Пентхаус в Вене, 230 м²

Одного известного московского архитектора однажды спросили: как построить идеальный дом в центре города? “Купите целиком какую-нибудь крышу и постройте на ней особняк, – ответил он. – Лучше еще по периметру деревья посадить. Конструктивно это не сложно, а по цене вполне сравнимо с загородной стройкой. Тогда вам не придется тратить три часа на дорогу в пробках, чтобы добраться до ближайшего источника свежего воздуха”.

Так выглядит венский пентхаус Ray 1, если смотреть на него из окон архитектурной мастерской Романа и Эльке Делюган.

Предложение не такое невероятное, как может показаться. Если не в Москве, то по крайней мере в Вене его вполне можно осуществить. Тому есть живой пример: квартира австрийских архитекторов Романа и Эльке Делюган-Майссль. Она расположена в самом центре Вены, на границе Четвертого и Пятого округов, и буквально построена на крыше шестиэтажного дома.

Объем гостиной сделан так, чтобы “парить” в воздухе над террасой.

“Мы давно хотели сделать нечто подобное, – рассказывает Роман Делюган. – Даже и место подходящее присмотрели: крышу, на которой мы теперь живем, видно из окон нашей мастерской, Delugan Meissl (мы уже больше двадцати лет работаем вместе). Долго мы любовались на эту крышу, а потом нам повезло: мы получили небольшое наследство. И немедленно пустили деньги в дело”.

На полу гостиной перед выходом на террасу разместился плоский кожаный лежак. Покрывало, Hermès.

Теперь, два года спустя, на упомянутой крыше установлено пятьдесят две тонны стальных конструкций. Причем установлено с хирургической точностью – аккурат между торцами соседних домов.

Столовая. Перед стеной с встроенными столами и камином стоит “переизданная” компанией Vitra мебель по дизайну Жана Пруве.

Площадь вытянутого в длину пентхауса Делюганов – двести тридцать квадратных метров. Вполне достаточно для молодых родителей и семилетней дочки Рэй – она была названа в честь знаменитого американского мебельного дизайнера Рэй Имз. А уже в честь дочери Делюганы назвали свою квартиру Ray 1: “Название, конечно, намек не только на имя дочки, но и на английское слово ray, которое означает “луч света”. Тут пространство наполнено таким количеством света, что не обратить на него внимание было бы просто странно”, – объясняет Роман.

Столовая. Стол Trapeze Table, стулья Standard Chair, дизайнер Жан Пруве, Vitra.

Пространство, надо сказать, в высшей степени необычное. Начать с того, что поверхности полов в разных помещениях квартиры расположены под разными углами. Это своего рода ландшафт — со своими холмами, горами и долинами. “Когда интерьер создается в соавторстве с ребенком, в нем обязательно появляется элемент игры, – рассказывает Роман. – Мы с Рэй считаем, что живем в стране на берегах широкой деревянной реки. Она, кстати, сделана из темной африканской вишни. Истоки этой реки – в прихожей. Она протекает по всему дому. Мебель – это островки посреди темной воды. Чтобы попасть в свою кровать, Рэй приходится подниматься по небольшой лесенке. Кое-где река течет резко вниз: например, рядом с кухней есть такой крутой уклон, что по нему можно на довольно большой скорости скатиться – что мы с Рэй время от времени и делаем. Очень похоже, будто сплавляешься через горные пороги”.

Кухня. Cорок кнопок, установленных на кухонном блоке, управляют светильниками, рольставнями и кондиционером. Кресло Egg, дизайнер Арне Якобсен, Fritz Hansen.

В квартире две спальни – родительская и детская. Есть еще гостиная, столовая, кухня и огромная открытая терраса. Деление это условное – все пространства плавно перетекают друг в друга. Мебели почти нет: “Мы сам интерьер квартиры проектировали как мебель – стенные шкафы, кухонный блок словно бы “вырастают” из стен или пола, являются их продолжением. И элементами естественного ландшафта той страны, о которой я говорил раньше. Но ландшафт этот – не только природный. Мы как-никак находимся в городской квартире, сквозь окна виден именно город, и окружающий нас мир приобретает урбанистические черты. Получается, что мы с Рэй моделируем “городскую природу” и сочиняем городскую сказку”, – говорит Роман.

Вдоль кухонного блока идет наклонный пандус. Полы выстелены темной африканской вишней. Духовка, Smeg.

Кухонный блок, который упоминает Роман Делюган, это настоящий шедевр хай-тека – ему место среди декораций какого-нибудь фильма о космических путешествиях. Все управляется кнопками. “Космических” элементов в интерьере вообще немало: полки все встроенные, столики приставные, книги, компакт-диски и прочие мелочи словно сами собой исчезают в шкафах без ручек. 

“Взрослые” спальня и ванная объединены в одно помещение. Покрывало на кровати – сувенир из Камеруна.

Собственно, из “свободно стоящей” мебели в квартире есть только обеденный стол и стулья дизайна Жана Пруве, кресло Egg Арне Якобсена и, конечно же, шезлонг Чарлза и Рэй Имз – куда же без них. Все остальное – многоугольная пространственная композиция из лакированных плит МДФ и кориана, которая доставила строителям много радостных минут.

Спальня Рэй Делюган, дочери хозяев квартиры.

У семейства Делюган есть в квартире свои любимые места. Роман и Эльке очень любят свою кровать – она обращена прямо к огромному окну. Рэй любит кататься по наклонному полу и плавать в бассейне на самом краю крыши – разумеется, под бдительным присмотром родителей. 

Бассейн на самом краю крыши. Шезлонг, дизайнер Маартен ван Северен, Vitra.

Семилетний соавтор необыкновенного интерьера не замечает его слегка угрожающего, урбанистического и “угловатого” характера. Спрашиваю: как тебе, Рэй, живется в таком необычном месте? “Мне кажется, наш дом очень уютный”, – невозмутимо отвечает ребенок. И залезает по лесенке на свою кровать – в компанию плюшевых белых медведей.

Прихожая пентхауса. На заднем плане видна приоткрытая входная дверь. “Волнистая” белая стена сделана из лакированных панелей МДФ.

Текст: Эрна Лакнер

Фото: МАРИНА ФАУСТ
опубликовано в журнале №4 апрель 2004

читайте также

Комментарии