Квартира в Москве, 98 м²

Дмитрий Дедюля

Этот интерьер Дмитрий Дедюля придумал для своей сестры Ольги, которая последние десять лет живет в Италии и успела пропитаться культурой этой страны, а в Москве бывает наездами. “Можете написать, что я оформил квартиру для итальянки!” – смеется Дмитрий. Вообще-то Ольга тоже занимается интерьерами, но собственное жилье поручила брату, который базируется в Москве, – так было проще контролировать ход работ.

Дедюля вспоминает, что его с порога поразил коридор – из-за удлиненной формы помещение с высокими потолками казалось еще выше. Декоратор решил усилить парадную атмосферу. Теперь стена двенадцатиметрового коридора выкрашена в глубокий синий цвет и служит фоном для антикварного бюро и пары стульев в шелковой обивке. 

В гостиной диван, Flexform, антикварный столик из Италии. У окна сделанная на заказ кушетка в обивке из ткани Loro Piana. На дальнем плане антикварная лампа, Россия, XIX век. На стенах картины Вячеслава Кубарева и копия работы Аристарха Лентулова. На полу из дубового паркета — французский ковер-гобелен.

В гостиной диван, Flexform, антикварный столик из Италии. У окна сделанная на заказ кушетка в обивке из ткани Loro Piana. На дальнем плане антикварная лампа, Россия, XIX век. На стенах картины Вячеслава Кубарева и копия работы Аристарха Лентулова. На полу из дубового паркета — французский ковер-гобелен.

На противоположной стороне — широкий проем, ведущий в гостиную, в обрамлении облицованных зеркалом колонн, которые зрительно увеличивают пространство. А чтобы вход в санузел в торце не портил всю картину, Дмитрий оклеил дверь и стену вокруг нее холстом с копией фрески Микеланджело. Эта нарядная обстановка служит прологом к остальному интерьеру – по-итальянски сочному и жизнерадостному. Площадь квартиры – 98 квадратных метров, на одного человека это вполне достаточно, так что у Дедюли было где развернуться.

Фрагмент гостиной с видом на прихожую. На заднем плане русские стулья XIX века в обивке из шелка, Henry Bertrand. Зеркало и бюро из розового дерева и палисандра — итальянский антиквариат. Гравюры Джованни Пиранези. На переднем плане: слева витрина по дизайну Дмитрия, справа — итальянский антикварный столик и рисунки Перикле Фаззини.

Фрагмент гостиной с видом на прихожую. На заднем плане русские стулья XIX века в обивке из шелка, Henry Bertrand. Зеркало и бюро из розового дерева и палисандра — итальянский антиквариат. Гравюры Джованни Пиранези. На переднем плане: слева витрина по дизайну Дмитрия, справа — итальянский антикварный столик и рисунки Перикле Фаззини.

Почти всю мебель привезли из Италии – в основном это антиквариат из коллекции хозяйки. Системы хранения делались по эскизам Дмитрия, причем книжных шкафов в квартире явно больше, чем платяных. “Итальянцы старую одежду не хранят, а книг по искусству у сестры много”, – объясняет он.

Столовая. Над итальянским комодом XVIII века — зеркало, Arte Veneziana. Ради него эту стену покрасили в более темный цвет — на светлом фоне оно терялось. Стол сделан на заказ из ореха и бронзы, Стулья, Flexform. Люстра из фарфора и бронзы, F.B.A.I. Шторы сшиты из ткани Loro Piana.

Столовая. Над итальянским комодом XVIII века — зеркало, Arte Veneziana. Ради него эту стену покрасили в более темный цвет — на светлом фоне оно терялось. Стол сделан на заказ из ореха и бронзы, Стулья, Flexform. Люстра из фарфора и бронзы, F.B.A.I. Шторы сшиты из ткани Loro Piana.

Перепланировка в квартире была минимальной – убрали только перегородку между нынешней гостиной и столовой, к которой примыкает кухня-невидимка. Дмитрий нарочно выбрал для нее самые простые фасады из белого лака – рабочая зона не бросается в глаза, но и не теряет своей функциональности. “Сами понимаете, как итальянцы относятся к еде!” – говорит Дмитрий. К сервировке у Ольги тоже серьезное отношение, так что брат спроектировал для нее стол пошире, чтобы хватало места не только для тарелок, но и для аксессуаров.

Рабочее место в кабинете периодически меняет дислокацию. На фото вариант для приема гостей, спиной к окошку. Библиотека сделана на заказ фабрикой Vittorio Grifoni. Люстра, Mantellassi Cellini. Живопись Агне-Марии Силкинайте и Вячеслава Кубарева. Шторы из шелка, Henry Bertrand.

Рабочее место в кабинете периодически меняет дислокацию. На фото вариант для приема гостей, спиной к окошку. Библиотека сделана на заказ фабрикой Vittorio Grifoni. Люстра, Mantellassi Cellini. Живопись Агне-Марии Силкинайте и Вячеслава Кубарева. Шторы из шелка, Henry Bertrand.

На парадный образ работает и архитектура квартиры: из шести окон – четыре французских, от пола до потолка. Поэтому Дмитрий старался не переборщить. “Не хотелось, чтобы было совсем барокко!” – говорит он, имея в виду не столько стиль, сколько уровень пышности. Сбалансировать ощущение от интерьера помогли однотонные стены с лаконичным карнизом по периметру.

Кухонный гарнитур, Ernestomeda, дополнен фартуком и столешницами из светлого гранита. Внешне напоминает мрамор, но ­гораздо практичней.

Кухонный гарнитур, Ernestomeda, дополнен фартуком и столешницами из светлого гранита. Внешне напоминает мрамор, но ­гораздо практичней.

Впрочем, к спальне это не относится – она вся покрыта росписями в стиле шинуазри. “Мы вместе с Ольгой ездили в Китай и вернулись оттуда под сильным впечатлением”, – объясняет Дмитрий. Вместо прикроватных тумбочек он поставил китайские комоды, а подоконники превратил в диванчики. Сидя там, можно подолгу смотреть на улицу – внизу находится сквер, а на горизонте – здание МГУ. Вид пусть и не итальянский, но тоже достойный.

На стене спальни — ручная роспись. Кровать, Silvano Grifoni, застелена покрывалом, Mastro Raphael. Комоды — китайский антиквариат.

На стене спальни — ручная роспись. Кровать, Silvano Grifoni, застелена покрывалом, Mastro Raphael. Комоды — китайский антиквариат.

Коридор и дверь в ванную украшает копия фрески с изображением сивиллы работы Микеланджело из Сикстинской капеллы. Работа была отпечатана на холсте, дописана вручную и закреплена на стене.

Коридор и дверь в ванную украшает копия фрески с изображением сивиллы работы Микеланджело из Сикстинской капеллы. Работа была отпечатана на холсте, дописана вручную и закреплена на стене.

Планировка:

Квартира в Москве, 98 м²

Текст: Анастасия Ромашкевич

Фото: сергей ананьев
опубликовано в журнале №06 (151) Июнь 2016

Комментарии