Рыбацкий домик в Гамбурге, 50 м²

Аксель Гёлер

Аксель Гёлер работает в сфере международного консалтинга и живет в Гамбурге. Ремонтом загородного дома, где он теперь проводит выходные в компании своей подруги Клаудии Хаддадид и пса Пако, занимался отчасти собственноручно, но признает, что без помощи местных мастеров не потянул бы такой сложный проект. Почти все вещи в доме — удачные находки хозяина. Он любит дизайн, но называет себя не коллекционером, а собирателем.

“Я нашел это место по объявлению в газете Hamburger Abendblatt – одна художница продавала участок земли с небольшим домиком. Прежняя хозяйка использовала его под студию, устраивала воркшопы и проводила выходные с сыном. Она очень любила это место и, когда все-таки решила его продать, долго искала покупателя, которому смогла бы доверить свое сокровище. В общем, мне выпал счастливый билет.

Дом находится примерно в часе езды от Гамбурга, но окрестности выглядят как настоящая глушь. Природа здесь не знает преград. Чтобы пустить в дом свет и открыть виды на озеро, Акселю пришлось срубить около сорока деревьев.

Дом находится примерно в часе езды от Гамбурга, но окрестности выглядят как настоящая глушь. Природа здесь не знает преград. Чтобы пустить в дом свет и открыть виды на озеро, Акселю пришлось срубить около сорока деревьев.

Для меня это была любовь с первого взгляда: я увидел всю эту зелень, пруд у самого порога и понял, что лучше места не найти. Ради такого можно было простить многое, в том числе и состояние дома, я даже не стал толком его осматривать. 

Вид из гостиной на террасу, выходящую к воде. На переднем плане пара винтажных плетеных кресел. Справа рабочая зона, откуда хозяин ведет дела со всем миром. Настольная лампа времен Баухауса. Коровья шкура — вклад в интерьер Клаудии. Антикварный письменный стол — удачная находка Акселя.

Вид из гостиной на террасу, выходящую к воде. На переднем плане пара винтажных плетеных кресел. Справа рабочая зона, откуда хозяин ведет дела со всем миром. Настольная лампа времен Баухауса. Коровья шкура — вклад в интерьер Клаудии. Антикварный письменный стол — удачная находка Акселя.

Я и не предполагал, сколько сил придется вложить в ремонт! Оказалось, что дом изрядно прогнил, крыша протекала, а фасад покрывала плесень. Внутри было не лучше. На первом этаже имелись две комнатки и прихожая, которая из-за дефицита места также служила гостиной, кладовой и столовой. От деревянных полов осталось одно название – ничего похожего на доски под многочисленными слоями краски обнаружить не удалось. 

Гостиная и рабочая зона. Все деревянные рамы и двери были отреставрированы силами местных умельцев.

Гостиная и рабочая зона. Все деревянные рамы и двери были отреставрированы силами местных умельцев.

На чердак, где у нас теперь спальня, вела дверь настолько маленькая, что пролезть в нее можно было с большим трудом. Чердак и сам крохотный, но мы неплохо там устроились, потому что ограничили обстановку самым главным – большой и удобной кроватью. Лежа на ней, можно любоваться закатом, хотя вид из патио мне нравится еще больше.

В спальне Аксель и Клаудия ограничились кроватью, сделанной на заказ из антикварных досок.

В спальне Аксель и Клаудия ограничились кроватью, сделанной на заказ из антикварных досок.

Впрочем, поначалу нам было не до видов – страшно сказать, сколько времени ушло на ремонт и обустройство дома. Мы вывезли отсюда три контейнера строительного мусора, хотя среди него порой находились “сокровища”, которые мы сохранили, – открытые полки для посуды, маленький столик и комод. Теперь они напоминают о старых временах. Как и ржавый камин, который я обнаружил на заднем дворе, – теперь он служит мне верой и правдой, согревая в прохладные вечера. 

Первый этаж, прежде поделенный на несколько маленьких помещений, превратился в открытое пространство, где у каждой зоны — своя функция. Единственная перегородка — и та с окошком. В столовой современный стол, Becara, окружают винтажные стулья. Марина на стене — работа неизвестного голландского автора XIX века. Ковер по дизайну Габи Прайки, Seilgeschichten.

Первый этаж, прежде поделенный на несколько маленьких помещений, превратился в открытое пространство, где у каждой зоны — своя функция. Единственная перегородка — и та с окошком. В столовой современный стол, Becara, окружают винтажные стулья. Марина на стене — работа неизвестного голландского автора XIX века. Ковер по дизайну Габи Прайки, Seilgeschichten.

Нам многое пришлось сделать – здесь не было ни водопровода, ни электричества. Но оно того стоило: мне нравится проводить здесь выходные, приглашать друзей, которые считают это место “концом географии”. 

Справа от столовой находится компактная прихожая с парой фетровых пуфов по дизайну Ричарда Лоцманна и винтажным табуретом, Tolix. Деревянные старинные глобусы — находки Акселя с блошиных рынков, столик остался от прежней обстановки.

Справа от столовой находится компактная прихожая с парой фетровых пуфов по дизайну Ричарда Лоцманна и винтажным табуретом, Tolix. Деревянные старинные глобусы — находки Акселя с блошиных рынков, столик остался от прежней обстановки.

Когда я здесь, то часто просыпаюсь на рассвете, плаваю в озере, над которым еще не успела рассеяться утренняя дымка, пью кофе, сидя на крылечке, и наблюдаю за своим псом, который пытается разведать, что за животные успели побывать здесь прошлой ночью. Через час мне предстоят телефонные переговоры с клиентом в Кувейте, но сейчас какое это имеет значение?”

Обеденная зона на террасе. Кресла с холщовыми сиденьями — ремейк модели Indian Chairs, Maple & Co.

Обеденная зона на террасе. Кресла с холщовыми сиденьями — ремейк модели Indian Chairs, Maple & Co.

Кухня сделана на заказ. Масляные лампы и живопись — антикварные трофеи хозяина дома.

Кухня сделана на заказ. Масляные лампы и живопись — антикварные трофеи хозяина дома.

Планировка:

Рыбацкий домик в Гамбурге, 50 м²

Записал Марк Хелденс

Фото: МАРК ЗЕЛЕН
опубликовано в журнале №05 (150) Май 2016

Комментарии