Поместье The Vache в предместье Лондона

Леонид и Ольга Махаринские живут в поместье, основанном еще норманнами. Хозяйка рассказала о своей работе над интерьером.

Первым, кому пришла в голову идея построить дом на нашем живописном холме, был норманнский завоеватель по фамилии Де ла Ваш. В 1066 году он обосновался тут со своей семьей, и до XV века тогдашняя постройка и триста пятьдесят гектаров земли вокруг принадлежали его потомкам. Затем дом продали, и за следующие пятьсот лет поместье сменило несколько десятков владельцев, среди которых были опальные лорды, железнодорожные магнаты и даже профсоюз работников угольной промышленности. Нам поместье досталось по счастливой случайности: предыдущий владелец купил дом у угольного профсоюза в надежде выгодно перепродать. Однако его надежды не оправдались – хотя хозяин здесь не жил, содержание дома обходилось в кругленькую сумму. Владелец мечтал от него избавиться и был очень сговорчив в цене, а мы как раз искали загородный дом недалеко от Лондона. Так мы стали хозяевами викторианского особняка площадью в тысячу двести квадратных метров.

В XVII веке на месте нынешней большой гостиной был двор, куда заезжали повозки с провизией и дровам. В XIX веке двор перекрыли и обнесли стенами.

В XVII веке на месте нынешней большой гостиной был двор, куда заезжали повозки с провизией и дровам. В XIX веке двор перекрыли и обнесли стенами.

Большую часть этого дома построили в XVIII веке, а в середине XIX его расширили. С тех пор дом не перестраивали – поместье The Vache занесено в список памятников архитектуры второго уровня. По английской классификации это почти музей: следующий, первый уровень – самый высокий, и к нему относится, например, Букингемский дворец. 

Гостиная на первом этаже. Мраморный каминный портал, лепной потолок, полосатые обои и выкрашенные в бирюзовый цвет стеновые панели сохранились с XIX века. Резные итальянские буфеты XV века из вишни Ольга купила на аукционе в Манчестере.

Гостиная на первом этаже. Мраморный каминный портал, лепной потолок, полосатые обои и выкрашенные в бирюзовый цвет стеновые панели сохранились с XIX века. Резные итальянские буфеты XV века из вишни Ольга купила на аукционе в Манчестере.

Поэтому, когда мы решили снести хилые стенки, которыми часть первого этажа была поделена на крошечные каморки, нам пришлось ждать разрешения несколько месяцев. А когда мы захотели оборудовать бассейн, архитектор сказал, что к нам пришлют бригаду археологов – они будут решать, не повредит ли строительство дому.

Ткани с гербами для обивки стен Ольга заказывала в Санкт-Петербурге — их набивали вручную. Французские стулья XIX века куплены на аукционе в Лондоне. Рыцарские доспехи хозяину дома подарили друзья. На резной каминной полке — коллекция расписного фарфора японских мастерских “Сацума”, все вазы относятся ко второй половине XIX века. Антикварную посеребренную люстру Ольга купила на аукционе.

Ткани с гербами для обивки стен Ольга заказывала в Санкт-Петербурге — их набивали вручную. Французские стулья XIX века куплены на аукционе в Лондоне. Рыцарские доспехи хозяину дома подарили друзья. На резной каминной полке — коллекция расписного фарфора японских мастерских “Сацума”, все вазы относятся ко второй половине XIX века. Антикварную посеребренную люстру Ольга купила на аукционе.

Впрочем, забот хватало и без глобальной перестройки. Крыша в большом зале протекала: в XVII веке это был внутренний двор, который в XIX веке перекрыли. Несущая конструкция отлично сохранилась, чего нельзя было сказать о кровельных листах, на которых лежала черепица, эти листы полностью сгнили, и их пришлось поменять. 

Фрагмент бильярдной. Викторианский комод с медальонами Wedgwood украшен маркетри из древесины фруктовых пород, XIX век. Пейзаж Рауля Дюфи Леонид и Ольга привезли с аукциона в Америке.

Фрагмент бильярдной. Викторианский комод с медальонами Wedgwood украшен маркетри из древесины фруктовых пород, XIX век. Пейзаж Рауля Дюфи Леонид и Ольга привезли с аукциона в Америке.

Кроме того, в доме стоял страшный холод – англичане ведь говорят, что если тебе холодно, нужно просто надеть еще один свитер. Спасибо угольному профсоюзу – в свое время провел здесь центральное отопление. Но по российским меркам в доме все равно был настоящий ледник, и мы установили двойное остекление. Слесаря, который взялся за наши ржавые трубы, мы нашли с огромным трудом: точного плана коммуникаций в таких старых домах просто не существует. Например, в прошлом году у нас отключилась горячая вода, так протечку несколько дней искала целая экспедиция.

Гостевая спальня в восточном стиле. Кровать с металлическим каркасом Ольга нашла в Лондоне. В углу — шкаф с коллекцией гжели, привезенной из России. Кресла, Baker.

Гостевая спальня в восточном стиле. Кровать с металлическим каркасом Ольга нашла в Лондоне. В углу — шкаф с коллекцией гжели, привезенной из России. Кресла, Baker.

Зато деревянная отделка дома была в прекрасном состоянии – здание ни разу не зимовало без отопления, поэтому стеновые дубовые панели, лестницу в большом зале и резной каминный портал в столовой мы просто почистили и заново покрыли лаком. Паркет, правда, износился, и его пришлось менять во всем доме. 

Парадный фасад дома — северный. Перед ним разбит французский партер.

Парадный фасад дома — северный. Перед ним разбит французский партер.

Пока я подбирала мебель, неплохо изучила историю искусств. У меня даже есть маленькие аукционные победы – например, резные буфеты XV века я купила на аукционе в Манчестере почти вслепую – по картинке. А оказалось, это практически музейные вещи. Если живешь в доме с тысячелетней историей, невольно станешь специалистом – положение обязывает.

Перед домом скульптура “Петля Мёбиуса” работы Андрея Налича.

Перед домом скульптура “Петля Мёбиуса” работы Андрея Налича.

Стилист: Фанни Уард

Фото: саймон аптон
опубликовано в журнале №5 (51) май 2007

Комментарии