Дом в Подмосковье

Архитектурное бюро Александры Федоровой оформило готовый загородный дом, попутно подправив его.

Как говорил Спиноза, “свобода есть познанная необходимость”. Мысль эта верна и крайне жизненна, более того, она универсальна, а потому применима и к архитектуре тоже. И хоть прикладное отношение этой идеи к конструированию и проектированию неочевидно, все же оно есть. Ведь где, как не в заранее предложенных условиях и рамках, проявляются настоящий талант, смекалка и даже изворотливость, позволяющие сделать то, что хочется, не пожертвовав сутью и чувством прекрасного.

Гостиная. Диван Andersen, Minotti. Кресла Bryant, Porada. Ковер, Plain Bamboo, JEROME BOTANIC. На журнальном столике блюдо CUBE, Vanessa Mitrani; на круглом столике скульптура Now’s Home, “Трио-Интерьер”.

Гостиная. Диван Andersen, Minotti. Кресла Bryant, Porada. Ковер, Plain Bamboo, JEROME BOTANIC. На журнальном столике блюдо CUBE, Vanessa Mitrani; на круглом столике скульптура Now’s Home, “Трио-Интерьер”.

Вот, например, Архитектурному бюро Александры Федоровой достался уже готовый дом, в разработке которого они, соответственно, участия не принимали, а значит, для них здание стало тем самым ограничителем фантазии. Но одновременно и вызовом – сделать проект, который займет достойное место в портфолио их работ, и обойти все возможные конструктивные огрехи. А репутация у бюро серьезная: на счету проектирование общественных и частных зданий, а также победы на отечественных и международных архитектурных и дизайнерских конкурсах.

Фрагмент столовой. Обеденный стол Bolero, Poltrona Frau. Стулья Hola, Cassina. Люстра Melt Meee, Andromeda. На столе и на консоли вазы, все — Natuzzi Italia.

Фрагмент столовой. Обеденный стол Bolero, Poltrona Frau. Стулья Hola, Cassina. Люстра Melt Meee, Andromeda. На столе и на консоли вазы, все — Natuzzi Italia.

Это не первый проект, который бюро делало для этих клиентов, – до этого они же занимались их квартирой и офисом. Поэтому с эстетической стороны дела никаких сюрпризов возникнуть не должно было. Правда, предыдущие интерьеры были сделаны весьма аскетичными, а здесь заказчикам захотелось побольше тепла.

Каминная зона. Кресла и столик из коллекции Parrish, Minotti. Здесь и далее: искусственные растения, Treez Collection.

Каминная зона. Кресла и столик из коллекции Parrish, Minotti. Здесь и далее: искусственные растения, Treez Collection.

Дом был рассчитан сразу на две или даже три семьи – это семья непосредственно заказчика и его брата плюс старшее поколение бабушек-дедушек. Все общественные зоны разместили на первом этаже. Здесь и гостиная, и кухня-столовая, и каминная зона, и бассейн, и гостевые комнаты. Связующим, центральным элементом выступает просторный холл. Также на первом этаже обустроили комнаты для родителей, чтобы не утомлять их подъемом по лестнице. 

Холодный каменный пол первого этажа “уравновешивает” дерево на потолке и на стенах.

Холодный каменный пол первого этажа “уравновешивает” дерево на потолке и на стенах.

На втором этаже – спальные комнаты для всех остальных членов семьи. А еще в доме есть полноценный цокольный этаж, где помимо всего технического оборудования расположены бар, винный погреб и бильярдная.

Кухня. Люстра Zuzu, Carlesso. Стол Ala, Misura Emme.

Кухня. Люстра Zuzu, Carlesso. Стол Ala, Misura Emme.

Конструктивно в доме имелись некоторые просчеты. Например, посреди комнаты могла стоять колонна, напрочь мешающая поставить диван. Или, скажем, отсутствовали видовые окна. Кстати, на втором этаже в спальне, сделанной для брата хозяина, окна вообще были расположены несимметрично, если не сказать хаотично. Архитекторы решили обыграть конструктивную странность и поставили перед окнами панно в стиле полотен Мондриана – вышло так, будто такое размещение окон было задумано специально. 

Для создания теплого интерьера архитекторы использовали дерево, в том числе и в обшивке стен.

Для создания теплого интерьера архитекторы использовали дерево, в том числе и в обшивке стен.

Еще одну сложность представила ломаная крыша – далеко не во всех комнатах эту геометрию можно было адаптировать к жилому пространству. В зоне бассейна решили не бороться с изгибами, а усугубить неправильную форму потолка, сделав на нее акцент в интерьере помещения. 

Изгибы на крыше над бассейном усугубили, сделав таким образом интересный геометричный потолок.

Изгибы на крыше над бассейном усугубили, сделав таким образом интересный геометричный потолок.

А еще весь второй этаж был спроектирован с очень высокими потолками. И если в зоне лестницы образуется красивый второй свет, то в спальнях выходила диспропорция: слишком высокие потолки для имеющейся площади комнат. Тогда архитекторы решили сделать антресоли, причем это не просто небольшие шкафы, куда обычно складывают редко используемые вещи, а полноценные уровни, на которых разместили гардеробные, системы хранения и даже санузлы. Пол на первом этаже везде каменный, а потолок и стены кое-где обшили деревом.

Холл на втором этаже. ­Кресла Ara и журнальный столик Miyabi, Porada. Ковер Plain Silk, JEROME BOTANIC.

Холл на втором этаже. ­Кресла Ara и журнальный столик Miyabi, Porada. Ковер Plain Silk, JEROME BOTANIC.

Так в, казалось бы, очень жестких рамках готового дома Архитектурному бюро Александры Федоровой удалось создать пространство, в точности отвечающее общей идеологии их работ.

На втором этаже как раз над этими напольными светильниками от Catellani & Smith висит такая же люстра — создается ощу­щение, будто эти шары упали сверху.

На втором этаже как раз над этими напольными светильниками от Catellani & Smith висит такая же люстра — создается ощу­щение, будто эти шары упали сверху.

Текст: Мария Крыжановская

Фото: сергей ананьев
опубликовано в журнале №06 (151) Июнь 2016

Комментарии