Бетонный дом в Подмосковье, 250 м²

Нагие монолитные стены и уличная плитка на полу. Не верьте тому, кто будет утверждать, будто эти исходные данные годятся в лучшем случае для ­какой-нибудь КПЗ: интерьер подмосковного дома, созданный Анной Эрман, лучезарно приветлив, нежен и ироничен одновременно.

Гостиная, она же столовая. Вокруг обеденного стола — разнообразная винтажная мебель. Пол выложен мраморной плиткой.

Гостиная, она же столовая. Вокруг обеденного стола — разнообразная винтажная мебель. Пол выложен мраморной плиткой.

Когда декоратор и хозяйка начали сообща думать о будущем интерьере, дом уже начинали строить, причем никакого исчерпыва­ющего перечня пожеланий к будущему жилищу у заказчицы, в сущности, и не было. Было общее желание с комфортом поселиться за городом и привитый Анной Эрман азарт к поиску красивых и необычных предметов, которые стали в великом множестве подбирать на самом раннем этапе – исключительно по принципу “все, что нравится”, потому что внутренняя планировка дома долго оставалась открытым вопросом.

Декоратор Анна Эрман (справа) и хозяйка дома на террасе.

Декоратор Анна Эрман (справа) и хозяйка дома на террасе.

“Когда дом был просто коробкой без внутренних стен, он казался довольно просторным – там примерно двести пятьдесят квадратных метров, – говорит Анна. – Но если бы мы стали устраивать отдельные кухню, гостиную, детскую и так далее, то весь этот простор пропал бы”.

Фрагмент гостиной. Сидящий в кресле манекен когда-то был тренировочным инвентарем в МЧС.

Фрагмент гостиной. Сидящий в кресле манекен когда-то был тренировочным инвентарем в МЧС.

В результате на первом этаже объединены холл, гостиная, кухня и кабинет. А на втором этаже появилась общая зона со специально спроектированной мебелью, которая оборачивается и спальными местами, и системой хранения, и рабочей поверхностью. Ее, конечно, со всей тщательностью и осмотрительностью продумали заранее, но в остальном многое было импровизацией.

Единственная зона, где новой фабричной мебели много, — это кухня.

Единственная зона, где новой фабричной мебели много, — это кухня.

Материалы для кухонного острова подбирали в процессе, пока мастера варили стойку, перелицовку удачно вставших в спальне старых шкафов (списанных, между прочим, из МГУ) поручили оказавшемуся поблизости местному мастеру. Освещение тоже придумывалось экспромтом. По словам Эрман, “у нас было три ящика люстр и электрик, нанятый на три дня”.

Общая зона второго этажа. Вдоль стен — спроектированная декоратором сложная система мебели, которая объединяет в том числе места для работы и сна.

Общая зона второго этажа. Вдоль стен — спроектированная декоратором сложная система мебели, которая объединяет в том числе места для работы и сна.

Внутренняя отделка сама по себе не слишком затратна: пол второго этажа бетонный, на первом этаже он на уличный манер выложен мраморной плиткой, стены тут и там первозданно брутальные. “Ни мне, ни хозяйке не нужно было для доказательства своей самодостаточности идеально выравнивать и штукатурить стены”, – смеется Анна.

Фрагмент общей зоны второго этажа. Сделанная на заказ мебель решает в том числе и проблему хранения.

Фрагмент общей зоны второго этажа. Сделанная на заказ мебель решает в том числе и проблему хранения.

Тем более что самодостаточность и так прекрасно доказана обстановкой, в подборе которой, кажется, нет ни одной банальности. Прикроватной тумбочкой оказывается старый сундук, катушка для кабеля превращается в журнальный столик, принаряженные манекены (на таких сотрудники МЧС учатся выносить людей из завалов) оживляют гостиную даже в отсутствие гостей, разрозненные винтажные находки встают в строй – и из уймы деталей возникает уютное ощущение постоянно длящегося выходного дня.

Фрагмент спальни. Старые шкафы, списанные из МГУ, заново покрасили и вставили в дверцы штукатурную сетку вместо стекол. Столик слева сделан из катушки для кабеля.

Фрагмент спальни. Старые шкафы, списанные из МГУ, заново покрасили и вставили в дверцы штукатурную сетку вместо стекол. Столик слева сделан из катушки для кабеля.

Фрагмент кабинета с лестницей, ведущей на второй этаж. Для велосипеда принципиально не стали делать особый гараж — в интерьере он неожиданно смотрится эксцентричным арт-объектом.

Фрагмент кабинета с лестницей, ведущей на второй этаж. Для велосипеда принципиально не стали делать особый гараж — в интерьере он неожиданно смотрится эксцентричным арт-объектом.

Спальня. Круглую кровать хозяйка везла из городской квартиры на время, но она прекрасно прижилась на новом месте. Особенно вместе со старым сундуком и портновским манекеном.

Спальня. Круглую кровать хозяйка везла из городской квартиры на время, но она прекрасно прижилась на новом месте. Особенно вместе со старым сундуком и портновским манекеном.

Фрагмент спальни. “Красивую одежду не надо прятать в платяной шкаф”, — считает Анна Эрман.

Фрагмент спальни. “Красивую одежду не надо прятать в платяной шкаф”, — считает Анна Эрман.

Терраса. Ванна, превращенная в кушетку, — идея хозяйки дома, вдохновлявшейся советами Анны Эрман.

Терраса. Ванна, превращенная в кушетку, — идея хозяйки дома, вдохновлявшейся советами Анны Эрман.

Детали обстановки декоратор и владелица увлеченно закупали на блошиных рынках.

Детали обстановки декоратор и владелица увлеченно закупали на блошиных рынках.

Текст: Сергей Ходнев
Стилист и продюсер: Наталья Онуфрейчук

Фото: Стефан Жульяр
опубликовано в журнале №05 (150) Май 2016

Комментарии