Дом в колониальном стиле в Калифорнии

Работа над интерьером дома Джейми Тарсес происходила в основном... в спортзале. Джейми и ее лучшая подруга, дизайнер интерьеров Памела Шамшири, шли рядышком по соседним беговым дорожкам и обсуждали цвета стен, рисунок тканей и прочие декоративные аспекты происходящего ремонта.

Гостиная. Диваны, George Smith, перетянуты тканью Oscar de la Renta for Lee Jofa. Светильник, Lindsey Adelman. Стены выкрашены краской, Benjamin Moore.

Гостиная. Диваны, George Smith, перетянуты тканью Oscar de la Renta for Lee Jofa. Светильник, Lindsey Adelman. Стены выкрашены краской, Benjamin Moore.

На самом деле все началось раньше: дети Джейми и Памелы учатся в одной школе, женщины встретились на родительском собрании и подружились. Потом в школе случился благотворительный аукцион, и одним из лотов было предложение от Шамшири помочь с оформлением одной комнаты в доме покупателя (как в “Квартирном вопросе”). Лот выиграла Джейми: оказалось, что ей уже давно хотелось попросить подругу разобраться с лестницей в ее доме на Голливудских холмах.

Джейми, успешный продюсер таких телесериалов, как “Счастливый конец” и “Твоя семья или моя”, замужем за ресторатором Падди Обри, у них двое детей. Дом, в котором они вполне счастливо жили, – типичный для Калифорнии особняк в испанском стиле, 1920-х годов. И все в нем было хорошо и удобно, кроме лестницы в задней части дома, ведущей из кухни в подвал. “Там были узкие крутые ступеньки и низкие потолки – люди все время головами стукались. И еще эту лестницу было трудно найти – у нас в подвале домашний кинотеатр, но мы редко туда ходили, и всё из-за неудобных ступенек”, – рассказывает Джейми.

Лаундж-зона на нижнем этаже. Диваны обтянуты тканью, Diamond Foam & Fabric. Столик 1950-х годов и комод куплены в магазине JF Chen. На потолке обои, Holly Hunt. На стенах плитка, Waterworks.

Лаундж-зона на нижнем этаже. Диваны обтянуты тканью, Diamond Foam & Fabric. Столик 1950-х годов и комод куплены в магазине JF Chen. На потолке обои, Holly Hunt. На стенах плитка, Waterworks.

Памела колебалась, браться ли ей за проект, – боялась испортить дружбу. Но в конце концов профессиональный азарт победил, и работа закипела. Очевидно было, что спуск в подвал нужно переместить в переднюю часть дома и сделать естественным продолжением главной лестницы, ведущей с первого этажа на второй. Звучит просто, но на самом деле, конечно же, повлекло за собой серьезные конструктивные переделки. А там уже одно стало цепляться за другое. Если уж в доме все равно ремонт, почему не сделать еще вот это и вон то? Почему не сломать внутреннюю стену гаража и не превратить его в дополнительную гостиную, к примеру? “Я не думала, что нам нужна дополнительная гостиная, – говорит Джейми. – Но вся штука в том, что теперь мы именно в этой комнате проводим большую часть времени”. Кухню тоже переделали – соединили со столовой, чтобы ощущение стало “более семейным”. Увлекшись ремонтом, Джейми и Памела расширили массу оконных проемов, добавили множество балконных дверей, увеличили террасы. Сад переделали целиком: он расположен на крутом рельефе и раньше им почти не пользовались, а теперь террасирован и оформлен фонтанами в испанском стиле, вполне соответствующими архитектуре дома.

Семейная гостиная возникла в процессе ремонта на месте бывшего гаража. Журнальный стол сделан на заказ художницей Альмой Аллен. Длинный стол когда-то стоял в кафетерии. Кресла винтажные, как и иранский ковер.

Семейная гостиная возникла в процессе ремонта на месте бывшего гаража. Журнальный стол сделан на заказ художницей Альмой Аллен. Длинный стол когда-то стоял в кафетерии. Кресла винтажные, как и иранский ковер.

На самом деле от дома мало что осталось – переделки были такими серьезными, что его пришлось почти полностью снести. Работы шли два года, на это время семья переезжала. “Каждый день я появлялась на стройке, и у меня сердце кровью обливалось – от нашего дома остались рожки да ножки”, – вспоминает Джейми. “Я знаю, что Джейми беспокоилась. Она любит испанский колониальный стиль и хотела сохранить его, несмотря на все переделки и внедрение в дом всяких технических новшеств. Но в конце концов нам удалось совместить эти вещи и вернуть дом к его стилистическим корням”, – говорит Памела.

Одна из террас. Обеденный стол и стулья винтажные. Плитка, Granada Tile.

Одна из террас. Обеденный стол и стулья винтажные. Плитка, Granada Tile.

С оформлением интерьера было, конечно, проще, чем со стройкой. Работы Памелы обычно довольно эклектичны – она действует интуитивно и гибко, свободно смешивая стили. “Хотела бы я быть дизайнером, который заходит в помещение и говорит: “Эта комната должна быть синей, и мебель мы расставим вот так и так”. Но я так не умею. Я ко всем решениям прихожу вместе с клиентом. Мы долго беседуем еще “на берегу”, до начала стройки, чтобы точно знать, чего хотим, – какой будет атмосфера в будущем интерьере. Ну а ближе к концу процесса очень многое можно изменить – выбором тканей, формой диванов и так далее. Так что я люблю оставлять себе и клиентам пространство для маневра”, – поясняет Памела.

Вид из дома на террасу. ­Подушки на скамьях из ткани, Donghia. Металлические кресла винтажные. Камин, Plein Air.

Вид из дома на террасу. ­Подушки на скамьях из ткани, Donghia. Металлические кресла винтажные. Камин, Plein Air.

В данном случае в области тканей и диванов все получилось по-южному жизнерадостно и по-дружески непринужденно. Некоторые комнаты четко отсылают зрителя к испанским истокам архитектуры здания, например кухня с плиточным полом и голубыми шкафчиками. В других помещениях гостя может поджидать сюрприз. Так, стены гостевой ванной Шамшири сплошь выложила зеркальной плиткой. “Это моя дискотечная ванная!” – смеется Джейми.

Ремонт завершился благополучно, семья вернулась домой и теперь наслаждается “новым качеством жизни”. Но самое главное для Памелы и Джейми заключается в том, что дружба их в результате не пострадала. “Мне нравился дом, в котором я жила раньше. А теперь, после того, что сделала Памела, я его люблю, – говорит Джейми. – Эта работа сблизила нас, сделала счастливее. Я ей очень благодарна”.

Сад тоже подвергся переделке — крутой склон стал террасированным, и теперь отсюда можно наслаждаться видами на Лос-Анджелес.

Сад тоже подвергся переделке — крутой склон стал террасированным, и теперь отсюда можно наслаждаться видами на Лос-Анджелес.

Текст: Деген Пенер

Фото: ричард пауэрс
опубликовано в журнале №04 (149) Апрель 2016

Комментарии