Дом в Подмосковье, 550 м²

Детские воспоминания, как известно, одни из самых ярких в жизни. Прочно укоренившись в нашем сознании, они порой проявляются самым причудливым образом, рождая плодородную почву для будущих сеансов психоанализа. А бывают впечатления, которые проявляются совсем не причудливо, а вполне себе логично-созидательно. Скажем, восхитился ребенок в детстве ракетами и Юрием Гагариным, а став взрослым, сам занялся конструированием или строительством новых космодромов.

Столовая. Зона для завтрака. Стол, Barbara Barry; стулья, Marie’s Corner, в обивке, Timorous Beasties; буфет, Edwin Loxley.

Столовая. Зона для завтрака. Стол, Barbara Barry; стулья, Marie’s Corner, в обивке, Timorous Beasties; буфет, Edwin Loxley.

Вот и с этим проектом вышла вполне закономерная история: дизайнеру Елене Учаевой заказали дом площадью 550 м², построенный в уютном подмосковном поселке Новое Лапино. Здание было в хорошем состоянии, но требовало преобразований и архитектурных, и, само собой, декоративных. В доме расширили дверные проемы, и после перепланировок здесь стало много света и воздуха, возник совершенно другой ритм движения в пространстве. Образовавшиеся просторы требовали соответствующего наполнения. Вот тут-то и пришлись кстати детские воспоминания Елены о том, как она, бывало, часами играла с сокровищами из маминой шкатулки: перебирала бусы из бирюзы и жемчуга, любовалась блеском обыкновенных стекляшек, переливами браслетов из кораллов и бликами аметиста в мамином золотом колечке.

Столовая. Обеденный стол, L’Origine; стулья, B&B Italia; свет, Heathfield & Co.

Столовая. Обеденный стол, L’Origine; стулья, B&B Italia; свет, Heathfield & Co.

С тех пор дизайнеру всегда хотелось создать легкий, прозрачный интерьер, где было бы много цветного стекла, минералов и зеркал. Этот дом стал идеальной площадкой для воплощения давней мечты – хозяева были готовы к переменам, а их прекрасный сад, разбитый вокруг дома, только и ждал такого же яркого компаньона в лице новой обстановки внутри.

Телевизионная зона. Диван, Baker; столики, Porada; пуф, Jonathan Adler; ковер, Crate and Barrel. Картина работы художника Паскаля.

Телевизионная зона. Диван, Baker; столики, Porada; пуф, Jonathan Adler; ковер, Crate and Barrel. Картина работы художника Паскаля.

Главным в этом интерьере стал, конечно же, цвет, причем цвет, напоминающий оттенки минералов. Елена говорит, что “коллекционирует сочетания различных оттенков из путешествий, затем складывает их в свой собственный калейдоскоп, смешивает в нужных пропорциях и потом дарит заказчикам”. В этом доме палитра оказалась очень изысканной и сложилась в самом деле как драгоценности в шкатулку.

Фрагмент кабинета хозяйки. Кресла, Brabbu; журнальный столик, Porada.

Фрагмент кабинета хозяйки. Кресла, Brabbu; журнальный столик, Porada.

В гостиной главными героями стали аметист и перламутр, в хозяйской спальне – изумруд (в текстиле) и черный опал (в деталях), для детской ванной выбрали коралл и бирюзу, а для хозяйской – зеленый кварцит. В хозяйской ванной повесили винтажную люстру, сделанную из осколков стекла, а в столовую – светильники из стекла цвета хризопраза. Получилась настоящая сокровищница.

Трофейная комната. Барные столики выполнены на заказ из корня камфоры и покрыты лаком.

Трофейная комната. Барные столики выполнены на заказ из корня камфоры и покрыты лаком.

Цокольный этаж задумывался как мужской – здесь хранятся трофеи хозяина дома. Для оформления интерьера выбраны оттенки, отражающие увлечения заказчика: непосредственно трофейная выкрашена в цвет любимого вина хозяина, а люстра и ручки на дверях сделаны из оленьего рога. В погожий день солнечные лучи бьют из маленьких окошек цоколя, свет попадает на ручки и разлетается медово-коричными отблесками.

Фрагмент столовой. Декор на стене работы дизайнера Томаса Эйка.

Фрагмент столовой. Декор на стене работы дизайнера Томаса Эйка.

В интерьере, кажется, сошлись все природные ресурсы. Здесь много дерева – в столярных изделиях использованы ироко, дуб, сапеле и корень камфоры. Много натурального камня (не только же в цветовой гамме ему присутствовать): мрамор, доломит, кварцит. Также есть металлические детали: например, для огромного, почти пятиметрового камина использовалась анодированная медь, для журнальных столиков, светильников и консолей – латунь, а для сантехники – никель.

Спальня девочки. Кровать, Meridiani, изголовье обшито тканью, Dedar; прикроватные столики и кресло, все — Jonathan Adler. Зеркала, все — Oly Studio.

Спальня девочки. Кровать, Meridiani, изголовье обшито тканью, Dedar; прикроватные столики и кресло, все — Jonathan Adler. Зеркала, все — Oly Studio.

Вишенкой на торте стало искусство: яркие полотна художника Кирилла Василенка, гравюры, привезенные из Франции, винтажные картины, найденные на блошиных рынках Европы, заняли достойное место в цветном интерьере.

Ванная при хозяйской спальне. Сантехника: Dornbracht, Devon & Devon, Villeroy & Boch. Пол выполнен из кварцита. Ширма, Jonathan Adler; столик, Oly Studio.

Ванная при хозяйской спальне. Сантехника: Dornbracht, Devon & Devon, Villeroy & Boch. Пол выполнен из кварцита. Ширма, Jonathan Adler; столик, Oly Studio.

На весь процесс реконструирования и последующие декораторские работы ушло чуть больше года. Теперь в доме новое настроение: легкое и воздушное, совсем как то, которое было в детских воспоминаниях дизайнера. Семье заказчика, по словам Елены Учаевой, интерьер пришелся по душе, и сейчас они по-настоящему счастливо там живут.

Фрагмент хозяйской спальни. Винтажный комод привезен из парижской Galerie Glustin. Зеркало сделано на заказ.

Фрагмент хозяйской спальни. Винтажный комод привезен из парижской Galerie Glustin. Зеркало сделано на заказ.

Текст: Мария Крыжановская 

Фото: Михаил Степанов
опубликовано в журнале №07 (152) Июль 2016

Комментарии