”. 

Над диваном, сделанным по эскизам хозяйки, работа художника Ричарда Пузетт-Дарта. Настольная лампа, Maison Barbier.

Над диваном, сделанным по эскизам хозяйки, работа художника Ричарда Пузетт-Дарта. Настольная лампа, Maison Barbier.

Интерьер семейного гнезда компоновался по тому же принципу. За основу Джули взяла вещи своих любимых дизайнеров – Жана Руайера, Тобиа Скарпы, Пьера Шапо, Жака Адне, Жильбера Пуайера. Дизайнерская классика прошлого столетия дополнена классической мебелью XVIII века, современным искусством и керамикой из коллекции ее мужа (в его собрании есть, например, работы Жоржа Жуве и Валентины Шлегель). 

Фрагмент гостиной. Работа Хендрика Керстенса соседствует с бра по дизайну Жоржа Жуве. Столик сделан по дизайну Пьера Шапо. На переднем плане — перетянутая в новую кожу кушетка по дизайну Андре Арбюса.

Фрагмент гостиной. Работа Хендрика Керстенса соседствует с бра по дизайну Жоржа Жуве. Столик сделан по дизайну Пьера Шапо. На переднем плане — перетянутая в новую кожу кушетка по дизайну Андре Арбюса.

При всем этом разнообразии в квартире много воздуха – хозяйка предпочитает количеству вещей их яркий характер. “Я очень люблю выразительную мебель – и довольно объемную. Я бы назвала ее мужской”, – говорит она. 

Фрагмент спальни. Золотой столик сделан по дизайну Джонатана Адлера. Картина Уильяма Анастаси.

Фрагмент спальни. Золотой столик сделан по дизайну Джонатана Адлера. Картина Уильяма Анастаси.

А в качестве приема, который объединил в единое целое множество разных вещей, выступает цвет – квартира, за исключением пары сиреневых акцентов, выдержана в теплой сливочной гамме. 

Ванная. Полы и нижняя часть стен выложены мрамором сорта “Калькутта”. На стене — работа Possessed Роба Уинна. Над ванной, Waterworks, — люстра из муранского стекла.

Ванная. Полы и нижняя часть стен выложены мрамором сорта “Калькутта”. На стене — работа Possessed Роба Уинна. Над ванной, Waterworks, — люстра из муранского стекла.

В остальном – никаких правил: “Когда я оформляю интерьер, то полностью отдаюсь процессу и доверяю своим инстинктам”. Внутренний голос явно не подводит дизайнера: наполненный штучными вещами интерьер выглядит по-семейному уютно. Ровно как и задумывался.

Кровать в хозяйской спальне сделана по эскизам Хиллман. Стены спальни украшают работы Роберта Мотеруэлла, Генри Мура и Жюля Олицки. Зеркало по дизайну Лин Вотрэн. На консоли работы неизвестного автора — лампа по дизайну Жан‑Мишеля Франка.

Кровать в хозяйской спальне сделана по эскизам Хиллман. Стены спальни украшают работы Роберта Мотеруэлла, Генри Мура и Жюля Олицки. Зеркало по дизайну Лин Вотрэн. На консоли работы неизвестного автора — лампа по дизайну Жан‑Мишеля Франка.

Текст и продюсирование: Патрисия Кетельсен

Фото: маноло ильера
опубликовано в журнале №04 (149) Апрель 2016

Комментарии