Вилла в Италии

Элизабетта Аванзини-Морандини искала новый дом для проведения каникул. Выбирала долго, тщательно просматривая различные объекты, но в конце концов нашла виллу XIX века, расположенную в старинной итальянской деревне под названием Версилия. 

Гостиная. Светильники из серии Noguchi, Vitra; люстры, дизайнер Вернер Пантон; диван Raffles, De Padova; журнальный столик Tulip, дизайнер Эро Сааринен, Knoll. Скульптура Rhino Sospeso работы Стефано Бомбардьери.

Гостиная. Светильники из серии Noguchi, Vitra; люстры, дизайнер Вернер Пантон; диван Raffles, De Padova; журнальный столик Tulip, дизайнер Эро Сааринен, Knoll. Скульптура Rhino Sospeso работы Стефано Бомбардьери.

В каменном здании и так было очень просторно, вдобавок предыдущие владельцы, увлекавшиеся искусством, переделали помещение, где когда-то проводилась резка мрамора, под художественную галерею, добавив таким образом полезной площади.

Дочь хозяйки Летиция позирует в венецианской маске в гостиной. Диваны Raffles, De Padova; комод, Fornasetti; стул, Cassina; старинный ковер, Sartori.

Дочь хозяйки Летиция позирует в венецианской маске в гостиной. Диваны Raffles, De Padova; комод, Fornasetti; стул, Cassina; старинный ковер, Sartori.

Элизабетта – человек увлекающийся. Ей нравится и мода, и искусство, и вообще просто все красивое и желательно эксклюзивное. За обустройство нового дома она тоже взялась рьяно и увлеченно. В помощь себе позвала Джакомо Дзенукки, который занимался всеми техническими моментами вроде заказа и доставки мебели, и, конечно, Паолу Моретти. Последняя выполняла функции, так сказать, креативного директора, предлагая свои идеи, координируя выбор мебели и аксессуаров. В частности, ее заслуга – люстры от Вернера Пантона и светильники из рисовой бумаги от японского дизайнера Исаму Ногучи.

Фрагмент гостиной. Кресло, дизайнеры Чарлз и Рэй Имз; светильники из серии Noguchi, Vitra.

Фрагмент гостиной. Кресло, дизайнеры Чарлз и Рэй Имз; светильники из серии Noguchi, Vitra.

Вообще говоря, хозяйка – любительница обратиться за советом к разным людям и выслушать сотню мнений по тому или иному вопросу, поэтому наличие такого человека, как Паола, было просто необходимым, чтобы придерживаться единого сценария и не распыляться по разным жанрам. В ее голове как раз наоборот – все предельно четко: Паола не заигрывается с декором, а любит пространство, свет и ясные формы. Поэтому было решено сделать большую общую зону, не перегороженную никакими стенами, – отделили только кухню, да и то раздвижной дверью. 

Вид на зону столовой с антресоли. Кресла антрацитового цвета, B&B Italia; стулья Y, дизайнер Ханс Вегнер; деревянные стулья, Piet Hein Eek; корзинки на столе, Annalisa Cocco.

Вид на зону столовой с антресоли. Кресла антрацитового цвета, B&B Italia; стулья Y, дизайнер Ханс Вегнер; деревянные стулья, Piet Hein Eek; корзинки на столе, Annalisa Cocco.

Условными границами комнат являются металлические рамки, которые, впрочем, выполняют чисто декоративную функцию. Ну и еще есть изолированный второй этаж, на который ведет железная винтовая лестница. Объем получился внушительным – в самой высокой точке потолок достигает 9,5 м, поэтому воздуха и свободы здесь предостаточно.

Каменная серая рабочая поверхность сделана на заказ под кухонный гарнитур от компании Boffi.

Каменная серая рабочая поверхность сделана на заказ под кухонный гарнитур от компании Boffi.

Хозяйка не любит яркие цвета – всем на свете предпочитает черный, белый и их оттенки. Это пришлось как нельзя кстати при оформлении виллы. Старинные стены известкового цвета отлично “поженились” с мебелью и аксессуарами жемчужно-серого и белого цветов. 

Хозяйская спальня. Комод, дизайнер Джо Понти; арт-объект Specchio Monouso работы Стефано Бомбардьери; кресло, дизайнер Марк Ньюсон, Cappellini; торшер из серии Noguchi, Vitra; столик, Fornasetti; ночник, Castiglioni for Flos.

Хозяйская спальня. Комод, дизайнер Джо Понти; арт-объект Specchio Monouso работы Стефано Бомбардьери; кресло, дизайнер Марк Ньюсон, Cappellini; торшер из серии Noguchi, Vitra; столик, Fornasetti; ночник, Castiglioni for Flos.

Искусство здесь было подобрано тоже по цветовой гамме – всё как будто выбеленное или запылившееся. Но один объект, несмотря на его серый цвет, сильно выделяется среди прочих. Это носорог, подвешенный под потолком между зоной гостиной и столовой. Он, кстати, был первым арт-объектом, предложенным Паолой Моретти хозяйке, с него-то и началась коллекция искусства для этого дома. “Я думаю, что носорог идеально подходит для гостиной с высокими потолками и полностью вписывается в структуру, которую формируют металлические перекрытия, они будто обрамляют этот стоп-кадр зависшего в вакууме тела”, – комментирует Паола Моретти.

Буфет и фарфор, стоящий в нем, Astier de Villatte.

Буфет и фарфор, стоящий в нем, Astier de Villatte.

Кухня тоже выполнена в натуральных цветах. Она небольшая, но максимально практичная: хозяйка очень любит готовить, поэтому эстетические вопросы здесь не должны были перекрыть функциональность.

Собака хозяйки по кличке Тото спускается по лестнице, ведущей в спальню.

Собака хозяйки по кличке Тото спускается по лестнице, ведущей в спальню.

Рядом с домом обустроена зона патио, в которой поставили плетеную мебель. А вокруг виллы разбит тенистый сад, где растут апельсиновые и лимонные деревья. Ароматы весной стоят удивительные. Хозяйка вместе со своими собаками частенько отправляется на прогулку пешком или на велосипеде через сад и сосновый бор прямиком к морю. А потом возвращается домой, где ее уже запросто может ждать большая компания друзей, собравшаяся в просторной гостиной под носорогом.

Дворик и вид на сад. Мебель, Dedon; ковер, Paola Lenti.

Дворик и вид на сад. Мебель, Dedon; ковер, Paola Lenti.

Текст: Ваниа Дзордзи
Продюсер: Паола Моретти

Фото: валентина соммарива
опубликовано в журнале №08 (153) Август 2016

Комментарии