В гостях у Наоми Уоттс

Звезды – они, знаете, тоже люди. Сколько бы у них ни было номинаций на “Оскара”, они точно так же, как простые смертные, волнуются из-за квартир, ремонтов, переездов. “Я вот до сих пор не уверена, всё ли мы сделали правильно? – нервно смеется Наоми Уоттс, показывая мне холл квартиры, в которую они переехали с мужем, актером Ливом Шрайбером, двумя сыновьями, восьмилетним Александром и семилетним Сэмюэлем, и йоркширским терьером Бобом. – Может, квартира великовата? Может, мы ее “замучили”? Может, вообще не надо было переезжать?”

Наоми Уоттс в столовой своей новой квартиры в Нью-Йорке. Светильник, Apparatus Studio. Стол, Ralph Lauren Home. Стул, Sol & Luna. Зеркало и комод антикварные, туарегский ковер — винтажный.

Наоми Уоттс в столовой своей новой квартиры в Нью-Йорке. Светильник, Apparatus Studio. Стол, Ralph Lauren Home. Стул, Sol & Luna. Зеркало и комод антикварные, туарегский ковер — винтажный.

История квартиры чьи угодно нервы могла бы истощить. До поры до времени Наоми жила себе спокойно в Лос-Анджелесе, куда переехала из Австралии после того, как ее карьера пошла в гору. “Но потом я встретила Мистера Нью-Йорк, и все изменилось”, – улыбается она. Мистер Нью-Йорк – это, понятно, Шрайбер, который уговорил избранницу поселиться с ним. “Мы жили в районе Нохо и были абсолютно счастливы”. Потом родились дети, Наоми с Ливом все еще были счастливы, но почувствовали необходимость слегка увеличить жилплощадь. И началась Охота.

Гостиная. Бархатные диваны, RH. Между ними консоль, Ralph Lauren Home. Журнальный столик по дизайну Роберта Плуховски. Круглое кресло у окна, Garza Marfa. Придиванные столики, Blaxsand. Торшер, Ralph Lauren Home. На стене картина Пола Мурхауса и маска из Габона.

Гостиная. Бархатные диваны, RH. Между ними консоль, Ralph Lauren Home. Журнальный столик по дизайну Роберта Плуховски. Круглое кресло у окна, Garza Marfa. Придиванные столики, Blaxsand. Торшер, Ralph Lauren Home. На стене картина Пола Мурхауса и маска из Габона.

Уоттс говорит, что при поиске недвижимости в Нью-Йорке нельзя рассчитывать, что удастся найти в точности то, что нужно. Но им с Ливом удалось максимально приблизиться к желаемому – в здании на берегу Гудзона они нашли две квартиры одна над другой, и вышел дуплекс. Но тут судьба подкинула им новое испытание – случился ураган “Сэнди”, и их свежекупленную квартиру затопило. Несколько месяцев они просто не могли попасть в здание. Когда вошли и посмотрели, во что превратилась квартира, прослезились и наняли архитектора. А потом еще одного. И еще. Но ничего не получалось – не нравилось, “не шло”. Через два года после оформления сделки квартира все еще стояла голой бетонной коробкой. “Ремонт никому легко не дается”, – назидательно говорит Наоми.

Игровая комната. Диван, Living Divani. Светильники по дизайну Майкла Анастасиадиса, Flos.

Игровая комната. Диван, Living Divani. Светильники по дизайну Майкла Анастасиадиса, Flos.

Дело сдвинулось с мертвой точки, когда Наоми и Лив обратились в дизайн-бюро Ashe + Leandro, основанное декораторами Ариэль Эш и Рейналдо Леандро. “Этот проект делался на стероидах – нам нужен был быстрый результат, – рассказывает Леандро. – За четыре месяца мы подготовили все рабочие чертежи, за десять – закончили весь ремонт. Головокружительно быстро. Но весело. Наоми очень помогла – у нее отличный вкус, тонкое чутье, она стала для нас настоящим соавтором”. 

Кухня. Светильники, The Lamp Goods. Микроволновка, Wolf. Шкафы и вытяжка по проекту дизайнеров интерьера.

Кухня. Светильники, The Lamp Goods. Микроволновка, Wolf. Шкафы и вытяжка по проекту дизайнеров интерьера.

Она предложила, например, сделать на кухне диванчик. “Барные стулья – это для гостей или быстрого перекуса. Но на кухне нужно место, где можно устроить семейные обнимашки!” – говорит актриса.

Наоми, Лив и их сыновья Александр и Сэмюэль на кухне. Диванчик из высветленного каштана сделан по настоянию Уоттс для обнимашек.

Наоми, Лив и их сыновья Александр и Сэмюэль на кухне. Диванчик из высветленного каштана сделан по настоянию Уоттс для обнимашек.

Получившаяся в итоге квартира соединяет в себе три вещи, за которые ценится недвижимость в Нью-Йорке: уют старых таунхаусов (входная зона), голливудская торжественность дуплексов (парадная лестница) и богемность лофтов (планировка второго, семейного этажа). Декор полон обаятельных контрастов: над брутальным обеденным столом висят нежные, как серьги-капельки, светильники, в темной синей спальне вдруг оказываются занавески в цветочек. Квартира очень похожа на хозяев – плечистого, слегка сурового Лива и хрупкую, изящную Наоми.

Спальня хозяев. Кровать, RH. Тумбочки, Ralph Lauren Home. Скамья в изножье — винтажная. Стены обиты тканью, Clarence House. Шторы, Duralee.

Спальня хозяев. Кровать, RH. Тумбочки, Ralph Lauren Home. Скамья в изножье — винтажная. Стены обиты тканью, Clarence House. Шторы, Duralee.

Сурового и плечистого Лива спросить про любимое место в квартире не удалось. А вот хрупкая и изящная Наоми, услышав вопрос, покраснела как рак и призналась: “Глупо, конечно. Но мне очень нравится, что у меня наконец есть просторная кладовка – в нее прямо войти можно и копаться в разных банках!” Звезды – они ведь тоже люди, знаете. И счастье им приносят самые обычные вещи и милые домашние удобства.

Спальня мальчиков. Подушки, Ralph Lauren Home. На стене работы брата Наоми, Бена Уоттса, — он профессиональный фотограф.

Спальня мальчиков. Подушки, Ralph Lauren Home. На стене работы брата Наоми, Бена Уоттса, — он профессиональный фотограф.

Ванная хозяев квартиры. Ванна, Victoria + Albert; фурнитура, Dornbracht. Светильник, Ralph Lauren Home. Плитка, Waterworks.

Ванная хозяев квартиры. Ванна, Victoria + Albert; фурнитура, Dornbracht. Светильник, Ralph Lauren Home. Плитка, Waterworks.

Текст: Майкл Хайни

Фото: дуглас фридман
опубликовано в журнале №08 (153) Август 2016

Комментарии