Дом арт-дилера в Греции

Греческие острова, маленькие и большие, образующие мириады скоплений в прозрачно-синей глади окружающих морей, летом наводнены туристами. Но только не Парос. 

С крыши открывается вид на Парос и соседние острова.

С крыши открывается вид на Парос и соседние острова.

Добираться до него с материка нужно два с половиной часа на быстроходном Flying Dolphin или моторной лодке, поэтому на острове – в прибрежном городке Наусса или деревушке Лефкес – живут практически одни лишь местные. Несколько тысяч лет назад здесь добывали мрамор медового оттенка по заказу величайших скульпторов античности. Карьеры существуют по сей день, так же как ветряные мельницы, дома рыбаков и маслодавильни.

Гостиная. Мраморный пол и беленые стены сохраняют в доме прохладу.

Гостиная. Мраморный пол и беленые стены сохраняют в доме прохладу.

Несмотря на то что сегодня Парос активно застраивается, остров сохранил тихое очарование. Арт-дилер из Афин, владелица известной в Греции галереи “Медуза” Мария Димитриадес, поддавшись ему, не стала строить себе дом, а превратила в жилье заброшенную фабрику по производству оливкового масла. “Должно быть, я сошла с ума, – вспоминает она. – Ведь это были руины. Я восстановила крышу, подняла потолки так, чтобы видны были балки, добавила новые окна”. В бывших цистернах для хранения масла теперь у нее спальня и ванная. “И я вам намеренно не рассказываю, в каком состоянии были сад и терраса – камни, камни, камни...” 

Терраса со сливовыми деревьями. Стулья, дизайнер Вернер Пантон, Vitra.

Терраса со сливовыми деревьями. Стулья, дизайнер Вернер Пантон, Vitra.

Впрочем, арт-дилеру полагается иметь наметанный глаз и чутье на необычные вещи, будь то произведение искусства или просто дом. Мария – один из самых влиятельных дилеров в современной художественной жизни Греции и на свое чутье полагается полностью. Оно ее не обмануло и на этот раз.

Скульптура Анниты Аргирохелиопулу.

Скульптура Анниты Аргирохелиопулу.

Работа над домом заняла пять лет. Мария не нанимала архитектора, а рабочие были местные. Но к тур-де-форсам ей не привыкать. Ей было всего девятнадцать, когда в 1979 году она открыла в Афинах галерею. Своим умением выбирать место для картины или скульптуры она воспользовалась и здесь, оформляя интерьер дома. “Я точно знала, что использую нейтральный фон, а обстановку сделаю минимальной, превратив ее лишь в обрамление для произведений искусства”, – говорит хозяйка. 

Спальня. Кровать, дизайнер Филипп Старк.

Спальня. Кровать, дизайнер Филипп Старк.

В одной только гостиной с древними каменными стенами, словно в храме, выставлены работы Антона, Марии Вланди, Паноса Раймондоса, Лины Беби и Анниты Ксанфу. В спальне – инсталляция Такиса и скульптура фантастического существа работы Анниты Аргирохелиопулу. Эта же художница сделала огромное насекомое, которое висит в абсолютно белой ванной хозяйки, где кроме него есть только большое круглое зеркало, ванна и раковина из паросского мрамора

Гостиная. Крупная каменная кладка стен и высокие потолки напоминают храм.

Гостиная. Крупная каменная кладка стен и высокие потолки напоминают храм.

А вот в кабинете Мария снова вернулась к своей обычной лаконичности и строгости: здесь нашлось место только для белой софы, минималистской скульптуры и приглушенных по цвету картин. 

Кабинет. По замыслу хозяйки, диван и стол должны казаться вырубленными из того же камня, что и стены.

Кабинет. По замыслу хозяйки, диван и стол должны казаться вырубленными из того же камня, что и стены.

В чисто-белой кухне-столовой – овальный стол, спроектированный самой хозяйкой, и белые стулья дизайна Вернера Пантона. Но большего и не надо, иначе не поместятся многочисленные гости, которых Мария обожает здесь собирать.

Кухня-столовая. Вокруг стола,  спроектированного хозяйкой, стулья дизайна Вернера Пантона.

Кухня-столовая. Вокруг стола,  спроектированного хозяйкой, стулья дизайна Вернера Пантона.

Большинство ее друзей – художники. Картины, инсталляции, скульптуры, объекты современного искусства есть в каждой комнате, включая ванную. “Но это просто дом”, – тут же уточняет Мария. На руках у нее кошка, нареченная за распутство Мессалиной, – одна из множества прикормленных хозяйкой со всей округи. Работу Мария оставляет в Афинах, а здесь, на Паросе, каждые выходные она варит сливовое варенье, возится с кошками, часами смотрит на церковь, холмы, деревушку, море и угощает друзей ужинами: “Особенно рекомендую мои фирменные блины с начинкой из феты и лосося. – И добавляет: – А зачем же еще покупать дом в такой глуши?”

Ванная. Стены, пол и ванна облицованы мрамором, который добывают здесь же, на Паросе.

Ванная. Стены, пол и ванна облицованы мрамором, который добывают здесь же, на Паросе.

Текст: Барбара Стоэлти 

Фото: РЕНЕ СТОЭЛТИ
опубликовано в журнале №5 (51) май 2007

Комментарии