Хижина на озере Комо

Художница Эрика Тройер устроила чрезвычайно душевный дом в бывшей хижине каменотесов на берегу озера Комо.

История этого проекта началась десять лет назад. Эрика Тройер, бывшая модель, а ныне художница, поехала вместе со своим приятелем, архитектором Руджеро Риклером дель Маре, на экскурсию по живописным берегам озера Комо. Среди прочих красот он показал ей принадлежащий ему участок земли с полуразрушенной каменной хижиной. Участок был не совсем обычный: плоская терраса, образовавшаяся сотни лет назад во время разработки карьера, где добывали знаменитый местный серебристо-серый камень мольтрасио. Камень этот использовался для строительства множества домов по берегам озера, и собственно хижины на участке тоже: когда-то в ней жили работавшие в карьере каменотесы. “Я мгновенно влюбилась в это место, – вспоминает Эрика. – Я давно мечтала о доме, который был бы погружен в природную среду, един с окружающим пейзажем. Здесь я это сразу почувствовала. Место дышало внутренней энергией, было одновременно и интимным, и не слишком удаленным от цивилизации. И вообще я просто почувствовала: это мое”. Профессионала, который помог бы с реставрацией и реконструкцией дома, Эрике не пришлось долго искать: напоминаем, хозяин участка Руджеро дель Маре не только ее друг, но и архитектор.

Вилла Торно на берегу озера Комо состоит из отреставрированной старинной хижины и выдержанного в том же стиле современного объема.

Вилла Торно на берегу озера Комо состоит из отреставрированной старинной хижины и выдержанного в том же стиле современного объема.

“Проект был непростой прежде всего потому, что участок труднодоступен, – рассказывает Эрика. – Мы начали работу с реставрации существующего дома и рытья котлована под новое крыло. Стали снимать верхний слой породы, рассчитывая обнаружить под камнями землю. Но нет – там были камни и снова камни. В конце концов мы поняли, что выбирать их из ямы бессмысленно, – мы просто сделали из них каменный подвал”. Те же валуны, что все же были извлечены на поверхность, решили с участка не вывозить – дорого да и зачем? Вместо этого их использовали для создания целого ряда террас, на которых Эрика занимается йогой. “Камни остались дома, на своей исторической родине, – смеется она. – Просто выбрались на поверхность земли”.

Гостиная. Камин сделан таких же пропорций, как окна. Стеклянный журнальный столик по дизайну Гаэ ­Ауленти, FontanaArte. Диваны, Baleri Italia.

Гостиная. Камин сделан таких же пропорций, как окна. Стеклянный журнальный столик по дизайну Гаэ ­Ауленти, FontanaArte. Диваны, Baleri Italia.

Для того чтобы максимально упростить строительные работы и транспортные вопросы, новое крыло дома строилось из подручных материалов – того, что можно было найти тут же, на участке, или в соседних деревнях. Натуральный камень, древесина каштана, кованые изделия местных ремесленников – все эти вещи, по словам Эрики, помогли “сохранить в обновленном здании подлинную историческую атмосферу”.

Кухня сделана из нержа­веющей стали, которая интересно контрастирует с неровной фактурой камня.

Кухня сделана из нержа­веющей стали, которая интересно контрастирует с неровной фактурой камня.

К отреставрированной хижине каменотесов сделали современную пристройку с огромным панорамным окном, через которое открывается головокружительный вид на озеро и горы. Теперь в доме три спальни и две ванные (на верхнем уровне); на нижнем – гостиная с двумя каминами и со стенами, которые оштукатурены лишь частично: хотелось показать живописную каменную кладку. Сама штукатурка тоже, впрочем, намеренно сделана неровной: Эрика любит всяческие несовершенства. В подвале ­устроены сауна, зона отдыха и дополнительная гостевая комната. Рельеф участка позволил даже этим помещениям дать естественный свет и виды на красоты Комо.

Гостиная находится в современной пристройке и снабжена панорамным окном, обеспечивающим вид на окружающий пейзаж. Столики и лампа винтажные.

Гостиная находится в современной пристройке и снабжена панорамным окном, обеспечивающим вид на окружающий пейзаж. Столики и лампа винтажные.

Что же касается оформления интерьеров, то здесь Эрика не стала гнаться за антикварным или рустичным эффектом. Наоборот, дом обставлен современной, лаконичной мебелью и редкими работами местных умельцев. Чистота дизайна только подчеркивает обаяние старины, которым дышат каменные стены. “Жизнь в этом доме – чистое, незамутненное наслаждение, – радуется Эрика. – Здесь ведь еще и сад роскошный, с буйной растительностью и разнообразной живностью. Я все время вижу то саламандр, то кроликов – даже олени забредают иногда! Стоит только сюда приехать, и я физически чувствую, как груз забот сваливается с плеч и спадают любые камни с души”.

Одна из трех спален, расположенных на втором этаже дома. Кованый канделябр — работа художницы Жаклин Туне.

Одна из трех спален, расположенных на втором этаже дома. Кованый канделябр — работа художницы Жаклин Туне.

Текст: Мартина Ханглингер

Фото: МЭДС МОГЕНСЕН
опубликовано в журнале №06 (151) Июнь 2016

Комментарии