Квартира на Мосфильмовской, 130 м²

Дом на Мосфильмовской — идеальная ­обертка для геометричных интерьеров мастерской za bor. Архитекторы воспользовались ситуацией с ­максимальным эффектом. 

TV-зона в гостиной. Глубокий шкаф во всю стену выполнен по эскизам архитекторов. В нем преду­смотрено место для ТВ и биокамина. Модульный диван Landscape и кресло Living Landscape 750, Walter Knoll. Торшер, Foscarini. Потолочный светильник сделан на заказ.

TV-зона в гостиной. Глубокий шкаф во всю стену выполнен по эскизам архитекторов. В нем преду­смотрено место для ТВ и биокамина. Модульный диван Landscape и кресло Living Landscape 750, Walter Knoll. Торшер, Foscarini. Потолочный светильник сделан на заказ.

Квартира действительно находится “на грани” – она угловая. Ломаная архитектура Дома на Мосфильмовской проявлялась в ней ощутимо. “Стены дома не вертикальные; чтобы не было дискомфорта, пришлось их выровнять, – рассказывает архитектор Петр Зайцев, листая на экране чертежи объекта. – Еще мы расширили окно в гостиной, убрав подоконник, и сделали остекление в пол, чтобы максимально раскрыть вид с высокого этажа». В остальном квартира площадью 130 м² оказалась подходящей планировки, ничего менять не потребовалось. Гостиная с кухней и столовой расположились в той ее час­ти, окна которой выходят на МГУ. Из кабинета и спальни видны Мосфильмовская, Москва-­река, Лужники.

Гостиная (часть общей зоны с кухней и столовой). Стеллаж из искусственного камня, рама для картины и стол выполнены на заказ по чертежам мастерской za bor. Барные стулья Andoo, Walter Knoll. На полу черный и белый мрамор с богатым рисунком — хозяин квартиры выбрал его еще до начала ремонта. Такой же мрамор использован в ванной и коридоре.

Гостиная (часть общей зоны с кухней и столовой). Стеллаж из искусственного камня, рама для картины и стол выполнены на заказ по чертежам мастерской za bor. Барные стулья Andoo, Walter Knoll. На полу черный и белый мрамор с богатым рисунком — хозяин квартиры выбрал его еще до начала ремонта. Такой же мрамор использован в ванной и коридоре.

Владелец, человек немолодой и со сложившимся вкусом, всегда предпочитал классические интерьеры, но то, что ему предлагали в этот раз, его не радовало. Проект буксовал, и субподрядчики порекомендовали архитекторов мастерской za bor. После первых 3D-эскизов началась активная работа. Клиент знал, чего хочет, и заранее выбрал некоторые отделочные материалы (например, особый мрамор с прожилками), но ни на чем не настаивал; работа шла плавно. Обязательные пункты, например библиотека и обширные системы хранения, кабинет в темных тонах с кожаным столом и диваном, большой биокамин, не вызвали сложностей и стали для архитекторов интересными ­задачами.

Холл с видом на кабинет. Белые итальянские двери высотой от пола до потолка облицевали шпоном под американский орех, чтобы они гармонировали с ореховыми полами и мебелью в кабинете и спальне. Слева зеркальный шкаф-гардероб.

Холл с видом на кабинет. Белые итальянские двери высотой от пола до потолка облицевали шпоном под американский орех, чтобы они гармонировали с ореховыми полами и мебелью в кабинете и спальне. Слева зеркальный шкаф-гардероб.

Как правило, архитекторы выбирают мебельные бренды и поставщиков, проверенных временем, но любящие нестандартные решения Арсений Борисенко и Петр Зайцев привыкли доверять лишь себе. В интерьерах мастерской za bor всегда много предметов, которые архитекторы сами проектируют. Для этого проекта дизайнеры придумали большую часть обстановки и светильников.

Стены кабинета частично обшиты американским орехом. Из него же сделан пол. Торшер, Foscarini. Раскладной кожаный диван Prince, Milano Bedding. Кабинет невелик, поэтому авторы проекта придумали хитрость: не попавший в кадр письменный стол оснащен электроприводом и легко перемещается, чтобы освободить место, когда появляется необходимость разложить диван.

