Пентхаус в Москве

Среди жилых домов, которые спроектировал мой отец, архитектор Владимир Ходнев, был один объект, работу над которым я помню, пожалуй, лучше всего – со всеми битвами за поэтажную планировку и с рассказами о том, какие виды должны будут открываться из венчающих дом пентхаусов. 

Гостиная. Журнальный стол Primus, Draenert. Диван Omnia, Maxalto. Торшер KTribe by Starck, Flos. Шторы, de Le Cuona.

Гостиная. Журнальный стол Primus, Draenert. Диван Omnia, Maxalto. Торшер KTribe by Starck, Flos. Шторы, de Le Cuona.

И надо же было так случиться, что квартира, планировкой и оформлением которой занималось бюро Бориса Уборевича-Боровского (над проектом работали также Анастасия Дмитриева и Анна Сычева), находится именно в этом доме. Как раз в пентхаусе.

Фрагмент гостиной. Стеллаж из американского ореха по индивидуальному эскизу, Poliform (такие стеллажи с подвижными панелями-дверями окружают по периметру центральный хозблок). Справа камин, облицованный мрамором Tobacco Black.

Фрагмент гостиной. Стеллаж из американского ореха по индивидуальному эскизу, Poliform (такие стеллажи с подвижными панелями-дверями окружают по периметру центральный хозблок). Справа камин, облицованный мрамором Tobacco Black.

Борис рассказывает, что первым подступом к этой работе для него стал заказ от владельца квартиры на другом этаже дома. До реализации дело не дошло, но зато последовал контракт с хозяевами пентхауса – чему Уборевич-Боровский был искренне рад. “Благодаря панорамным окнам здесь потрясающий обзор: Сити, храм Христа Спасителя, Воробьевы горы и, главное, дивный вид на Новодевичий, – говорит он. – Нам хотелось создать удобное жилое пространство, которое бы работало на эту панораму и притом сохраняло общую архитектурную идею”.

Столовая. Обеденный стол с мраморной столешницей Atlas, Draenert. Стулья Febo Serra, Maxalto. Люстра, Baccarat.

Столовая. Обеденный стол с мраморной столешницей Atlas, Draenert. Стулья Febo Serra, Maxalto. Люстра, Baccarat.

Еще одна удивительная вещь: в этом случае предложенная ub.design планировочная схема восходит к передовой жилищной архитектуре позднесоветской эпохи. “В свое время мне довелось работать над проектированием района Чертаново Северное вместе с такими замечательными архитекторами, как Абрам Шапиро и Эльза Озол, – рассказывает Борис. – Это был образцово-показательный район, там очень внимательно придумывали планировку квартир с оглядкой на лучшее из того, что было уже реализовано в соцстранах”.

Кухня. Комплект кухонной мебели, bulthaup. Барные стулья, Rolf Benz. Стеклянные стенные панели, bulthaup.

Кухня. Комплект кухонной мебели, bulthaup. Барные стулья, Rolf Benz. Стеклянные стенные панели, bulthaup.

Один из тогдашних вариантов больших квартир для Чертаново Северного напоминал по общему принципу этот пентхаус. И тут и там в центре оказывается расположен небольшой глухой блок, не нуждающийся в дневном свете, а жилое пространство с круговым обходом выстроено вокруг него. Только в советском варианте в центре был санузел, а здесь – другие подсобные помещения, включая одну из двух гардеробных.

Кабинет. Письменный стол, стеллаж и кресло, все Poltrona Frau. Картина из серии “Пена дней”, холст, масло, акрил, художник Михаил Филюшин, галерея “Агентство. Art Ru”.

Кабинет. Письменный стол, стеллаж и кресло, все Poltrona Frau. Картина из серии “Пена дней”, холст, масло, акрил, художник Михаил Филюшин, галерея “Агентство. Art Ru”.

Благодаря этому решению светом залиты не только приватные комнаты, выстроившиеся вдоль одного из остекленных фасадов (спальня, кабинет, детская), но и остальные помещения, объединенные круговым коридором в общую зону, которая занимает почти половину площади: гостиная, столовая, просторная кухня. Даже основная ванная отделена от общего пространства не стеной, а матовым стеклом: поскольку в ванной есть окно, это создает еще один источник света.

Спальня хозяев. Кровать по индивидуальному эскизу, Savoir Beds. Прикроватные тумбочки Milo, Fiam. Прикроватные лампы, Baccarat. Зеркало Caadre, Fiam. На стене картины “Взаимопроникновение”, бумажная масса, акрил, художник Марина Кастальская, галерея “Агентство. Art Ru”.

Спальня хозяев. Кровать по индивидуальному эскизу, Savoir Beds. Прикроватные тумбочки Milo, Fiam. Прикроватные лампы, Baccarat. Зеркало Caadre, Fiam. На стене картины “Взаимопроникновение”, бумажная масса, акрил, художник Марина Кастальская, галерея “Агентство. Art Ru”.

Есть интерьеры, для которых такое обилие света, отражений и головокружительных видов на город было бы фатальным. Но вот минимализм Уборевича-Боровского, торжественный, многозатратный, построенный на негромкой перекличке редких и драгоценных материалов, в таких условиях смотрится не менее выигрышно, чем какая-нибудь “рукой Челлини ваянная чаша” в музейной витрине.

Ванная комната. Ванна Sartoriale, Antonio Lupi.

Ванная комната. Ванна Sartoriale, Antonio Lupi.

Текст: Сергей Ходнев
Стилист и продюсер: Наталья Онуфрейчук

Фото: сергей ананьев
опубликовано в журнале №06 (151) Июнь 2016

Комментарии