Особняк в Бейруте

Бейрутский район Джеммайзе украшают несколько старинных особняков, которые называют обычно “домами леди Кокрейн”. Один из них занимает сейчас, например, самый знаменитый дизайнер Ливана Эли Сааб. 

Гостиная. Диван Ghost, Gervasoni. Банкетка с кожаными подушками — работа дизайнера Карен Шекерджян. Антикварные кресла с высокими спинками куплены в Бейруте.

Гостиная. Диван Ghost, Gervasoni. Банкетка с кожаными подушками — работа дизайнера Карен Шекерджян. Антикварные кресла с высокими спинками куплены в Бейруте.

Бизнес-тренер Кароль Шукер давно мечтала поселиться в каком-нибудь из этих домов. Как ей казалось, мечта была совершенно несбыточной. “Если уж кто-то смог там поселиться, то это надолго, – объясняет она. – К такому жилью очень привязываешься”. Но чудеса случаются: как-то раз Кароль позвонила в местную риелторскую контору ровно в тот момент, когда кто-то из жильцов все-таки надумал освободить помещение. “Я побежала смотреть дом и сразу поняла: вот, вот оно!” – вспоминает она.

Хозяйка дома Кароль Шукер у бокового входа, через который из сада можно попасть в кабинет.

Хозяйка дома Кароль Шукер у бокового входа, через который из сада можно попасть в кабинет.

Пресловутая леди Кокрейн живет поблизости во дворце XIX века. Дочь ливанского аристократа, в 1946 году вышедшая замуж за ирландского баронета, многие годы боролась за сохранение бейрутского архитектурного наследия. Она и ее семья наотрез отказались продавать купленные ими еще в шестидесятые дома, опасаясь, как бы на их месте не возникли многоэтажки. 

Фрагмент гостиной. Деревянный стол за диваном когда-то принадлежал армянской бабушке хозяйки.

Фрагмент гостиной. Деревянный стол за диваном когда-то принадлежал армянской бабушке хозяйки.

Особняк, который Кароль занимает вместе со своим мужем Жоржем и сыновьями Маттео и Тома, был построен в 1885 году. Он стоит на крутом склоне, что, как готова признать Кароль, временами довольно-таки неудобно. “Но я привыкла, – говорит она. – И радость жить здесь все искупает”.

Фрагмент гостиной. Мраморный пол — современник дома. Столик конца XIX века изготовлен в Австрии. Канделябры, Christophle. На стене — портрет Жан-Люка Годара работы Ришара Дюма.

Фрагмент гостиной. Мраморный пол — современник дома. Столик конца XIX века изготовлен в Австрии. Канделябры, Christophle. На стене — портрет Жан-Люка Годара работы Ришара Дюма.

Жемчужины интерьера – залитая светом гостиная с шестиметровым потолком, мраморные полы, большие окна с изысканными неоготическими переплетами. Кароль поменяла очень немногое. Убрала пробковые настенные панели, обновила ванную, перекрасила стены – вот и все. По поводу расцветки ей помогала советами подруга-декоратор Май Даук, которая тоже живет в одном из “кокрейновских” домов. “Я хотела, чтобы стены были просто белые, – вспоминает Кароль. – Но Май сказала: нет, это невозможно, тут и так слишком яркий свет”.

Фрагмент гостиной. Позолоченная люстра из резного дерева сделана в Италии в конце XVIII века. Диван Ghost, Gervasoni. Два столика из железа и мрамора — современная работа, а деревянные табуреты — винтажные.

Фрагмент гостиной. Позолоченная люстра из резного дерева сделана в Италии в конце XVIII века. Диван Ghost, Gervasoni. Два столика из железа и мрамора — современная работа, а деревянные табуреты — винтажные.

Кароль особенно старалась не переборщить с богатством обстановки. “Здесь все и так изначально было похоже на крошечный дворец, – объясняет она, – и мне не хотелось это усугублять. И потом я хотела, чтобы дом выглядел давно обжитым. Не люблю, когда декор нарочито бросается в глаза”.

Фрагмент гостиной. Над вторым столиком со столешницей из черного мрамора висит работа французского художника Рафаэля Зарка.