Стены кабинета частично обшиты американским орехом. Из него же сделан пол. Торшер, Foscarini. Раскладной кожаный диван Prince, Milano Bedding. Кабинет невелик, поэтому авторы проекта придумали хитрость: не попавший в кадр письменный стол оснащен электроприводом и легко перемещается, чтобы освободить место, когда появляется необходимость разложить диван.

“С этими строителями наше бюро реализовало около двух десятков объектов, поэтому вместо авторского надзора мы думали над поиском интересных решений, – вспоминает Арсений Борисенко. – Зная, что мы не терпим выступающих деталей, они, например, сами предложили установить аспирационную систему пожарной сигнализации (это трубки, которые всасывают воздух и пропускают его через сканер). Поэтому нигде нет датчиков – на потолках видны лишь миниатюрные точки. Кроме того, строители придумали и изготовили безрамочные вентиляционные решетки и множество других полезных штук, позволивших выдержать квартиру в лаконичном ключе”.

Обеденный стол, Riva 1920. Светильник сделан на заказ по эскизам мастерской za bor. Эта модель фактически запущена в серию и использована авторами уже в нескольких проектах.

Обеденный стол, Riva 1920. Светильник сделан на заказ по эскизам мастерской za bor. Эта модель фактически запущена в серию и использована авторами уже в нескольких проектах.

В этой квартире вообще много сложных решений. Например, огромный шкаф во всю стену в гостиной, который выглядит как стенные панели, белый открытый стеллаж, изготовленный по месту из искусственного камня. Но самой экзотической задачей стала “электрификация” рабочего стола. Требовалось добиться возможности легко раскладывать диван в небольшом кабинете, поэтому стол решили сделать мобильным. Так у стола появились направляющие (по которым он ездит) и скрытый электрический блок.

Стол на кухне сделан по чертежам авторов проекта. Он идеально сочетается с геометрией потолочных светильников и мраморных плит на полу. Барные стулья Andoo, Walter Knoll. Кухонный гарнитур Viva, Maistri Innovation.

Стол на кухне сделан по чертежам авторов проекта. Он идеально сочетается с геометрией потолочных светильников и мраморных плит на полу. Барные стулья Andoo, Walter Knoll. Кухонный гарнитур Viva, Maistri Innovation.

Отделке было уделено особое внимание: двери от пола до потолка покрыты шпоном, подобранным под паркетную доску, в ванной и гостиной уложены разные сорта мрамора, полы и часть стен покрыты американским орехом. Сложное сочетание материалов и фактур за счет нейтральной гаммы создает гармоничный и лаконичный образ, не укладывающийся в канву ярких проектов мастерской za bor. Архитекторов это не смущает: “Мы не придерживаемся какого-то стиля, мы просто так видим. К нам приходят люди со схожими вкусами, в результате появляются наши интерьеры. Для нас ценно, что удается сделать интерьер конкретного человека отчасти своим. Это замечательный синтез, – считает Петр. – А что касается фирменных “углов”, как человек, живущий в такой архитектуре, я могу сказать: они не угнетают. Мне кажется, плавные линии могут раздражать значительно сильнее”. 

Спальня. Кровать Assuan High с кожаным изголовьем, Axil. Прикроватная тумба Onda, Poliform. Потолочный светильник Slim 0916, Vibia. Стены обшиты американским орехом.

Спальня. Кровать Assuan High с кожаным изголовьем, Axil. Прикроватная тумба Onda, Poliform. Потолочный светильник Slim 0916, Vibia. Стены обшиты американским орехом.

Столовая зона. Обеденный стол, Riva 1920. Из окон в этой части квартиры открывается вид на МГУ.

Столовая зона. Обеденный стол, Riva 1920. Из окон в этой части квартиры открывается вид на МГУ.

Текст: Вадим Костырин

Фото: Сергей Ананьев
опубликовано в журнале №07 (152) Июль 2016

Комментарии