Квартира в Москве, 114 м²

Марина Брагинская называет этот проект "избавлением от прораб-ремонта". В последний раз квартиру ремонтировали на стыке 1990-х и 2000-х годов? и она несла на себе сильный отпечаток того времени: странная планировка, очень много керамической плитки не самых удачных цветов, ванна на подиуме, закарнизная подсветка в самых неожиданных местах. Решив, что весь этот антураж устарел и требует переделки, хозяева квартиры обратились к знакомым в большую архитектурную фирму, а те порекомендовали им Брагинскую как человека, который способен в короткий срок преобразить интерьер средствами декора.

Тон в гостиной задает ковер из Boccara Gallery. На фальшкамине — итальянское зеркало 1950-х годов и гравюра укиё-э XIX века.

Тон в гостиной задает ковер из Boccara Gallery. На фальшкамине — итальянское зеркало 1950-х годов и гравюра укиё-э XIX века.

Поначалу заказчики вообще не хотели никакой стройки — речь шла исключительно о перекраске стен и покупке новой мебели, но Марине все же удалось уговорить их на минимальную перепланировку: она снесла межкомнатную перегородку, объединив воедино кухню, столовую и гостиную, а также оптимизировала бестолковые санузлы (убрала подиум, сделала нишу для стиральной машины и т. д). Это повлияло на сроки, но не радикально — вместо трех месяцев, на которые изначально рассчитывали заказчики, ремонт занял пять.

Кресла и журнальный столик, MHLiving. Над консолью Moissonier антикварные китайские свитки. Декоративные подушки Crate & Barrel, Marilux и китайский винтаж.

Кресла и журнальный столик, MHLiving. Над консолью Moissonier антикварные китайские свитки. Декоративные подушки Crate & Barrel, Marilux и китайский винтаж.

Сейчас эта квартира — временная, хозяева базируются за границей, а в Москве бывают изредка и в основном по делам. Но на интерьере это никак не отразилось. Здесь, например, нет экономии на системах хранения – имеются две гардеробные и встроенный шкаф в придачу, что довольно щедро для пространства площадью 114 м².

Зона столовой. Стулья Marc de Berny. Светильник Bover. Шторы Loffilab. Французские окна появились в процессе ремонта: Марина убрала подоконное пространство и заменила пластиковые стеклопакеты на деревянные рамы.

Зона столовой. Стулья Marc de Berny. Светильник Bover. Шторы Loffilab. Французские окна появились в процессе ремонта: Марина убрала подоконное пространство и заменила пластиковые стеклопакеты на деревянные рамы.

Марина говорит, что хотела сделать универсальный проект, который готов к любому развитию событий — квартира подойдет и для постоянного проживания, и для того, чтобы быстро и за хорошие деньги сдать ее в аренду. И все это — не в ущерб пристрастиям заказчиков и собственным представлениям о прекрасном.

Границей между столовой и кухней служит несущая колонна, которая получила продолжение в виде невысокой барной стойки. Кухня с жемчужными фасадами сделана на заказ.

Границей между столовой и кухней служит несущая колонна, которая получила продолжение в виде невысокой барной стойки. Кухня с жемчужными фасадами сделана на заказ.

Хозяева квартиры любят Францию, но, как рассказывает декоратор, от идеи превратить квартиру в аналог классических парижских апартаментов они отказались с самого начала — это стиль плохо ложился на архитектуру квартиры в доме лужковских времен. Так что от Франции здесь только белые стены с гипсовой раскладкой, высокие плинтусы и кое-какая мебель в стиле Людовиков. От себя Марина добавила несколько восточных деталей — прежде всего, старинные китайские свитки, которые каким-то чудом попали в Брюссель и были там куплены в антикварной лавке. По удачному совпадению оказалось, что хозяин квартиры тоже любит азиатское искусство, да и во французских интерьерах шинуазри не редкость.

Фрагмент кабинета. Письменный стол и стул Moissonier.

Фрагмент кабинета. Письменный стол и стул Moissonier.

Еще один отсыл к парижским квартирам — крохотная кухня. И без того компактное помещение стало после перепланировки еще меньше, "поделившись" квадратными метрами с ванной. Как объясняет Марина, которая сама много времени проводит во Франции, для большинства французов кухня это не сердце дома, а сугубо утилитарное пространство, на котором не грех и сэкономить. Хозяевам квартиры тоже близок такой подход, тем более что они вообще не большие любители готовить дома.

Спальня. Кровать и прикроватные столики, MHLiving. В изголовье картина Юлдухсон из галереи Ольги Темник. Покрывало Loffilab.  Шторы и декоративные подушки Marilux.

Спальня. Кровать и прикроватные столики, MHLiving. В изголовье картина Юлдухсон из галереи Ольги Темник. Покрывало Loffilab.  Шторы и декоративные подушки Marilux.

Как это часто бывает, за время работы над проектом заказчики, которые поначалу хотели получить интерьер в нейтральный тонах, стали относиться к цвету смелее. Это отразилось на выборе мебели: в общественной зоне появились зеленые стулья, ежевичные кресла, винные шторы и пуфы цвета лаванды и бирюзы. А самое главное — яркий ковер из Boccara Gallery, покупку которого Марина считает большой удачей. Мало того что он "собрал" цветовую палитру интерьера, так еще и квадратный — конфигурация помещения требовала ковра именно такой формы, а это редкость.

Стены и пол ванной облицованы каррарским мрамором. Сантехника Villeroy & Boch. Зеркало Kartell.

Стены и пол ванной облицованы каррарским мрамором. Сантехника Villeroy & Boch. Зеркало Kartell.

В доме есть еще два ковра, из того же магазина. Вместе они стали едва ли не самым основательным вложением в новый интерьер. Хозяева поначалу сомневались, но декоратор убедила их в том, что, сэкономив на полной перестройке квартиры, можно позволить себе что-нибудь эдакое. Тем более что при необходимости ковры легко скатать и увезти с собой на новое место — как и было обещано, это интерьер, готовый к любым поворотам судьбы.

Квартира в Москве, 114 м²

Фрагмент гостиной. На приставном столике Bronze d'Art гипсовая голова Давида, покрытая краской Little Green.

Фрагмент гостиной. На приставном столике Bronze d'Art гипсовая голова Давида, покрытая краской Little Green.

Текст: Анастасия Ромашкевич

Комментарии