Фрагмент гостиной. Над вторым столиком со столешницей из черного мрамора висит работа французского художника Рафаэля Зарка.

Самым первым предметом в новом интерьере оказалась самая заметная вещь – старинная позолоченная люстра, которая висит в гостиной. “Мы еще даже не переехали, и вот я прихожу как-то в дом и вижу эту люстру”, – вспоминает хозяйка. Ценный раритет оказался подарком к новоселью от ее свекрови. Люстра хрупкая, и Кароль никому не разрешает к ней прикасаться – самолично вытирает пыль, сама вставляет свечи, когда планируется званый ужин.

Столовая. Вокруг французского антикварного стола датские стулья 1950-х годов. Стеллаж Carole & Georges спроектировала для хозяев Карен Шекерджян. Потолочный светильник Cloud по дизайну Фрэнка Гери.

Столовая. Вокруг французского антикварного стола датские стулья 1950-х годов. Стеллаж Carole & Georges спроектировала для хозяев Карен Шекерджян. Потолочный светильник Cloud по дизайну Фрэнка Гери.

Подбор мебели эклектичен, но все сложилось. Есть некоторое количество антиквариата – например, пара мраморных столиков (свадебный подарок) или внушительный обеденный стол. И тут же современные дизайнерские вещи: потолочный светильник авторства Фрэнка Гери, к примеру, или кресла Marni. 

Кабинет. Стеллажи, USM. Кресла из коллекции 100 Chairs, Marni. Лампа Tolomeo, Artemide. Фотография у стены изображает автобусную остановку в Армении — стране, откуда родом предки хозяйки.

Кабинет. Стеллажи, USM. Кресла из коллекции 100 Chairs, Marni. Лампа Tolomeo, Artemide. Фотография у стены изображает автобусную остановку в Армении — стране, откуда родом предки хозяйки.

Датские обеденные стулья 1950-х годов Кароль увидела в офисе своего знакомого, влюбилась в них и выпросила себе. А вот стеллаж в столовой дизайнер Карен Шекерджян спроектировала специально для хозяев. Свою работу она, естественно, назвала “Кароль и Жорж”.

Спальня хозяев. Потолочный светильник с плетеным абажуром сделан в Таиланде. Кленовый столик в стиле ар-нуво — очередная антикварная находка хозяев. Постельное белье, Society Limonta.

Спальня хозяев. Потолочный светильник с плетеным абажуром сделан в Таиланде. Кленовый столик в стиле ар-нуво — очередная антикварная находка хозяев. Постельное белье, Society Limonta.

Семейное жилище всегда открыто для гостей: Шукеры невероятно хлебосольны. “Обожаю устраивать вечеринки, – признается Кароль. – И мне кажется, дом просто создан для них”. Домашние праздники могут быть самыми разнообразными, вплоть до маскарадов, однако ужинают гости при этом чаще всего на открытом воздухе, в саду, которым владельцы тоже очень гордятся. 

Сад при доме. Три круглых столика, D&M. Два ажурных стула куплены на бейрутском блошином рынке. Обеденный стол сделан местными ремесленниками. Металлические обеденные стулья, Tolix.

Сад при доме. Три круглых столика, D&M. Два ажурных стула куплены на бейрутском блошином рынке. Обеденный стол сделан местными ремесленниками. Металлические обеденные стулья, Tolix.

“Иногда по вечерам у меня здесь возникает ощущение, что я нахожусь где-то в Тоскане, – продолжает хозяйка. – Я считаю, мне досталось лучшее, что только может предложить Бейрут. Мы ведь в центре ужасно шумного города. А тут не слышно ни звука. Оазис спокойствия и тишины”.

Растущие перед главным входом бугенвиллеи образуют тенистую галерею берсо. Скамья и медные вазы (справа внизу) изготовлены местными ремесленниками.

Растущие перед главным входом бугенвиллеи образуют тенистую галерею берсо. Скамья и медные вазы (справа внизу) изготовлены местными ремесленниками.

Текст: Иэн Филлипс

Фото: стефан жульяр
опубликовано в журнале №07 (152) Июль 2016

Комментарии